EroticText.ru — лучшие эротические рассказы и истории, огромная библиотека эротических рассказов всех категорий. Пришлите нам Ваш эротический рассказ!
ЭРОТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ:

Название:

МЕМУАРЫ: секс в СССР был ЧАСТЬ ПЯТАЯ


Автор: arianin
Категория: Эротика, Остальное
Добавлено: 10-10-2018
Оценка читателей:

МЕМУАРЫ: секс в СССР был

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

НАЧАЛО ХОЛОСТЯЦКОЙ ЖИЗНИ

Правда, ощутив себя брошенным своей возлюбленной, неожиданно почувствовал себя свободным и независимым. После ее предательства решил, что снова могу встречаться с кем угодно и когда угодно. Мог заночевать у друга или подруги, не придумывая оправданий, не выслушивая женских укоров и истерик.

Последние две недели августа у меня началась жизнь холостяка. Сначала меня атаковали подружки бывшей жены. Затем подружки и знакомые с моей уже бывшей работы. Они, как сговорились, являясь ко мне домой или созваниваясь о встрече. И оказалось, что все готовы сразу переспать со мной.

Первой позвонила мне Александра, которая в свое время, будучи уже слегка беременной, отдалась мне в кустах в ожидании своей подруги, а тогда моей жены. Позвонила, якобы, узнать, а, действительно ли, я развелся? А не хочу ли я поговорить об этом, излить душу? Зная ее близкие отношения с «бывшей», подумал, а пусть она расскажет этой суке, как мне хорошо без нее. С этой мыслью пригласил к себе домой. К тому времени я уже не задумывался на работе мать или нет. У меня уже оставалась ночевать женщина, Лена, очень красивая бывшая сокурсница по институту.

Правда, в день рандеву с Александрой, мать работала. Сашка пришла после пяти, одетая в узкое цветастое платье, где преобладали темные краски. С последней нашей встречи она слегка располнела. Попа стала больше, но ноги оставались все такими же тонкими и длинными. Сочетание таких ног и тяжелой попы придавало ей сексуальный шарм. Она волновалась, но я ее волнение принял за беспокойство о том, как сложится разговор. Я накрыл журнальный столик, выставил бутылочку вина, конфеты, апельсины. Его я накрыл в своей комнате, где стоял незыблемо мой еб…ный станок — диван, повидавший до женитьбы достаточное количество баб.

На него мы и сели. Разговор начался с обычных вопросов о жизни, о быте, о семье, о детях. Разговорились. И я узнал много интересного из прежней жизни бывшей жены и ее сексуальных фантазиях, которые она желала воплотить, будучи замужем. Например, ей очень хотелось заняться свингерством.

- Мы как-то с ней разговорились, и она призналась, что была бы не против заняться сексом с моим мужем, в то время когда ты будешь в постели со мной…

- И что помешало воплотить такие заманчивые планы в действительность? По-моему твой муженек горел желанием засадить ей. Да и я, если вспомнить, не отказался вставить между твоих ног…

Сашка посмотрела на меня долгим взглядом:

- Это еще не поздно и повторить.

- Как же не поздно! Мы уже развелись…

- Я имела в виду не мужа и твою бывшую жену, а нас с тобой…

- Тогда мы зря теряем время, — подвел я итог разговорам и подсел к женщине так близко, чтобы своим бедром касаться ее бедра. Одна рука мягко легла на ее затылок, а вторая на колено подруги.

Александра отреагировала адекватно. Мне не пришлось даже притягивать ее к себе. Наши губы соединились в поцелуе, а руки стали трогать, ласкать, проникать в самые интимные места. Постепенно мы начали раздевать друг друга. Не торопились. С нее кроме платья лифчика и трусов снимать было нечего. Да и я оделся легко: футболка, джинсы и трусы. Первым, в чем мать родила, оказался я. Сашка тоже оставалась в одних прозрачных трусиках, но я не спешил их с нее снимать, а продолжал целовать в губы, переходя к поцелуям грудей, сосков, живота. Не забывал ласкать и руками, изредка проникая ими в трусы женщины, поглаживая ей попу, проникая пальцами в промежность, легко касаясь клитора. Сашку это заводило, по-моему, даже больше, чем предстоящий половой акт. Или она заводилась в предвкушении его.

В структуре ее промежности меня удивило то, что клитор и влагалище женщины находились на довольно приличном расстоянии друг от друга. У бывших своих женщин я такого не встречал. Зато понял, что самая лучшая поза, в которой мой член проникнет глубже всего в Сашку — это «раком» или в « наезднице наоборот». И та, и другая поза открывали мне вид ее достаточно большой, круглой и слегка оттопыренной попы, что придавало дополнительную пикантность сексу. С такой попой контрастировали Сашкины ноги, которые были длинными и худыми. При первом нашем сношении я ничего этого не заметил, потому что перепих проходил вечером, в кустах и в спешке.

По всей видимости, я не был первым и даже вторым ее любовником, потому что она очень быстро со мной освоилась, не пытаясь привыкнуть к телу и члену. У этой женщины в сексе появились условные рефлексы, которым она безотчетливо следовала, не сомневаясь в успехе. Мягко высвободившись из моих объятий, Сашка смело приступила к минету, проявив мастерство не только в посасывании и лизании члена, но и в его глубоком заглатывании. От такого орала я кончил ей в рот. Именно она стала первой женщиной, чей рот наполнился моей спермой.

