EroticText.ru — лучшие эротические рассказы и истории, огромная библиотека эротических рассказов всех категорий. Пришлите нам Ваш эротический рассказ!
ЭРОТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ:

Название:

Похождения молодого бисексуала


Автор: Юрий
Категория: Бисексуалы
Добавлено: 26-01-2013
Оценка читателей: 5.23

     Предисловие. Мои жизненные принципы

      Не знаю, у кого хватит сил дочитать этот опус до конца, но это история начального этапа моей жизни, конечно, не без преувеличений, частично фантазий. Я прочел за свои 48 лет много всякой порно литературы и, за редким исключением, не нашел ничего для себя интересного. По убеждениям я бисексуал, для меня участвовать в групповухе любого состава, это как праздник души. Я изначально считаю человека свободным в своих сексуальных проявлениях, хотя иногда и ревновал к женщинам, которых при мне трахали мои приятели, в то время, когда сам я при этом забавлялся с другими. У меня было 5 жен, с которыми я расстался по разным причинам. Сейчас холост и не знаю, куда направить свою энергию, вот писать начал. Все имена и фамилии героев изменены.
     Я, как мне кажется, понимаю, что такое любовь, но только к представителям противоположного пола. Любовь - это продолжение жизни, это главный общечеловеческий принцип. У самого трое детей от разных жен. Сложно понять мои воззрения, когда читаешь гомосексуальную часть моей повести. Но в данном случае я не лукавлю. Просто в те давние времена было не принято трахать девочек моего возраста, почти все они были целками и ханжески готовились к замужеству. Другие почему-то попадались крайне редко, часто не вызывали симпатий и мне приходилось выплескивать свою сексуальную энергию по первости на мальчиков и мужчин. Я до сих пор иногда во сне желаю, чтобы меня поимели в попку. Девушки постарше, да и женщины, смотрели на нас, мальчишек, как на сосунков, а зря!
     Помню первый опыт общения с девушкой в моем родном городе. Мы вчетвером зашли на чердак (трое ребят и "девушка" 14 лет). Мне было тогда 12, ее ебли сначала мои друзья (они были постарше меня и позже все сели на нары), положив голой жопой на балку перекрытия, обгаженную голубями, потом предложили мне, а у меня не встал в той ситуации, хотя я и кончил от простого прикосновения к ее пизде. Позже они все, включая эту блядь, надо мной смеялись, и я замкнулся, ощущая свою мнимую неполноценность. Может быть, это и было причиной всей моей дальнейшей, богатой сексуальной биографии.
     Всю жизнь пытался доставить наслаждение партнеру, а уже потом себе. Даже больше скажу - я всегда получал наслаждение от одного лишь осознания того, что доставил человеку радость.
     Я никогда не осуждал ни гомосексуалистов, ни, тем более, лесбиянок пока в их действиях не сквозило презрения к противоположному полу. Пока это не превращалось в некое обожание себе подобного. Я терпеть не могу разговоры о неземной любви к представителям своего пола. Видимо я не прав где-то, может быть. Господа Голубые и Госпожи Розовые, сексуальная жизнь гораздо шире, чем вы ее себе представляете.
     Еще один принцип, который остался в моем мозгу на всю жизнь: я не приемлю насилия ни в каких его проявлениях. Я слишком насмотрелся на результаты таких экспериментов над людьми по долгу своей службы. Если человек чего-то не хочет, его нельзя принуждать. Лучше уговори, не можешь - смирись и отойди. Развороченные детские половые органы у мертвых пацанов и девочек, взрослые люди, лежащие в психушках в результате сексуального насилия - вот результат действия ненормальных ублюдков, совершивших это для удовлетворения самых низменных человеческих инстинктов. Я не ханжа, я люблю и оральный и анальный и групповой и нормальный секс. Мне не западло переспать с несовершеннолетней, если она того желает.
     Маркиз де Сад вызывает во мне полное омерзение, поскольку, по моему мнению, является проводником антисекса, представляя читателю настолько отвратительную картину сексуального взаимоотношения людей, что неискушенный человек после прочтения подобных дебильных сказок, может просто поиметь отвращение к любым проявлениям сексуальности.
     Хотелось бы сказать мальчикам и девочкам, юношам и девушкам, мужчинам и женщинам, что секс, это одно из высших достижений человеческой цивилизации, идущий к нам из глубины веков, его запрещали тираны, за него жгли на кострах, но он остался с нами. Секс является одной из движущих сил человеческого прогресса и ему я посвящаю эту повесть.
     Я не профессиональный писатель, я взялся за перо (в смысле за клавиатуру компьютера) впервые, поэтому не ругайте сильно за косноязычную речь и матерные слова. Отзывы и предложения о публикации присылать на anton-ivan@mail.ru. Если надо, то я и еще чего-нибудь могу скомстролить.

     Глава 1. Первое знакомство с голубыми далями

     Я жил с родителями в областном городе Свердловске (ныне Екатеринбург). Когда мне было около 11 лет, я впервые почувствовал, что орган, который болтается у меня между ног, предназначен не только для того, чтобы ссать. Вечером, лежа в постели в своей комнате я начинал дергать свой писюн, и это приводило меня в восторг. По настоящему дрочить и кончать я начал позже, лет в 12. Видимо от ежедневной стимуляции мой членик быстро начинал превращаться в довольно толстый хуй сантиметров 15 длиной.
     Не буду описывать все события, о которых Вы уже читали в предисловии, начну с самого первого гомосексуально-визуального контакта.
     Однажды на улице Ленина я зашел в общественный туалет, встал у писсуара, достал дружка и начал писать. Случайно повернувшись влево, я увидел мужика лет 30, стоящего у противоположной стенки. Когда я опустил глаза, у меня чуть ноги не подкосились. Он, глядя мне прямо в глаза, медленно двумя пальцами стягивал и натягивал кожицу на залупу. Его хуй был огромным, блестящим и с большой бардовой головкой. Я покраснел, быстро закончил свои дела и спрятал член в брюки, так как он тут же начал у меня вставать. Ноги мои дрожали от непонятного мне тогда возбуждения. Я быстро повернулся и вышел на улицу.
     Шел я, не разбирая дороги минут 10, пока ноги сами не привели меня в парк Вайнера. Там, в густых кустах я быстро оголил свой стоячий член и кончил два раза подряд, представляя себе этот огромный красивый орган. Необъяснимое волнение разливалось по всему телу. Я до сих пор в деталях помню этого мужика и его елду, хотя больше я его никогда не видел.
     Был у меня школьный друг Мишка, с которым мы не стеснялись друг друга и дрочили частенько вместе, рассматривая картинки с голыми бабами или представляя голыми своих одноклассниц. Такого возбуждения с Мишкой я никогда не испытывал, как при виде того мужика.