Александра не стала плеваться или удивляться этому. Она просто проглотила ее и сладострастно облизалась, заодно слизав и остатки спермы с члена. Ее поведение возбудило и я, подняв Сашку с колен, буквально сорвал с нее трусики и, повернув ее к себе попой, нагнул и принялся за женскую промежность, не раздвигая ей ног.

Начал от попы, смачивая слюной ее анальное отверстие, чтобы оно размягчилось и прониклось желанием раскрыться. Когда же это случилось, мой палец слегка проник внутрь, а язык проник в мокрое влагалище. Сучка со сладострастным стоном дернулась, но не отстранилась, а напротив, стала двигать попой, насаживаясь на палец и на язык. Когда же мой язык перебрался к клитору, для женщины перестали существовать ощущения в попе и влагалище. Мало того, она, задрожав, не смогла больше стоять, а опустилась на диван. Пришлось менять позу. Теперь она лежала с широко раздвинутыми ногами, раззявив входное отверстие. Отверстие показалось мне не великим, но общая картина промежности произвела впечатление. Почувствовав, что член оживает, я усилил ласки клитора, чтобы оргазм женщины продлился, но с уже вставленным в нее членом.

Удалось подгадать. Стоны женщины, переросшие в продолжительный крик, наверняка, при открытых окнах, услышали на улице. Правда, никто, наверное, не смог определить, с какого этажа слышатся эти крики удовольствия и удовлетворения. Впрочем, пока она орала, я успел кончить вторично, только уже не в рот, а в нее, нисколько не заботясь, забеременеет Александра или нет. Подруга, испытав такой пронзительный и продолжительный оргазм, долго не могла придти в себя. Я присел на пятки и с интересом наблюдал, как из широко раскрытого влагалища, вытекает моя сперма, как возбужденный клитор, успокаивается и уменьшается в размерах, как постепенно сужается отверстие, превращаясь в маленькую дырочку…

Вынырнув из нирваны, женщина произнесла:

- Я от тебя сегодня не уйду, пока не перепробую все виды секса!

После второго оргазма мой член встал в боевую стойку через минуту, еще до того, как она очнулась. Поэтому, указав ей на него, я произнес:

- Ты, надеюсь, понимаешь его полное согласие с твоим желанием. А поскольку он не только не испытал все возможные позы, но даже не добрался до всех твоих входных отверстий, то тебе действительно придется у меня задержаться на неопределенное время…

Мать меня ни о чем не спрашивала, а в день, когда не работала, она собралась к своей подруге и уехала на целый день.

Александра ушла от меня на третий день в воскресенье вечером. Я посадил полупьяную от обилия секса Сашку в такси, не интересуясь, как она будет объясняться со своим мужем.

А через день во вторник, часов в семь вечера, ко мне заявилась соседка по подъезду, Светлана, под предлогом, что ее пьяный муж обуян ревностью ко мне. Прибежала она одетая в короткий халатик с не застегнутой пуговицей, откуда выглядывали серовато-синие трикотажные трусики-шорты. Я, в общем, тоже был одет по-домашнему: тонкие тренировочные брюки, футболка.

Женщина была в моем вкусе: русоволоса, мелкие черты лица, маленькая, худенькие узкие плечи, круглая попка, мила и симпатична. Я давно положил на нее глаз, но мой брак и ее замужество, наличие у женщины двоих детей, всякий раз охлаждали мою похоть. К тому же, останавливало и соседство по подъезду. Но с августа в моей жизни и взглядах многое изменилось.

Пригласив Светку зайти, я сразу же поинтересовался, а не обижает ли ее неправедный пьяный гнев супруга?

- Меня, например, обижает, — заявил я, — что он ревнует тебя ко мне без всякой причины!

Говоря это, я взял ее за руку и провел к себе в комнату, посадив на диван. Она проявила полное послушание. Сам сел напротив в кресло.

- Меня, конечно, обижает его несправедливость, но он пьяный, — виновато ответила соседка.

- Тогда, может быть, и нам с тобой выпить? Ты, что предпочитаешь?

- Я бы сейчас выпила водки… — произнесла Света.

- Отлично! У меня есть «чекушка».

Полез в бар и достал бутылку со стопками. Разлил.

- Выпьем за то, чтобы нас несправедливо не ревновали!

Соседка согласно кивнула. Выпили.

- Ах, черт! — увидев, что Светка сморщилась от выпитого, произнес я, — про закуску-то я забыл! А у меня есть отличные соленые огурчики!

- Не надо. Без закуски я быстрее пьянею, — заявила женщина.

- Хочешь запьянеть?

- Хочу. На трезвую голову спариваться с чужим мужчиной как-то стремно.

- Ты готова спариться со мной?

- Еще по одной рюмашке и через пять минут можно и перепихнуться. У меня давно уже зародилось такое желание внизу живота, только мозги не позволяли.

Я налил еще по одной. Выпили. У меня уже член изготовился к погружению в эту женщину, но я не спешил. Прошло пять минут.

- Начнем с ванной? — поинтересовался я.

- Начнем с минета, — уверенно заявила подруга, и рука ее полезла ко мне в «треники». Я не сопротивлялся. Узкая женская рука оказалась теплой и мягкой. Она сразу нашла и ухватила то, что составляло суть минета. Вытащила наружу и вместо закуски, взяла член в рот. Жевать не стала, стала сосать, лизать, двигать им у себя во рту. Делала все качественно, мягко, зубами по члену не скребла.