     Было еще одно приключение, я как-то, полностью себя не контролируя от переполнившей мозги спермы, схватил сзади за пизду одну толстую девчонку из нашего двора, забравшись ей под юбку. Помню охватившее меня тогда волнение, когда я прикоснулся через тонкие трусы к этой мяконькой девчачьей тайне. После этого я имел крупный разговор с отцом, был выпорот и тогда еще понял, что прежде всего надо добиваться согласия, а потом уже действовать.
     Когда мне исполнилось 13 лет, родители решили отдать меня в Суворовское училище. Оно располагалось в старинном доме, но казарм больших внутри почему-то не было, и курсанты спали по два-три человека в комнате. В соседи мне достался 14 летний Валера, который учился на курс старше меня. Кровати у нас были скрипучие, и первое время я не решался онанировать, чтобы не разбудить Валеру. Но на третью ночь было уже совсем невтерпеж, я дождался, пока Валера по моим подсчетам должен был уснуть, тихонько стянул под одеялом трусы и начал медленно дрочить. В комнате был полумрак, в окно слабо светила луна и Валера видимо пристально наблюдал за мной и что-то увидел. Я услышал скрип его кровати, замер, прекратив дрочку и отвернулся головой к стене. Подумалось, что он идет в туалет, босые ноги шлепали по полу. Вдруг я почувствовал, как его рука залезла ко мне под одеяло и крепко схватила за хуй. Сердце бешено заколотилось, почему-то я вспомнил того мужика из туалета, лежал и ждал, что будет дальше.
     Когда я открыл глаза, Валера уже стоял перед моей кроватью на коленях полностью голый, одной рукой поглаживал свой стоячий член, а другой гладил меня по мошонке и выше по стволу. Хуй у него был подлиннее моего, но потоньше. Не проронив ни слова, Валера стянул с меня одеяло и, вдруг нагнувшись, заглотал мой член себе в рот по самые яйца. У меня перехватило дыхание, залупа моя была где-то у Валеры в горле, нежные губы начали поступательные движения. От перевозбуждения я тут же кончил. Сперма была аккуратно им высосана, однако он понял, что меня можно еще подоить и, не вынимая хуя изо рта, продолжал его сосать. Член то полностью погружался в рот так, что Валера носом упирался мне в лобок, то полностью выходил наружу, тогда он облизывал головку, придерживая моего дружка рукой, и эта сладкая мука продолжалась дальше.
     Я снова начал кончать минут через 10. Валера опять выпил всю мою сперму, потом резко встал с колен, нацелил свой член на меня, и сильная струя теплой густой жидкости залила мою грудь и живот. Потом он вылизал все мое тело и лег рядом, я уже ничего не соображал и мы уснули.
     После этой ночи мое сексуальное воспитание понеслось невиданными темпами. К вечеру следующего дня Валера подозвал меня в туалете и зачем-то на ухо тихо мне прошептал:
     - Тебя вызвал к себе в кабинет главный врач, подполковник Игумнов.
     При этом Валера как-то загадочно улыбнулся. Я тогда не придал этому значения. Позже я понял, почему Валера так мало или совсем не дрочил, он ебал того подполковника.
     Когда я зашел в кабинет, подполковник, мужчина лет сорока, высокий и симпатичный, сидел на стуле в белом халате, вальяжно развалившись в кресле. Я тогда подумал, зачем он так поздно меня вызвал, перед самым отбоем. Я тогда не знал, что Валера днем рассказал ему о нашем маленьком ночном приключении и Сергей Геннадьевич горел желанием поближе со мной познакомиться.
     - Здравствуй Антон, присаживайся на кушетку и раздевайся, я тебя осмотрю.
     - Здравствуйте, Сергей Геннадьевич, но меня уже осматривали при поступлении...
     - У нас такой порядок, я ведь тебя еще не видел, надо познакомиться поближе.
     Он усмехнулся. Тогда я сопоставил шепот Валерки в туалете и все эти странности с поздним вызовом и понял, что этот мужчина меня хочет. Горячая волна начала подниматься у меня внизу живота, член непроизвольно встал, штаны оттопырились, я инстинктивно прикрыл его руками не в силах пошевелиться. Подполковник снова усмехнулся.
     - Не беспокойся Антон, раздевайся, я тебе не сделаю ничего плохого. А чтобы нам не помешали, я закрою дверь.
     Он повернул ключ в замке, а я дрожащими руками стал расстегивать китель, снял рубашку. Член стоял как столб, и это было видно доктору. Немного задержавшись на ремне, я начал снимать штаны, руки не слушались, в голове стоял гул, сердце было готово выпрыгнуть из груди, тело покрылось мурашками. Штаны упали на пол и глазам врача предстала уж совсем неприличная картина - семейные трусы выпирали вперед ровно на мои 15 сантиметров. Яйца набухли, переполненные спермой.
     - Ну что же ты остановился Антон?
     Голос врача чуть дрожал. Я оттянул резинку трусов и, зажмурившись скинул их на пол, мой хер вырвался наружу и торчал высоко вверх, почти прижавшись к животу, при этом нервно подрагивая.
     - Н да, ничего себе экземплярчик, тебе ведь всего 13 лет, онанизмом давно занимаешься? Ты не бойся, рассказывай...
     Доктор подошел к кушетке положил мне руку на плечо и легонько толкнул:
     - Ложись на спину.
     Я лег на кушетку задницей, член торчал немного вверх. В горле у меня пересохло, я не решался ответить правду, но потом тихо выдавил из себя:
     - С 11 лет.
     - И как часто ты этим занимаешься?
     - Каждый день, а то и чаще...
     Я почему-то осмелел, тем более, что подполковник смотрел на меня по доброму, без насмешки. Волна горячего желания вдруг охватила меня и если бы не последующие действия врача, я бы, наверное, сам попытался как-то продолжить эту игру. Он подошел к столу, взял резиновую перчатку, окунул ее в какую-то банку и снова приблизился к кушетке. Я уже знал эту процедуру, когда тебе засовывают палец в жопу и там им шевелят. Это всегда приводило меня к эрекции, но раньше заставляли становиться раком, а теперь я почему-то лежал на спине.
     - Согни и раздвинь немного ноги.
     Я повиновался. Доктор встал на колени перед кушеткой лицом к моим согнутым ногам, руку в перчатке поднес к моему заднему проходу. От моего хуя до его лица было всего сантиметров 15. Мне очень хотелось, чтобы он, как и Валера ночью, отсосал у меня прямо сейчас же, но тогда это было скорее мечтой, чем реальной перспективой. Тем временем он поднес смазанный палец к моему анусу и начал давление. У меня как всегда заныло в попке, узкий сфинктер напрягся и не хотел пропускать довольно толстый палец, но доктор, попросив меня расслабиться, нажал посильнее и палец легко и без боли вошел на всю длину. Он там начал им ворочать, задевая какие-то чувствительные места. Мне стало так приятно, что я подался попкой вперед, чтобы поглубже насадиться на этот толстый палец.
     Потом доктор аккуратно ввел и второй палец. Когда он повернул оба полностью вставленных пальца вокруг оси, я вдруг осознал, что сейчас из меня брызнет сперма, мне стало и безумно хорошо и стыдно одновременно. Доктор уже откровенно ебал меня пальцами в мою девственную дырочку, иногда прокручивая ими. Моя рука непроизвольно потянулась к члену, чтобы сперма попала мне в кулак, но доктор все понял, быстро нагнулся и просто надел свой рот на мой член, который тут же выстрелил в него спермой. При этом он продолжал шевелить пальцами в моей попке. Оргазм получился таким бурным, какого у меня отродясь не было, я дергался всем телом, то глубоко вонзая хуй по самые яйца в горло доктора, то насаживаясь с силой на его пальцы. Доктор выпустил наконец мой член изо рта, сглотнул сперму, часть ее стекала у него с подбородка, пальцы из моей задницы он не вынул, продолжая восхитительные движения.
     - Да ты, я смотрю, кончил от пальчика, сказал он, не переставая рассверливать мое отверстие.
     У меня в горле язык не ворочался, я молчал, продолжая вздрагивать всем телом, член мой и не думал опускаться, мне хотелось еще, но доктор медленно вынул пальцы из моей жопы, снял перчатку, выбросил ее в урну и сказал:
     - Честно говоря, не ожидал от 13-летнего такой чувствительности попки, видимо мы не сможем в дальнейшем с тобой трахаться потому, что я такой же, как и ты. Обещаю, однако, что останемся друзьями. Но сегодня, я надеюсь, ты доставишь мне похожее удовольствие?
     Я открыл глаза, разлепил губы и произнес:
     - Но ведь пальцы то у меня совсем не такие огромные, как у Вас, как же я смогу?
     Доктор засмеялся:
     - Зачем же пальцы, посмотри на свой член, мне кажется он лучше подойдет для этой цели, он у тебя значительно толще, чем у Валеры. А теперь для тебя сюрприз, только ничему не удивляйся.
     Он начал расстегивать пуговицы своего халата. Сначала показалась его голая грудь, потом я увидел черную полоску на его бедрах и подумал сначала, что это трусы. Однако глаза мои чуть из орбит не вылезли, когда я увидел у него на бедрах кружевной женский пояс с резинками, далее шли капроновые черные чулки, на ногах были хромовые сапоги. Огромных размеров член стоял вертикально и был заткнут за женский пояс, чтобы не выпирать из под халата. Член был еще толще, чем у меня и длиной сантиметров 20, чуть изогнутый и весь в жилах и буграх, головка была бордовой, толстой и залупленной. Он высвободил его из под резинки и я увидел его во всей красе. Меня так притягивал этот член, что я не удержался и взял его рукой, что-то необъяснимое всколыхнулось во мне, опять я вспомнил того мужика из туалета, мне вдруг захотелось, чтобы меня выебли вот таким хуем во все дыры. Я сдержался лишь потому, что боялся все же его огромных размеров и помнил про ориентацию подполковника.
     Я уже сидел на кушетке, член мой торчал колом, а я поглаживал его великолепный бархатный лоснящийся орган по всей длине. Доктор отобрал у меня свою елду и направился к столу, его огромный орган раскачивался из стороны в сторону и было видно, какой он тяжелый. Его волосатая задница в обрамлении пояса, резинок и чулок выглядела очень соблазнительно, он ей при ходьбе покачивал, половинки были чуть раскрыты и между ними я увидел уже смазанное вазелином и уже разъебанное кем-то до меня розовое отверстие его задницы. Тут я подумал, что не один Валера в училище ебет его в эту дырочку. Доктор вынул из стола пакетик презервативов, разорвал его, достал оттуда розовую резинку и подошел ко мне.
     - Дай-ка мне своего птенчика, мы его будем одевать.
     Тут только я разглядел этот презерватив, он по всей длине был в мягких резиновых утолщениях, в таких, размером с горошину, уплотнениях. Я и раньше про это слышал, но видел в первый раз. Подполковник наклонился ко мне и начал натягивать презерватив на мой член, потом облизнул мой хуй и повернулся ко мне жопой. Буквально в сантиметрах от меня я увидел эту не девственную попку с широкой розочкой ануса. Внутренняя часть ягодиц и сама бахрома вокруг дырочки лоснились от вазелина. Во мне опять поднялась волна желания. Доктор взял меня за член и начал медленно на него садиться, опираясь на мои колени. Я почувствовал сопротивление, оказываемое моему члену колечком его попы, затем оно неожиданно поддалось нажиму, и член проскользнул в теплую и скользкую глубину. Когда его ягодицы коснулись моих ляжек, доктор двумя руками раздвинул половинки своей жопы и сел на меня, я инстинктивно отклонился назад и хуй ушел на всю возможную длину в прямую кишку доктора. Тот тяжело задышал и начал раскачиваться телом в разные стороны. Для меня это было пассивным сексом, я не мог шевелиться, всем руководил доктор. Сеанс продолжался не долго и когда я чуть приподнялся и снова схватил его за член, тот начал стремительно разбухать в моей руке и доктор выстрелил спермой несколько раз. Первая струя была настолько сильной, что долетела до стеклянного шкафа с медикаментами и мутной струйкой стекала вниз по стеклу. Мне вдруг захотелось вкусить этого напитка, ведь я раньше никогда не пробовал этой жидкости, даже у себя, тогда я подставил руку под брызгающий член доктора и сразу облизал ее. Сначала вкус мне не понравился, но вся эта сексуальная обстановка и кончающий на моем хую доктор придали этой первой пробе романтический оттенок.
     Все это меня сильно возбудило, нужно было куда-то кончить, а мне было неудобно, я должен был сам активно ебать. Презерватив притуплял чувства и я решился - приподняв извивающегося и хрипящего доктора на руках, я перевернул его животом на кушетку, при этом мой член с хлюпаньем выскочил из его жопы и ударился мне о живот. Я сорвал с него презерватив, навалился на доктора и буквально на одном дыхании затолкал свой хуй ему в задницу. Он только стонал, я начал поступательные движения и только тут осознал, что ебусь в первый раз в жизни. Ощущения были настолько остры, что я очень скоро кончил прямо ему в жопу. По инерции я еще несколько раз с илой засадил ему по самые яйца, чтобы в моей памяти остались эти незабываемые ощущения первой ебли.
     Доктор все лежал на животе и не подавал признаков жизни, я медленно вынул помягчавший член и увидел, как из его расширенного ануса по ногам прямо на чулки потекла моя сперма. Я еще полюбовался на это зрелище и начал быстро одеваться. Времени до отбоя оставалось минут 20, а еще надо было успеть на вечернюю поверку. Я ушел не попрощавшись.
     Когда нас построили в коридоре, я увидел в другой шеренге своего соседа Валеру. Тот смотрел на меня и улыбался, я погрозил ему кулаком и тоже улыбнулся. В тот момент я понял, что должен сегодня же отдаться ему, настолько захватил меня этот процесс. Я вспомни про свой анальный оргазм и про оргазм доктора, извивавшегося на кушетке, мне захотелось испытать все это еще раз. Член опять начинал вставать.