Я, чтобы не напрягать член с яйцами резинками от трусов и штанов, приспустил свою одежду до колен. Футболку успел снять ранее. Светик, не отрываясь от члена, стала пытаться освободиться от халатика. Но работать ртом и снимать халат не получилось, поэтому пришлось вмешаться. Сняв халатик, она показалась мне еще меньше и худее, правда, рот и руки женщины исправно трудились, а я получал настоящее удовольствие. Чтобы как-то отблагодарить подругу за энтузиазм, стал ласкать ее маленькие груди, гладить спину, доходя до попы. Чувствуя, что женщина уже на взводе, принялся стаскивать с нее трусы. Для этого пришлось лечь в позу 69. Пока я снимал единственное оставшееся нижнее белье, успел перецеловать все части женского тела за исключением промежности. Сделал это специально, заметив, как подруга начала размякать с приближением поцелуев к интимному месту.

Поэтому, только сняв с подруги трусы, на обратном ходе стал, раздвигая ей ноги, ласкать внутренние части бедер, подбираясь к промежности. Тело соседки стало выгибать вверх. Покрывая поцелуями тело вокруг промежности, я внимательно наблюдал за ее метаморфозами. На глазах, закрытые ранее большие половые губы, раскрылись, предоставив моему взору клитор и раскрывающуюся «розочку» малых половых губ, за которыми вначале проглядывалось малюсенькое отверстие. В скором времени это отверстие стало увеличиваться, раскрывая вход во влагалище, которое манило в свои глубины. Когда вход достаточно открылся, удалось рассмотреть внутренние его органы: канал и матку. Внутри и снаружи влагалище было мокрым, и оно дышало жаром. Не мускусного, ни ванильного запаха не ощущалось, его просто не было.

Я со сладострастием припал к этому влажному, мягкому и горячему «источнику». Женщину подбросило от наслаждения, и она застонала громко и протяжно.

- У меня такого еще никогда не было! — в перерыве между стонами выдавила из себя Света. — Это что-то божественно-дьявольское! Ты не боишься, что я откушу тебе член?

Оторвавшись от ласк, я признался, что мне это как-то не приходило в голову, что была только мысль доставить ей максимум восторга от секса со мной.

- Тебе… Аааааа! Удалось… Ааааааааааа, это сделать! Аааааааааааааааааааа! — закричала соседка, переходя в состояние оргазма.

Ее начало колбасить, как большинство прочих женщин. Я, стараясь усилить ее оргазм, активировал напор на клитор, проникая языком и во влагалище. Женщина от «свалившегося» на нее наслаждения, видимо, потеряла ощущение реальности. Она даже прекратила орать. Ее с широко раскрытыми глазами только постоянно била дрожь и периодически передергивало. Я понял, что подруга в предобморочном состоянии. Не желая, чтобы соседка потеряла сознание, прекратил ласки. Светкины глаза, наконец-то, закрылись, и она, распластавшись, затихла.

Через минут пять женщина, не открывая глаз, спросила:

- Ты хочешь свести меня с ума?

- Да, — признался я.

- Зачем? Я старше тебя на шесть лет. Замужем, двое детей. Никаких перспектив.

- Не задумывался. Просто женщинам со мной должно быть очень хорошо. Иначе я не получаю достаточного удовлетворения от секса.

- Я не встречала таких мужчин. Мои мужья беспокоились только о себе. Засунут, кончат и к стенке…

- И ты считала, что это нормально?

- Считала. И, если бы не сегодняшний вечер, то и продолжала бы считать. Некоторые мужчины, да и женщины, считают, что женщине нельзя постоянно получать удовлетворение от секса, иначе ей захочется испытывать подобное состояние часто и постоянно. А поскольку женщина — существо ненасытное, то ее желание испытывать оргазм может привести к частым изменам мужу.

- Получается, что подобная теория поддерживает миф о моногамности женщины. Действительно, если не испытывать удовольствия от секса, то и заниматься им не возникнет желания. Так, по необходимости: для продолжения рода и поддержания здоровья. Так я, выходит, тебя развращаю?

- Выходит, — хихикнула соседка. — Развратишь еще?

- С удовольствием! Только уже традиционным для тебя способом.

- Кто бы возражал! — плотоядно произнесла женщина, раздвигая ноги.

Оказавшись между ее ног, я подхватил соседку под ляжки, оторвав женскую попу от дивана. Влагалище находилось ровно посредине промежности, поэтому момент засаживания головки члена в него я смог наблюдать во всех деталях. Удалось увидеть и начало первых движений члена. При движении внутрь, малые половые губы женщины также уходили внутрь, а при обратном движении они вылезали наружу, плотно обнимая его ствол и не давая члену вырваться из влагалища. Губы были влажными и мягкими и почти не ощущались пенисом, но их рецепторы оказывали на него сильное возбуждающее воздействие. Помимо того, визуальная картинка процесса полового акта, дополняла психо-эмоциональное возбуждение. Но, несмотря на сильнейшее возбуждение, я никак не мог кончить. Предыдущие три дня секса с Александрой, видимо, истощили мои запасы спермы, которые до сегодняшнего дня не успели нормально восстановиться.

Однако член стоял, словно каменный, сам по себе, не напрягая брюшного пресса. И когда он вылезал наружу, то казался толще и длиннее обычного. Это отметила и соседка:

- Какой он у тебя большой! Даже гигантский! Продолжай, продолжай, не останавливайся! Такого наслаждения я еще никогда не испытывала!