     Когда мы зашли в комнату, Валерка набросился с вопросами, что и как было. Я немного смущался, но все подробно изложил. Когда я дошел до своего первого оргазма и комментария по этому поводу доктора, тот с интересом посмотрел на меня и только хмыкнул. Я видел, что Валерка на пределе, он сегодня еще никого не ебал и поэтому был полон спермы. У меня на этот случай был свой план - выкачать из него как минимум две порции, одну в рот, другую в попку. Ни того ни другого я еще не пробовал, но жаждал этого. Заведясь от своего рассказа, я протянул руку к его ширинке и начал ее расстегивать.
     - Валера, научи меня брать в рот, попросил я его, дай мне своего друга.
     Валера, снимая штаны и трусы, уселся на мою кровать и сказал:
     - Все довольно просто, тебе только нельзя пускать в ход зубы, а так работай языком и губами и поглубже заглатывай, хотя по началу непривычно будет, когда в горло входит. Ну и сперму не все любят глотать, ты как?
     - Да у меня это вообще в первый раз, но я сегодня у доктора понял, что хочу попробовать все.
     - Ну, тогда иди скорее сюда, я тебя для начала в рот выебу.
     Я с замиранием сердца склонился к вертикально торчащему члену длиной примерно 17 сантиметров и сначала просто поцеловал его, однако Валера забрался коленями на кровать, взял меня за голову, упер залупу мне в губы и нажал. Член медленно погрузился в мой рот, заполнив его. Было что-то волнующее во всем этом, пряный запах члена, бархатистость головки, все это сильно возбуждало.
     Тем временем Валера начал делать ебательные движения, но делал это медленно и нежно. Член то упирался в небо, то почти вываливался изо рта. Я ухватил его одной рукой у основания, другой стал ласкать его подрагивающие, переполненные спермой яички. Валерка застонал от кайфа, все глубже и быстрее загоняя хуй в мой рот.
     Наконец, при очередном толчке вперед мне пришлось сделать глотательное движение, чтобы не подавиться. Член, довольно тонкий сходу проскочил в мое горло, нос мой уперся в Валерин лобок, тот увеличил темп, к которому я быстро приспособился. Я отпустил его яйца и они теперь легко и приятно шлепали меня по подбородку. Валера глубоко задышал, вогнал член до конца в мой рот и замер в таком положении. Вдруг я почувствовал, как он там внутри начал пухнуть, заполняя горло. Валера вцепился в мою голову, прижимая ее к своему лобку и вдруг пряная струя быстро начала заполнять мое горло, мне даже не надо было делать глотательных движений, она проваливалась прямо в пищевод. Помню у меня мелькнула мысль, что зря он ее так всю истратил, я хотел бы попробовать, как она растекается в моем рту. Опять какая-то волна нахлынула на меня, заполняя мозг туманом, а яйца спермой, к чему бы это, ведь меня только выебли в рот, там же нет эрогенных зон.
     Валера упал на кровать, раскинул руки и закрыл глаза. Я почувствовал к нему прилив нежности, но не ко всему Валере, а к его органу, который, теряя былую твердость, был весь влажный от слюны и спермы. Я еще не кончил и во что бы то ни стало хотел быть сегодня выебан в задницу. Я раздвинул его ноги и лег между ними, разглядывая его член. Сначала я облизал его по всей длине, уничтожая остатки спермы и ощутил ее приятный пряный вкус, не похожий на вкус спермы доктора, потом залупил головку и водил языком по венчику крайней плоти, то и дело соскальзывая на залупу, затем, повинуясь какому-то инстинкту начал облизывать его яйца, забирая их поочередно в рот.
     Валерин хуй начал снова вставать, он приподнял и согнул в коленях ноги, чтобы мне удобней было лизать его яйца, и тут я увидел сморщенное колечко его ануса, мой язык сам скользнул вниз и начал его облизывать. Валера снова застонал, когда я начал засовывать язык ему в дырочку, она чуть сжималась и пульсировала, с трудом пропуская меня вовнутрь. Тут я понял, что довел его до нужной кондиции, встал с кровати и, начиная раздеваться, сказал:
     - Валера, когда ты ебал меня в рот, я чуть не кончил, не понимаю, от чего бы это, может объяснишь?
     - Мне думается, это от твоей сверхсексуальности и чувствительности, ты кончаешь не хуем, а мозгом.
     Раздевшись донага со стоячим как кол членом я подошел к тумбочке, достал крем и начал на глазах у Валерки демонстративно намазывать себе дырочку между ягодиц, при этом я развернулся к нему спиной, чтобы ему было лучше видно, что я делаю, тот в это время поддрачивал своего жеребца. Подойдя к кровати, я лег спиной к Валерке и дрогнувшим голосом произнес:
     - Выеби меня в задницу, я хочу кончить, только не трогай меня за хуй, я хочу кончить не от рук, а только от твоего члена, сегодня, когда доктор трахал меня пальцем, я испытал такой кайф, что не могу тебе передать, если ты захочешь, то я буду отдаваться тебе каждый день, а если не захочешь, я найду того, кто меня выебет, ведь здесь так много ребят, Валера, не тяни, я жду твоего горячего хуя.
     Валерка устроился поудобнее, раздвинул мои ягодицы и начал вводить в мою дырочку палец, но я нетерпеливо перебил его:
     - Выеби сразу хуем, я хочу его вовнутрь на всю длину.
     Тот не заставил себя долго упрашивать, приставил к анусу головку члена, обхватил меня за бедра и со всего размаха натянул меня на него. Я почувствовал, как его длинный член, разрывая мою девственную попку, погружается в мою жаждущую прямую кишку. Боль была тупой но к ней примешивалась приятная мысль, что меня наконец-то ебут в задницу. Валера засадил на всю длину и замер.
     - Антон, как дела, не больно?
     - Еби, еби и еби, чуть не заорал я.
     Валера все понял, быстро перевернул меня на живот, расположившись сверху. Приподняв меня за бедра, не вынимая из меня своего органа, он подсунул под меня подушку, в которую я уперся своим членом. Теперь жопа моя была задрана вверх, а голова лежала ниже на простыни. Валера уперся на левый локоть, правой рукой схватил меня за бедро и начал свои толчки.
     Сначала было больно, но потом боль почти ушла. Вместо нее я сначала почувствовал едва заметный, но приятный зуд внутри задницы, постепенно разрастающийся, охватывающий все мое нутро. Валеркин член работал как поршень в моей жопе, я снова почувствовал, как на кушетке у доктора, что этот невероятно приятный зуд наконец то разросся во мне до таких размеров, что добрался до члена, только ощущения были сильнее, потому, что меня сжимал теперь мужик, и во мне был не палец, а длинный член. Валерка тоже приближался к финишу, он дернул меня на себя так, что я встал на четвереньки раком, а он расположил свои колени между моих расставленных ног. Ухватившись обеими руками за мои бедра, он прямо насаживал меня на свой вертел все быстрее и быстрее.
     Было ощущение, что мы слились с ним в одно целое, не было ни хуев, ни жоп, лишь единый организм, приближающийся неуклонно к оргазму. Уже все мое тело приятно зудело, восторг был полным. Я начал кончать первым, то сжимая то разжимая анус. Это движение в моей попке не ускользнуло от внимания Валеры, я спровоцировал его оргазм. Я почувствовал, как его член, как и тогда у меня в горле начал раздуваться и в мою задницу хлынул поток спермы. Мой хуй к тому моменту уже все выплеснул на подушку и мы рухнули в изнеможении на кровать, повернулись на бок и тут же уснули, так и не разъединившись.
     Среди ночи я еще один раз просыпался от того, что Валера трахал меня в попу, но я так устал, что не смог кончить, друг же в третий раз излился в мой кишечник. После этого сперма всю ночь потихоньку по капле вытекала из моей дырки, а поскольку я люблю спать на животе, стекала по моим яйцам и хую на простынь, вызывая приятные воспоминания.
     С этого дня Валера каждую ночь трахал меня в рот и в задницу, что нам обоим очень нравилось, а я кончал от этого бурно и долго. Наши игрища продолжались весь учебный год. Валера забросил доктора и тот нашел себе нового ебаря со старшего курса.

     Глава 2. Славик вот с такой... штуковиной

     В первый же день каникул у меня встал вопрос, с кем же мне теперь трахаться, так как Валера уехал к родителям в область и встречаться мы с ним уже не могли. Буквально на следующий день я прогуливался по городу и все думал, кому же подставить исстрадавшуюся попку, уже достаточно разъебанную моим другом. Ноги сами привели меня к тому туалету на улице Ленина и я вошел в него, немного побаиваясь. В туалете однако никого не было, кабинки там были без дверок, лишь перегородки между толчками. Я сел на крайний толчок, так, чтобы не было видно от двери, зато мне были видны почти все писсуары и пара кабинок напротив.
     Я сидел и поддрачивал свой уже удлинившийся до 17 сантиметров хуй. Когда дверь открывалась и заходил очередной мужик, я быстро прятал его под трусы и как ни в чем не бывало притворялся, что сру. Честно признаться, срать я сейчас совсем не хотел, потому что перед выходом из дома сделал себе очищающую клизму (на всякий случай:)).
     Прошло человек 10, не у всех удалось увидеть члены, они, падлы отворачивались и я мог видеть только струю, а у тех, у кого увидел, они болтались как сосиски. Наконец зашел мужик, я сразу понял, что он "наш", по взгляду внимательному, у меня от возбуждения чуть хуй не лопнул. Сердце сразу учащенно забилось.
     Мужик посмотрел мне в глаза, встал на толчок прямо напротив меня и начал снимать брюки, трусы у него явно топорщились, но он не снял их, а одновременно садясь, стянул их только с жопы. В итоге получилось, что мы сидим друг напротив друга совершенно в одинаковых позах, со стоячими и спрятанными под трусы хуями, яйца наши болтались над толчками. Каждый сидел и смотрел на другого, кто же первый достанет и покажет свое сокровище.
     Ему было лет сорок, одет не очень шикарно, но и не плохо, высокий спортивный, килограмм под сто и хуило у него, как я успел заметить под трусами, был что надо, яйца были большими и почему-то безволосыми.
     Мы сидели не поднимая глаз и упорно смотрели каждый между ног другого, не решаясь начать первыми, ноги мои начали затекать. В туалете мы были вдвоем. Первым не выдержал он. Просунув руку себе под ляжку, он чуть оголил основание своего члена. Оооо, это было незабываемое зрелище - толстенная зверюга, абсолютно без намека на волосы в области паха виднелась мне примерно на 5 сантиметров, уходя дальше под трусы и оканчиваясь где-то там на животе.
     Я в точности повторил его движения, оголив основания своего члена, при этом я засунул руку под трусы и начал потихоньку дрочить. Мужик встал на толчок, медленно спустил трусы и из них вывалилась такая палка, что у меня задрожали поджилки, это была идеально ровная, чуть конусообразная хреновина, заканчивающаяся на конце залупленой необрезанной красивой головкой диаметром сантиметров 5 у основания. Он начал тоже чуть поддрачивать своего коня глядя мне прямо в глаза. Потом он жестом попросил мне показать, что у меня там спрятано в трусах.
     Я встал с толчка, вынул своего маленького стоячего приятеля. Мы стояли и дрочили друг напротив друга, глядя на гениталии соседа. Член у него был тщательно выбрит и это придавало ему такой возбуждающий вид, что у меня сладко заныло в задней дырочке. Вдруг дверь туалета открылась и вошел очередной посетитель. Мы не сговариваясь развернулись к стене и начали по быстрому одевать трусы и брюки.
     Вышли мы почти одновременно и, не говоря ни слова, пошли по направлению к заброшенному парку Вайнера, про который я говорил в предыдущей главе. Там были достаточно густые заросли, в которых то тут, то там были разбросаны полусломанные скамейки. Идти пришлось довольно долго, мой новый приятель полуобнял меня за талию и когда мы проходили по безлюдным местам, недвусмысленно с силой сминал обе половинки моей жопки, отчего у меня внутри нее приятно ныло. Я в это время прикасался всей ладонью к его стоячему хую через легкие брюки и водил вдоль него рукой.
     Когда мы через щель в заборе пробрались в заброшенный парк, он уже откровенно засунул руку мне сзади под трусы и найдя мою дырочку аккуратно ввел туда свой толстенный палец. Мне такие манипуляции очень понравились, я понял, что меня сегодня обязательно выебут, может быть не раз. Так я и шел через весь безлюдный парк, пробираясь через кусты насаженный попкой на его палец. Мужик повернул палец концом кверху и я оказался как бы на крючке. Он при этом шевелил им, поглаживая верхнюю часть прямой кишки так, что я по дороге чуть не кончил от предвкушения скорого траха.
     Я привел его на свое заветное место, где вся земля вокруг была неоднократно орошена моей спермой, и начал расстегивать штаны, мой новый друг медленно вынул палец из моего ануса и тоже начал снимать штаны. Только тут я услышал в первый раз его немного хрипловатый голос:
     - Чего ты хочешь, малыш?
     Тем временем мы освободились от штанов и трусов и стояли друг напротив друга, чуть касаясь своими хуями. Я гладил его бархатистый ствол и боролся с желанием взять его в рот и отсосать это чудо, либо быстро запустить в свою жопку. Второе желание пересилило и я молча сел на скамейку голым задом раздвинул и высоко поднял ноги так, что он сразу увидел мой розоватый и трепещущий вход. Потянувшись к своим брюкам, я достал оттуда баночку вазелина, которую уже почти год всегда носил с собой. Он молча ждал, чего я буду делать. Я с трудом открыл баночку, запустил туда палец и начал медленно засовывать в свою дырочку, смазывая ее.