Она ухватилась обеими руками за мои ягодицы и начала натягивать себя на мой член, загоняя его с каждым разом все глубже и глубже в себя. Я не сопротивлялся. Наоборот, ее возбуждение передавалась дополнительно и мне, и я с наслаждением засаживал ей его так глубоко, что мои яйца каждый раз бились о попу женщины. Единственно о чем приходилось постоянно заботиться, чтобы не сбивался ритм сношения. Еще через пять минут мои усилия увенчались успехом — Светлана кончила! Кончала долго и бурно…

- А почему не кончаешь сам? — едва придя в себя, спросила женщина, чувствуя в себе возбужденный мужской орган.

- Не знаю. Может быть, психологически от того, что ты испытываешь сексуальное удовлетворение, мне так хорошо, что хочется его продлевать до бесконечности.

- Но мужское терпение не может быть бесконечным! — авторитетно заявила подруга.

- Светик, мы так мало знаем свою физиологию, а тем более психику, что я не берусь утверждать что-либо. На данный момент мне просто очень хорошо с тобой, в тебе. Радостно прижиматься к тебе вот так всем телом, ощущая объятие твоих ног, рук. Ощущать твой животик, грудки, глядеть в твои серые глазки. Здорово, что мои руки трогают твою попку, гладят тебя по спине, а ты от этих прикосновений получаешь удовольствие и прижимаешься ко мне еще плотнее. Но самое главное, не дает успокоиться то, что ты не пытаешься освободиться от моего члена.

- Боже мой! Да мне так хорошо, будто я родилась с ним внутри!

- Тогда продолжим?

- Подожди немного, дай перевести дух.

- Устала?

- Нет, но происходящее слишком эмоционально для меня. Такого огромного удовольствия от секса я никогда не получала.

- Я рад за тебя. Мне тоже хорошо с тобой и в тебе. Давай-ка повернемся на бок, пока ты психологически настраиваешься на продолжение секса. Как будешь готова, намекнешь, надеюсь…

Светлана улыбнулась и повернулась вместе со мной, но не на бок, а забралась на меня сверху, но ноги сдвигать не стала. Поерзав на моем лобке своим клитором, она мечтательно произнесла:

- Вот бы так каждый день…

«Размечталась, — подумал я, — у тебя муж есть. Вот пусть он и старается. А у меня полно телок, которых сношают, конечно, но редко».

Впрочем, ничего против регулярного перепиха с соседкой я не имел. Светлана мне понравилась своей заряженностью на секс. Тем более, до ее попы я пока не добрался. Поэтому произнес:

- Не вопрос! Если не буду занят, то всегда, пожалуйста! Мне с тобой хорошо, а ему в тебе очень даже уютно…

- А что значит «не будешь занят»?

- В прямом смысле этого слова. Это я пока не работаю, но собираюсь куда-нибудь устроиться. Мне пока пенсию не платят, а на содержание к богатенькой даме я и сам не пойду. Так что пользуйся моментом пока я дома, а муж на работе. А то я мужчина теперь холостой, ударюсь в загул от тоски и гуляющих гормонов…

- Ну вот, даже помечтать не дал. Опустил в бытовую реальность.

- А ты не мечтай попусту! Сделай сказку былью! К тому же, если мы с тобой каждый день так станем отрываться, то это в скором времени превратится в ту самую бытовую реальность, о которой ты только что упомянула.

- Верно. Надо сделать так, чтобы наши встречи были в радость, а не перешли в привычку или обязанность. Кстати, а у тебя был секс втроем?

- В каком раскладе?

- Ну, конечно, две женщины и ты.

- Бывало…

- А у меня ни разу!

- Попробуй, но только без меня. Двух мужиков найти всегда легче, чем двух женщин.

- Ты не понял. Я, как раз, говорю о тебе, себе и моей подружке.

- А почему ты решила, что твоя подружка захочет этого?

- Так она сама меня подбивала на групповушку, только мне из тех, кого она предлагала, никто по душе не пришелся…

- А почему ты уверена, что я придусь ей по душе?

- Я знаю, что такие, как ты, ей нравятся. Я знаю, какой размер члена ей нравится. А во всем остальном она намного раскрепощеннее меня и более страстная.

- И она такая же симпатичная, как ты?

- Она красивая!

- А не боишься, что я увлекусь такой женщиной? Или она замужем и у нее пятеро детей?

- Маша не замужем и у нее нет детей. Она не может иметь детей. А мужикам хочется от нее детей. Вот в чем парадокс!

- Ну, мне-то, как раз, детей и не нужно.

- Это ты пока так говоришь и думаешь. А пройдет года два-три и твои желания могут измениться. У Машки тоже был мужчина, разведенный, с детьми от первого брака. Она прожила с ним пять лет, но в один прекрасный момент ее бой-френд собрался и ушел к другой, которая ему родила девочку.

- Печальная история. А ты мне сможешь родить девочку?

- Дурак! Нельзя так шутить!

- То есть, ты не отказалась бы? — не отставал я, начав двигать членом в ее п…де.

- Хулиган! Вот возьму и рожу, что станешь делать? — распаляясь, спросила соседка.

- Как что? Заделаю тебе еще кого-нибудь! — загоняя в нее член, ответил я.

- Нет, нищету плодить я не согласна, — успела возразить Света.