     Он встал передо мной на колени так, что его хуй лег мне на внутреннюю сторону бедра. Я зачерпнул побольше вазелина и начал водить вдоль этого огромного органа, вымазав его до самого основания, поскольку волосы на нем были тщательно выбриты. Не увидел я волос и на его яйцах. Меня тогда это очень заинтересовало и я спросил:
     - Зачем ты его бреешь?
     - Понимаешь малыш, я очень люблю ебать в попки маленьких мальчиков и они иногда пугаются волосатых хуев, а так я выгляжу примерно как они, он пристально смотрел на меня, ожидая моей реакции.
     - Я прошу тебя, не торопись, сказал я и уставился с вожделением на его блестящий и торчащий вверх член. Руками я поддерживал себя под коленями и до предела пожал вверх ноги. Моя попка при этом свесилась со скамейки, чтобы ему было удобней меня ебать. Мой хуй улегся мне на живот, а яйца свесились, почти до самой дырочки.
     Он пригнул свой член чуть вниз и начал медленно водить открытой, скользкой от вазелина и его выделений залупой по моим ляжкам, иногда проводя по моей мошонке и смазанной попке. Потом он полностью сосредоточился на моей дырочке и начал вкруговую гладить вокруг нее, все увеличивая давление члена на мой сфинктер.
     Я даже не почувствовал того момента, когда его головка углубилась в мое тело. Боли не было абсолютно, этому способствовала и моя поза и его опытные действия. Тогда он взял меня обеими руками за бедра и начал потихоньку входить в меня. Тупая несильная боль настигла меня лишь тогда, когда его член скрылся во мне до половины, одновременно во мне нарастало сильное желание побыстрее закончить этот мучительный процесс ввода и эта боль была только досадным недоразумением, не более того. Он продолжал погружение и его тело склонилось к моим согнутым ногам.
     Я закинул ноги на его плечи а руками вцепился в его бедра и с силой потянул на себя, стараясь как можно скорее ощутить себя заполненным этим чудом до отказа. Тупая боль усилилась, наслаждение от заполненности хлестало через край. Его бархатные голые яйца уже касались моих ягодиц. И вот он этот миг, когда я с силой придавил его ногами и руками к своей заднице и его огромный инструмент полностью вошел в меня. Я застонал от счастья, тем временем мужик начал потихоньку двигать своим хуем у меня в попке, боль начала стихать, на ее место пришло знакомое наслаждение, правда теперь оно было во сто крат сильнее, чем раньше, с Валеркой.
     Я застонал от кайфа, мужик увеличил амплитуду колебаний и глубоко задышал. Его вспотевшие яйца шлепали громко меня по мокрой попке и эти звуки усиливали наше возбуждение. Наконец я почувствовал, как его и так не маленький член стал во мне расти, он последний раз дернулся и засадил его до отказа. Под первый мощный выброс в мое нутро его горячей спермы я тоже начал кончать себе на живот. Оргазм был так силен, что я перестал ощущать вокруг себя что либо, дырка моя полностью расслабилась и я не чувствовал внутри себя ничего, кроме приятной неги, разливающейся по всему телу.
     Мужик аккуратно вынул из меня свою елду и приник к дырочке ртом, вылизывая выливающуюся оттуда сперму, при этом проникая вовнутрь языком. Мой сфинктер еще не успел закрыться и его язык полностью входил в меня, он буквально снова ебал меня, но уже языком, делая круговые движения. Руками он ласкал мою пипиську и гладил яйца, размазывая сперму по моему животу.
     Мне хотелось еще, но мужик встал и начал одеваться, его хуй уже почти упал и я с сожалением подумал, когда же мне снова выпадет такое счастье. Я вздохнул и тоже начал натягивать на себя одежду. Тем временем стало почти совсем темно. Когда мы пошли вдоль кустов к дырке в заборе, я попросил его:
     - А можно ты меня поведешь обратно по парку так же, как вел меня сюда, я тебя очень прошу.
     Я увидел в сгущающихся сумерках его улыбку и почувствовал теплую руку пробирающуюся в мои трусы сзади. Половинки попы были смазаны, дырочка еще не успела сузиться, поэтому его палец легко скользнул в меня, потом скользнул и второй. Мужик начал вращать ими в моей дырке, я невольно замедлил шаги, просунул руку за спину, расстегнул ему ширинку и запустил руку в трусы. Влажный от трахания, скользкий и горячий член уже почти стоял. Я начал его ласкать рукой, пока он не выпрямился полностью.
     Тем временем мы уже подошли к дырке в заборе, за этой дыркой виднелся пустырь, освещения никакого не было, вокруг было безлюдно и пусто, стрекотали кузнечики, стояла теплая летняя ночь.
     Вдруг мужик остановил меня у самого забора и не переставая рассверливать двумя пальцами мой анус, другой рукой расстегнул мои брюки. Я понял, что меня ожидает и сам стащил трусы и завернул их вокруг брюк, чтобы они не упали на землю. В попке опять сладко заныло от предвкушения более продолжительной ебли. Он расстегнул свои брюки и проделал то же, что и я со своими трусами.
     Голова моя была высунута в дырку в заборе, попку я чуть отклячил, и ждал его хуй, раздвинув руками половинки. Он немного присел, так как рост у нас был мягко говоря разный и сразу, без предварительных приготовлений засадил своего коня мне по самые яйца. Ему было неудобно стоять и ебать меня на согнутых ногах, тогда он обхватил своими огромными ручищами меня спереди за ляжки, приподнял и буквально на весу опустил на свой член.
     Я еще сильнее отклячил попку, стараясь, чтобы у него получалось как можно глубже, сам схватился за край забора и помогал ему меня трахать, насаживаясь на него. Я то совсем отпускал руки и тогда волна наслаждения от заполненности моих внутренностей охватывала меня с новой силой, то подтягивался на руках, давая возможность своему партнеру проводить акт.
     Он ебал меня сильно, страстно и очень долго. Когда руки мои начали уставать, я вдруг почувствовал приближение у него оргазма. Он более судорожно вцепился в меня руками и только сажал и сажал меня на свой поршень, сам с силой приподнимая меня, вынимая член чуть ли не до конца. Ну вот наконец последняя посадка и все увеличивающийся во мне орган дали мне сигнал. В это время руки партнера с моих ляжек перескочили на мой член и он выстрелил в дырку в заборе. Через минуту я обессиленный сполз с этого сокровища и опустился на колени. Мой анус горел огнем, сперма вытекала из него на траву. Мужик встал на колени позади меня и как и в прошлый раз чуток поебал меня языком в дырочку, высасывая свою сперму. Потом он поставил меня на ноги и долго вылизывал мой член, переходя от яичек к головке иногда целиком заглатывая его глубоко в горло. Я тоже не хотел ему уступать и когда он меня отпустил нагнулся и с удовольствием облизал его член от спермы и всего остального. Я брал его голые яйца по одному в рот и сосал их, затем лизал и сосал этот уже поникший член, доставивший мне два лучших оргазма в моей жизни.