- Ладно. Не хочешь, как хочешь, — успокоил я ее, убыстряя темп и жестко загоняя в нее свой очень твердый конец…

Находилась она у меня уже довольно долго, но соседка не спешила домой к детям, немало не заботясь и о ревнивом муже, из чего я заключил, что его ревность — это был только предлог, чтобы попасть ко мне в квартиру и устроить перепих. Впрочем, меня секс с ней вполне устраивал, поэтому выгонять ее не спешил.

Соседка успела кончить еще раз, а у меня дело не ладилось. Сухостой продолжался, будто Сашка высосала из меня всю сперму. Однако я не терял надежду и драл подругу азартно и «проникновенно». В какие позы я ее только не ставил! Но женщина не жаловалась, она только охала, да ахала и периодически кончала, кончала, кончала…

Соседка ушла около одиннадцати вечера, не вынимая пять часов члена из влагалища. Уходила удивленная, счастливая, правда слегка раскорячившись. А я сожалел только о двух вещах, что не кончил и не вставил ей в попу, хотя и понимал, что мы «видимся» не в последний раз.

Следующим утром меня разбудил телефонный звонок. Звонила знакомая, Галя, которая до недавнего времени училась в институте вместе с «бывшей». Она много раз бывала у меня дома — красивая, яркая брюнетка с хорошей фигурой и приличным воспитанием. Мне она нравилась, но тогда я не позволял даже флиртовать с ней. Сейчас ситуация изменилась. К слову сказать, Галина, видимо, ощущала то же самое. По голосу в трубке я почувствовал, что женщина хочет увидеться и не просто так по старой памяти…

В общем, мы договорились о встрече на завтра у меня. Я по такому случаю даже сходил в магазин и купил хорошего красного вина. Мать заслышав, что ко мне в гости придет Галя, порадовалась:

- Мне Галя всегда нравилась. Очень воспитанная и с внутренней культурой женщина, — высказалась она. — Да и к тому же красавица!

Я согласился, но не стал развивать тему, понимая, что внешность и воспитание далеко не все составляющие женщины и не гарантируют возможности радостно сосуществовать с ней по жизни. К тому же, о новой женитьбе и слышать не хотел. Понимая, что мать совершенно противоположного мнения на этот счет и намеревается серьезно поговорить со мной о моем «светлом» личном будущем, собрался и уехал к другу. От него вернулся только вечером.

На следующий день, как и договаривались, ровно в два часа дня появилась Галя. Еще в дверях я понял, что настроена женщина решительно. Чувствовалось, что она только что из парикмахерской и уверена, что неотразима. В принципе так и было. В штанах у меня сразу ожило. Видимо, произведенный женщиной желаемый эффект отразился на моем лице. Она очень изящно втекла в квартиру, умудрившись продемонстрировать мне очаровательную улыбку, радостный блеск глаз и сексуальное движение бедер, заключенных в короткую обтягивающую юбку. Она была само сексуальное совершенство! Я даже немного растерялся и чуть не предложил ей раздеться. Вовремя вспомнив, что на дворе лето, рассмеялся, и мне полегчало. Я расслабился, потому что с этой женщиной мог говорить о чем угодно и о ком угодно. Мог признаться даже в самых своих постыдных мыслях и не задумываться о ее реакции, потому что она для меня была почти никто — «случайная попутчица из купе».

Галина почувствовала мою раскованность и тоже раскрепостилась. Приняв мой смех за радостное приветствие, женщина вошла в дом. Мы даже облобызали друг друга в щеки. Я даже слегка прижал ее к себе, а она даже легко подалась мне навстречу всем своим телом. От нее маняще пахло. Женщина умела подбирать парфюмерию к запаху своего тела. От меня женщина тоже не шарахнулась, принимая мой естественный запах.

Я пригласил ее в комнату, но Галина возразила:

- Пойдем на кухню! Там я как-то более непринужденно себя чувствую…

Сбросив туфли, Галя сразу уменьшилась в росте, оказавшись мне чуть выше плеча. Проходя мимо комнаты, женщина заглянула туда и проговорила:

- Все тот же диван…

Что она хотела этим сказать? Не став возражать, сгреб со столика из комнаты приготовленное угощение и выпивку и переместил все это на стол в кухню. Пока я перемещал посуду, закуску и сладости, подруга, уютно устроившись на «уголке», который с двух сторон опоясывал стол, улыбчиво посматривала на меня.

- А ты изменился, — констатировала она.

- Похудел, потолстел, постарел?

- Возмужал, — ответила Галя. — Стал уверенным и спокойным. В браке ты был всегда какой-то нервный, словно ждал неожиданного подвоха.

Я разлил вино в бокалы. Чокнулись, выпили.

- Да, представляю, какое это было жалкое зрелище! Не любимый и не любящий мужчина, наверное, всегда производит такое впечатление. Правда, думаю, что нервозность и неуверенность происходили еще и потому, что «бывшая» за все время проживания со мной ни разу не кончила.

- Не может быть! — ахнула женщина.

- Представь себе. Я тоже до этого думал, что могу удовлетворить любую женщину, но нашлась-таки одна, которая не приняла меня как любовника. Но самое обидное, что эта женщина до недавнего времени была моей женой.

- Ужасно! Как же ты прожил столько времени с ней?