     Мы оделись и вышли на освещенную улицу. Ноги от пережитого дрожали, я спросил:
     - Как тебя зовут?
     - Слава, улыбнулся он.
     - А меня Антон.
     - Может быть когда-нибудь увидимся, сказал он и зашагал прочь, а я побрел домой, шире чем обычно расставляя ноги и с полностью удовлетворенной задницей.

     Глава 3. Мой пассивный друг Колька

     Мне было обидно, что Слава ушел, не оставив своих координат. Два дня после того акта попка моя отдыхала, но я каждый вечер в кровати дрочил, вспоминая его голую, побритую елду, входящую в меня до самых яиц. Так мы с ним больше и не увиделись, а жаль, ведь я тогда испытал одно из самых сильных ощущений в моей жизни.
     С тех пор я стал частым гостем в туалете на улице Ленина, но к сожалению, туда заходили чаще всего одни слюнявые старики, которые были годны на то, чтобы пососать и подставить свою морщинистую дряблую жопу. Членов в моем понимании у них вообще не было и я с брезгливостью уходил, ожидая из укрытия, пока они покинут туалет.
     Прошел еще месяц, мне исполнилось 14 лет. Лето было жарким и это еще усиливало мое возбуждение, хуй все время стоял и я кончал минимум по 2 раза в день. Я жаждал приключений и вот однажды, зайдя в знакомый туалет, я увидел пацана на вид лет 16, пухленького, примерно моего роста с черными, схваченными в косичку волосами, сидящего на том самом толчке, где сидел я, когда познакомился с героем предыдущей главы.
     Я спокойно встал напротив и начал расстегивать брюки. Поскольку я давно уже возбудился, мне некогда было с ним в прятки играть и я сразу достал свой стоящий член и не торопясь сел на толчек. Мой хуй торчал между ног, но я его не трогал, ожидая реакции пацана. Та не заставила себя ждать, он встал на толчек и показал мне свой кривой, примерно моего размера член с обрезанной крайней плотью. Он водил по нему рукой и закатывал глаза, я подошел к нему вплотную, наклонился и облизнул головку, он вздрогнул, отстранил меня и, показав глазами на дверь, быстро стал натягивать трусы и брюки.
     Пока я возился со своим хозяйством, он успел выйти на улицу, поджидая меня. Я спросил:
     - Куда пойдем?
     - Хочешь, ко мне домой, родители на даче, а я не люблю с ними ездить и дома остался. А сюда я редко захожу, ездить далеко, но сегодня чего-то накатило, тебе сколько лет, больно ты молодой?
     - 14, но не суди по первому впечатлению, а ехать то куда?
     - На Уралмаш (это такой рабочий микрорайон довольно далеко от центра).
     Мы прошли к остановке трамвая, продолжая разговаривать. Я все наступал:
     - Давно этим занимаешься?
     - Лет с десяти, дядя приучил.
     Я пристал к нему с расспросами и пока мы ехали, он рассказал мне эту интересную историю.
     Николай ездил на дачу с родителями каждое лето. Когда те были в отпуске, в Свердловск никто не ездил, а когда отпуск кончался, его оставляли на попечение дяди, а сами приезжали только на выходные. Дядя, здоровый мужик лет 50, недавно овдовел и жил бобылем в той деревне, где у Колиных родителей была дача. У него был большой дом, двор с огромным огородом и шикарная баня.
     После очередных выходных, когда родители уехали в город, Николай как обычно перебрался в дом дяди, где у него была отдельная комната. Было жаркое лето, дело шло к вечеру и он лег на свою кровать раздевшись до трусов, взял книжку и начал читать. Коля был пухленьким мальчиком, все дразнили его девчонкой, а дяденьки засматривались на его не в меру развитый зад и пухлые, как у девчонок титьки.
     Ему все время было жарко и он скинул с себя одеяло. Днем, когда он ходил купаться на речку, пришлось идти домой в мокрых плавках, которые он так и не удосужился переодеть. Теперь края ткани натерли нежное тельце возле яичек и все там чесалось. Мальчик непроизвольно чесал то с одной стороны, то с другой.
     Ему стало неудобно и он стянул с себя плавки, не накрывшись одеялом. Потом Коля чуть раздвинул ноги, приподнял их и начал с остервенением чесать и гладить натертую кожу. На коленях у него лежала книжка, которую он читал. Ногами он лежал к двери в комнату, которая вдруг бесшумно открылась и на пороге появился дядя. Николай этого не услышал и не увидел. Может быть дядя зашел что-нибудь спросить, но увидев пухлую девственную попку ребенка и маленький, чуть стоячий писюн, просто застыл на пороге, рассматривая все это богатство. Затем он осторожно прикрыл дверь, оставив только щелку, достал свой хер и кончил на дверь. Коля этого не узнал бы, если бы дядя ему потом не рассказал.
     На следующее утро дядя ходил сам не свой целый день. Он все искал повода увидеть Коленьку голышом, но все не представлялось случая. Тогда он наколол дров и пошел топить баню. Когда баня была натопленной, он позвал Николая и хотя мылась вся семья всего три дня назад, Коля с радостью согласился, так как ему очень нравилась эта процедура.
     Был целый ритуал этих походов в баню, дядя изготавливал какие-то настойки, от которых в бане приятно пахло травами. Парилка в русском стиле была с полками и Коля любил забираться на самый верх, чтобы согнать немного лишнего жира. Отец или дядя хлестали его дубовыми или березовыми вениками, от чего он ловил непонятный ему кайф.
     Коля разделся в предбаннике и вошел в парную, там был полумрак, свет пробивался через небольшое оконце. Дядя сидел на средней полке и охаживал себя несильно веничком по спине, как всегда пахло эвкалиптом и еще чем-то дурманящим. Член у дяди был в спокойном состоянии и свисал между ног с полки.
     - Иди сюда, племяшка, погрейся пока...
     Коля залез на верхнюю полку и лег на живот, попка его красиво и маняще возвышалась над полкой, лицо дяди было совсем недалеко от этого зрелища. В это время у пацана начал выходить пот и все тело покрылось крупными каплями. Дядя отложил в сторону веник и начал стряхивать эти капли, как бы случайно проводя по пухлым мальчишеским ягодицам и между ними по девственной дырочке ануса, булки смешно колыхались. Иногда он проводил рукой по внутренним сторонам бедер, задевая мошонку.
     У дяди давно стоял колом и он прикрыл свой срам веником, у Николая от необычных ощущений тоже встал, но дяде этого не было видно, поскольку писюн мальчика был спрятан под живот.
     - Ну что, Колян, готов к веничку?
     - Да, давай не жалей меня, лупи как следует, ответил тот.
     Дядя взял второй замоченный веник и сначала водил им по разгоряченному телу мальчика, залезая им между ног и надавливая, когда проходил анус и мошонку. Пацан при этом тихо млел. Потом дядя сначала тихонько, а потом все сильнее начал похлопывать его по спине и попке, не забывая о чуть раздвинутых ногах и внутренней части бедер. Коля рассказывал, что получал необъяснимое ему тогда удовольствие, когда прутья веника с листьями, попадали точно между ягодиц. Ему хотелось тогда приподнять попку, но он стеснялся своего порыва.