- Так и прожил, сказав себе «делай, как должно и будь, что будет!» Я, ведь, уже через три месяца после свадьбы решил развестись, но вмешались родители и уговорили, что «стерпится — слюбится». Мне бы, дураку, упереться и настоять на разводе, но я прислушался к советам старших. А еще через три месяца «бывшая» умудрилась забеременеть. Зачем она это сделала — не пойму. Ведь понимала же, что не любит и не любима…

- Видимо, ее мать подействовала на нее. Она же тоже не любит своего мужа, но всю жизнь терпит и дочери своей велела терпеть.

- Ладно, хватит о грустном. Как твои дела, рассказывай.

- Мои? А какие у меня дела?

- Да кто тебя знает! Может быть, ты собралась замуж или от любимого мужчины ждешь ребенка…

- Насмешил! Нет, сердце мое свободно и чрево пусто.

- Что-то не верится, чтобы такую женщину и никто не хотел!

- Хотят-то многие, только замуж не зовут, — пожаловалась Галя. — А на одной страсти долго не продержишься. Нужно что-то более сильное и глубокое, чем сексуальное влечение. Да и со стороны мужчины хочется ответных чувств: нежности, уважения, верности.

- А вот с последним у людей не очень получается, — заметил я.

- Ты о мужчинах говоришь?

- Почему только о мужчинах? А женщины что? Мало изменяют? Или меньше хотят заниматься сексом? Да женщина хочет и может больше заниматься сексом. Просто она более осторожная, да и сдерживающих факторов у нее предостаточно: общественное мнение, боязнь забеременеть, заболеть венерической болезнью. К тому же, женщина всякий раз заботится о том, как она будет выглядеть в глазах своего партнера по сексу. Это уже потом, когда выходит замуж, она расслабляется, а потому и проигрывает любовницам. Впрочем, этим страдают и мужчины, хотя и в меньшей степени. Поэтому у женщины существует комплекс внешности, фигуры, запаха, а у мужчины комплекс размеров его хозяйства и зарплаты.

- В принципе ты прав, но кроме секса и денег нормальной женщине важно чувство, основные общие интересы и цели, дети…

- Для мужчины это тоже не маловажно. Только знаешь, к какому выводу я пришел к сегодняшнему дню?

- К какому?

- Что чувство может родиться, как с первого взгляда, так и после долгих лет совместной жизни. Оно может родиться из страсти и сексуальных отношений, так и в результате продолжительного знакомства мужчины и женщины, до этого не связанных сексом. Единственное в чем я нисколько не сомневаюсь, что секс — это цементирующее действо и чувства, и более детальных взаимоотношений между мужчиной и женщиной. И чем дольше это взаимное притяжение сохраняется, тем дольше не остывает и само чувство, не растворяясь в однообразии быта, не превращаясь в привычку, в супружеский долг, в только взаимоуважение.

- Да у тебя, я смотрю, появилась целая философия по взаимоотношению полов! Не рано ли? — улыбаясь, заметила Галина.

- Разве это философия? Просто я наблюдательный. И все переживания, ситуации, люди, их поступки и разговоры сложились в некоторую модель человеческих отношений. А ты предпочитаешь, чтобы мужчина не задумывался над всем этим?

- Мне казалось, что к мужчине такие мысли приходят, когда ему за сорок, а до этого времени он только набирает очки, самоутверждаясь в количестве половых связей.

- Не берусь судить других, но я кроликом никогда не был. Мне далеко не все равно с кем заниматься сексом!

При этом взглядом я довольно ясно дал понять, кому бы я вставил прямо сейчас. Галя, перехватив мой взгляд, задышала с волнением. У нее даже голос подсел немного от возбуждения. Чтобы как-то успокоиться, она попыталась уйти от столь возбуждающей ее темы, борясь с желанием раздвинуть ноги и насадиться мне на член и боязнью показаться слишком доступной женщиной.

- Я поняла, что ты уволился с прежней работы и еще не устроился на другую?

- Считай, уже устроился. С 1-го сентября выхожу в качестве старшего инженера в НИИ МИНПРОМЧАВОТО.

Галина рассмеялась.

- Что, прям так и называется?

- Нет, конечно. Просто не помню точного названия. А ты тоже меняешь место работы?

- С какой стати? Я послезавтра с подругой уезжаю в отпуск на юга.

- На месяц?

- Да. Представь себе, целый месяц никаких тебе забот. Когда захочешь — проснешься, куда хочешь — пойдешь…

- А завтрак?

- Завтрак можно и пропустить. Для фигуры это полезно.

- Ну, фигура у тебя всегда была в полном порядке, — польстил я ей, в общем-то, не покривив душой.

- Спасибо за комплимент! — улыбнулась женщина. — Получается, ты обращал на меня внимание?

- Можно подумать, ты этого не замечала! Разве мужчина способен скрыть от женщины, что она ему нравится?

- Обычно нет. Если только женщина сама не хочет этого замечать. Ну, а поскольку ты был женат на моей хорошей знакомой, то я старалась не замечать твоих плотоядных взглядов на мои части тела.

Столь откровенное признание придало уверенности, и я подсел к Галине вплотную.

- А сейчас ты тоже заметила это?

- С порога, — не отодвинувшись, проговорила женщина и улыбнулась.

- Заметь, сейчас я уже не женат на твоей заклятой подруге, — с придыханием в голосе проговорил я, приближая свои губы к ее.

- Это в корне меняет дело, — ответила Галя, и наши губы встретились…

Первый поцелуй был продолжительным и нежным, но он так распалил нас обоих, что мы, продолжая целоваться, дали воли рукам. Одной рукой я обнял подругу, а другой стал трогать ее груди, постепенно расстегивая на женщине блузку. Галина тоже не терялась, лаская одной рукой мои волосы на голове, а другой, забравшись мне под рубашку, которая была навыпуск, ласкала мою волосатую грудь. Я, наконец, расстегнув ей блузку, до юбки, в которую блузка была заправлена, сдернул лифчик с небольшой женской груди и стал ласково массажировать то одну, то другую ее половинки. Иногда я захватывал пальцами соски и слегка оттягивал их, зная, что такие действия нравятся многим женщинам. Гале это доставило удовольствие, потому что она задышала чаще и глубже, а ее руки стали снимать с меня рубашку. Оголив друг друга по пояс, мы решительно перешли к ласкам уже ниже живота.

Пока она расстегивала на моих штанах ремень и молнию ширинки, я забрался ей под юбку в трусы и погрузился во влажную среду женской промежности. Подруга истекала от возбуждения и желания, однако трусы быстро снять не удалось, мешал пояс для чулок с резинками. Пока я отстегивал резинки от чулок и освобождал женщину от трусов, она справилась с ремнем и ширинкой и добралась-таки до моего, стоявшего столбом, уже тоже скользкого члена. Ее рука заскользила по нему, в то время как моя рука скользила между широко раздвинутыми женскими ногами по ее промежности, то касаясь клитора, то погружаясь двумя пальцами во влагалище. Когда Галина начала вздрагивать от возбуждения, мои касания ее клитора стали чаще и более осязаемы. Подруга и так уже достаточно мокрая, потекла патокой, распространяя остросексуальный запах желания совокупления. Я не стал дразнить женщину, а, отодвинув стол, подхватил ее и с раздвинутыми ногами, посадил себе на член. Он вошел в Галину легко, как нож в горячее масло. Она только слегка охнула, почувствовав его проникновение…

Дальнейшее происходило, как во сне! Поскольку она сидела спиной ко мне и немного нагнулась, то я мог наблюдать весь процесс, как бы со стороны. Большие половые губы женщины, темноватые по цвету и набухшие кровью, были сильно раскрыты, а малые, розовые и нежные, плотно обхватывали член, следуя вместе с ним, то вглубь влагалища, то, вылезая наружу, не позволяя покинуть «розу» вожделения.

Влагалище подруги выделяло столько смазки, что та стала издавать хлюпающие звуки, приводя меня в еще большее возбуждение. Может быть, Галю это поначалу и смутило, но ощущая, что член всаживается в нее все жестче и чаще, она перестала переживать по этому поводу и запрыгала на нем более активно. Я, в свою очередь, к проникновению члена во влагалище, подключил свои руки, которые стали напористо ласкать клитор.

Кончили мы одновременно! Наши последние движения перед оргазмом оказались синхронны. И если я постарался загнать член как можно глубже внутрь влагалища, то женщина постаралась сделать это тоже, насадившись на него со всего маху. Мой хрип и ее крик слились воедино, и это было тем прекрасным моментом, что мне не раз доводилось слышать за мою уже активную сексуальную жизнь. Причем, в этот момент ее ноги сдвинулись, а мои раздвинулись.

Внутри женщины происходило что-то невероятное! Сначала ее нутро надвинулось на член, пытаясь вытолкнуть его из себя, а затем чуть не втянуло вместе с яйцами. Галину корежило, крутило и вертело, но кроме слов «О Боже! Боже! Боже!» она ничего не говорила или не могла сказать. Момент ее оргазма настолько завел меня, что член, как уже не раз случалось со мной в сексе, не упал, не обмяк, даже не уменьшился в размерах!

Пользуясь этим и тем, что женщина еще не совсем пришла в себя и, плохо соображая, подчинялась моей воле, я, не вынимая из нее члена, привстал и принудил ее двигаться в комнату. Подруга безмолвно подчинилась и, согнувшись, чтобы член не выскользнул из нее, стала продвигаться в нужном мне направлении. Идти в раскорячку ей было не очень удобно, к тому же, при каждом шаге член терся внутри влагалища, что возбуждало женщину и заставляло время от времени замирать, чтобы как-то немного успокоиться. Однако такой возможности ей не представлялось, и как только она останавливалась, я, держа ее за бедра, начинал энергично двигаться в ней. На середине пути к комнате, когда я в очередной раз активно входил и выходил из нее, она взмолилась:

- Прекрати! Я никак не могу отойти от оргазма, и ты не даешь мне никак успокоиться! Если ты не перестанешь двигаться во мне, то я кончу снова, не добравшись до дивана.

- Кончай, а когда мы достигнем дивана, ты сможешь кончить еще раз.

- А если ты кончишь раньше меня?

- Не думай об этом. Думай о себе, прислушивайся к своим ощущениям. Я, скорее всего, второй раз уже не кончу.

За разговором Галина добралась до двери в комнату и взялась за ручку, чтобы ее открыть. Я, воспользовавшись задержкой, вновь стал засаживать ей, не желая останавливаться, потому что вид ее большой круглой попы возбуждал меня «не по детски»! С большим бы удовольствием я засадил ей и в эту шикарную попу, но в первый же наш контакт решил, что анальный секс может показаться ей излишним признаком ее собственной доступности и развратности. Смущать ее и снижать женскую самооценку мне не хотелось, поэтому пришлось сделать над собой усилие и отказаться от маячившего перед глазами вожделенного слегка открытого отверстия. Галина, сделав над собой усилие, все-таки умудрилась открыть дверь, и мы вошли в комнату. Но уже, оперевшись руками о диван, она не смогла больше сдерживать свою природу и разразилась громким стоном и судорожными движениями, соединением ног и попытками вытолкнуть член из влагалища. Но не тут-то было!

Я только глубже загнал его в нее и держал там до тех пор, пока женщина не успокоилась. Правда, Галя пыталась соскользнуть с него, упав на диван, но я крепко держал ее за бедра, не давая этому случиться. И только когда она успокоилась, я аккуратно опустил ее на ложе, продолжая находится внутри подруги. Моя волосатая грудь коснулась ее спины, а бедра легли на женские ягодицы. Член глубоко сидел в Галине, но я не стал им двигать, давая возможность ей передохнуть и зарядиться новыми эмоциями и желанием продолжать отдаваться мне.

Чтобы не давить своим весом на женщину, я перевел ее и себя на правый бок, целуя и лаская шею, плечи и спину Галины. Руками я гладил ее попу и бедра, иногда забираясь в промежность и касаясь клитора. Груди не касался. Там нечего было трогать кроме сосков.

Такая стимуляция принесла свои плоды и женщина через пять-шесть минут снова стала «заводиться».

- Давай продолжим в «миссионерской» позе, — неожиданно попросила подруга. — Я хочу чувствовать твое тело грудью и животом.

Я кивнул, соглашаясь и, задрав ее ногу, подлез под ней, перейдя из положения сзади сбоку в положение сверху. Начав движения, я стал целовать Галю в губы «французским» поцелуем, работая языком и заглатывая ее язык. Одновременные проникновения языком в рот и членом во влагалище, возбудили женщину с новой силой. От поцелуев у нее захватывало дыхание, а ощущения внизу живота заставляли содрогаться тело. Кончила она быстро, но уже не так бурно и яростно, как в первые два раза. Сказывалась усталость физическая и эмоциональная.

Только после третьего ее оргазма, я вытащил из нее свой «организм».

Лег рядом, поглаживая женщину по животу. Полежав немного, Галина собрала свои вещички и ушла в ванную комнату. Долго там возилась, но вышла освеженной. Пояс для чулок с резинками и чулки подчеркивали сексапильность подруги. Я все еще лежал голым, а член стоял и не собирался падать. Подруга посмотрела на него, на меня и спросила:

- И что ты с ним будешь делать с таким красавцем?

- Ну не вечно же он будет пребывать в таком состоянии, когда-нибудь уменьшится…

- Я никогда не думала, что у мужчины может сохраняться эрекция после того, как он кончит.

- И это не может быть простым совпадением, — подчеркнул я, пожирая ее глазами.

- Что ты этим хочешь сказать?

- Пока еще не понял, — честно ответил я. — С этим надо разбираться вдвоем. Когда приедешь, позвони.

- Хорошо. Но мне уже пора уходить. Пока доеду до дома, наступит вечер, а мне еще надо собраться в дорогу. Не пойдешь же ты меня провожать с таким возбужденным «дружком»?

- Ты что-то хочешь предложить?

- Я хочу предложить, чтобы ты меня не провожал. До метро не далеко, дойду одна.

Посмотрев на член, который и не думал успокаиваться, я согласился. Прощальный поцелуй получился продолжительным, потому что Галя не смогла удержаться, чтобы не потрогать член, а, потрогав, никак не хотела его отпускать.

- Если ты его сейчас же не отпустишь, — произнес я, — то тебе придется задержаться еще на несколько часов, потому что желание вновь проникнуть в тебя, как видишь, не притупилось.

Только после такой «угрозы» женщина пришла в себя и ушла. В окно я видел, как она уходила, виляя бедрами и своей сногсшибательной попой и решил, что если она позвонит мне сразу по приезду с «югов», то…

Впрочем, до ее возвращения еще был целый месяц, и кто знал, что ожидает меня впереди.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)



Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте свой эротический рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:


Читайте в разделе Студенты:
...
     Шаг вперёд и медленное поднятие лёгкого покрывала. Под ним открывается тёмное, загорелое тело и две руки. Руки находились явно не на месте. Она что, девственница что ли? Ещё и жениться придётся... Нет, стоп, к чёрту пессимизм. Всё хорошо. Всё хорошо. Одна из рук, та, что вверху, быстро поднимается и возвращает покрывало на прежнее место. Но достаточно медленно, чтобы мозги без особых рассуждений переместились в нижнюю голову и заставили совершить мастерской бросок с поворотом. Торопливый поцелуй влепился куда-то в область подбородка, руки судорожно шарили по чужому, барха... [ читать дальше ]
Читайте в разделе Первый опыт 18+:
... "Больше такого случая мне может не представиться никогда в жизни", - подумал я. И я решился. Плюнув на сухое отверстие сфинктера, я начал вводить Алене в попку указательный палец. Он проскользнул туда довольно-таки легко и я почувствовал теплоту ее внутренностей. "А не трахается - ли она в попку", - при этом подумал я. Я начал делать круговые движения пальцем в анусе и затем очень легко поместил туда и второй палец. Я решил, что также легко будет поместить туда и мой член.
    Смочив его и вход... [ читать дальше ]
порно рассказы, эротические рассказы
 
Сайт EroticText.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам. Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.