     - Давай, переворачивайся, сзади я тебя обработал.
     Стыд залил Колино лицо, но дядя в полумраке этого не заметил. Мальчик нехотя повернулся и прикрыл писю руками.
     - Руки то разведи, как я буду тебя парить то?
     Коля убрал руки, членик его стоял, верней почти лежал вдоль живота с чуть высунувшейся мальчишеской головкой поверх яичек и был сильно напряжен. Мальчик нервно смотрел на реакцию дяди. Тот усмехнулся:
     - Ничего, всякое бывает.
     Дядя потрепал племянника по членику, захватывая при этом яички, пальцы он запустил между ягодиц, делал это он чуть дольше и Коля почувствовал приятную истому внизу живота. Дядя убрал руку и начал обрабатывать веником пухлые груди и шею мальчика, постепенно спускаясь все ниже к животу и к вздыбленной пиписке. Сильно он по ней не бил, но нарочно гладил горячим веником начиная от раздвинутых ног, по ягодицам и далее по мошонке и члену. Коля возбуждался все сильнее. Он уже хотел чего-то большего и закрыл глаза.
     Дядя прекратил издевательства на племянником, быстро вышел в помывочную комнату и встал за баком с водой, чтобы племянник не смог увидеть исстрадавшийся и вздыбленный ствол. Дядя позвал:
     - Колян, иди сюда, я тебя помою, ложись ка на живот.
     Мальчик вышел из парилки, смущенно прикрываясь руками, увидев дядю за бочкой, ему вдруг захотелось взглянуть на его член, но он не знал, как это сделать и лег на живот на лавку и закрыл глаза. Дядя вышел из-за укрытия с шайкой чуть теплой воды и для начала окатил пацана с ног до головы. Затем снова наполнил шайку водой погорячее и присел рядом на широченную деревянную лавку.
     Взяв в руки мыло он начал осторожно намыливать Колину шею, постепенно спускаясь на спину. Спину он не просто мылил и тер, он делал искусный массаж все ближе подбираясь к вожделенным ягодицам. Члены у обоих стояли на ура, Коле еще никто не делал такого массажа и он просто балдел под умелыми и сильными пальцами взрослого мужчины.
     - Ну как Колян тебе массажик?
     - Очень нравится, еще пожалуйста, если можно...
     Дядя постепенно опускался все ниже, сначала на талию, потом на ягодицы. Он провел намыленной ладонью между сладких мальчишеских булочек, почувствовав, как инстинктивно сжался анус. Потом он взял двумя руками эти половинки и начал их с силой массировать, то разводя их в стороны, то снова сводя вместе круговыми движениями рук. Когда половинки расходились, дяде открывалась неописуемая картина: между двух пухленьких, как у девочки булочек темнело сморщенное колечко девственной безволосой дырочки, которая чуть приоткрывалась, когда он с силой разводил ягодицы в стороны.
     Дядя наконец перешел на промежность и стал тихонько гладить мыльными руками и анус и мошонку, дырочка при этом испуганно вздрагивала и сжималась.
     - Не напрягайся и расслабься по возможности, А что это там у тебя под животом топорщится, дай-ка я его достану.
     И не дожидаясь ответа мальчика, просунул скользкую руку под его живот и вытащил наружу стоящую палочку, из которой уже начала вытекать какая-то блестящая жидкость.
     - Ну вот, мы сейчас и это сокровище помоем, раздвинь-ка пошире ноги.
     Коля послушно раздвинул ноги, при этом ему пришлось одну ногу согнуть и положить ее на дядино бедро. Буря сексуальных неизведанных чувств кружилась в голове мальчика и он хотел сейчас только одного, чтобы эта сладостная пытка продолжалась вечно. Дядя намылил руку и начал ей водить по члену мальчугана, чуть залупляя его головку, второй рукой он гладил (мыл) промежность и яички.
     - А там у нас что, небось не мыл после туалета.
     Дядин палец легонько надавил на сжатый сфинктер анального отверстия. Мальчик зажмурил глаза и желая этого неизведанного еще удовольствия сам расслабил свой вход. Палец с трудом вошел на половину в девственную попку мальчика. Пацан дернулся от боли но не вытолкнул палец. При этом его нога уперлась случайно в дядин, стоящий колом член. Сердце мальчика и так бившееся, как барабан, теперь готово было совсем выпрыгнуть из груди. Нога сама по себе начала ощупывать дядин член, эту упругую, скользкую от выделений штуку, но дальше головки нога не доставала.
     Дядин палец "мыл" дырочку, слегка в ней поворачиваясь, боль у пацана прошла, накатило возбуждение. Дядя надавил на одну из стенок кишечника, убыстрил движение на члене мальчика и у того случился первый в жизни оргазм. Дядя заметил, как набух его членик, как тело мальца дернулось и между ног выплеснулась небольшая струя его первой спермы.
     Коля лежал с закрытыми глазами и не понимал, что с ним происходит. Дядя вынул палец из попки и гладил тело племянника по всей длине, успокаивая его.
     - Ну вот, ты и стал мужчиной, перевернись-ка пока я тебя помою спереди.
     Коля перевернулся на спину не смея открыть глаза. Дядя подошел со стороны головы мальчика, сел боком на лавку и положил голову того к себе на ноги. Голова почти касалась вздыбленного дядиного члена. Потом он долго мыл ребенка, проводя руками по пухлым титечкам, уделяя внимание соскам. Стыд, охвативший Колю после оргазма скоро прошел, а возбуждение от таких прикосновений нарастало, соски встали колом. Это не укрылось от внимания взрослого, он повернул тело ребенка на бок лицом к себе так, что оно буквально уперлось в основание его огромных размеров члена, а нос зарылся в лобковых волосах.
     Николай почувствовал запах мужского тела, глаза непроизвольно открылись и он увидел прямо перед ними стоячий хуй 24 сантиметровой длины с залупленной головкой. Волосики дяди приятно щекотали подбородок и нос, чуть ниже он разглядел волосатые большие яйца.
     - Ну что Колян, нравится? Когда вырастешь и у тебя такой будет, у нас в роду у всех хуи большие были. Хочешь, продолжим наши игры, а если устал, то пошли обмоемся и в хату пойдем телик смотреть.
     Коля молча взял дядю за основание члена, приподнялся на локте и стал его разглядывать. Подражая дяде, он скользил вдоль этого восхитительного ствола вверх-вниз, представляя себе, когда же у него вырастет такая большая штука. Потом он сел на лавку и не переставая дрочить дядю запустил вторую руку ему в яйца. Дядя чего-то замычал. Он отстранил руку мальчика от своего хуя.
     - Погоди малец, а то я сейчас кончу, как ты недавно, может чего поинтересней придумаем.
     Он встал, налил в шайку чистой воды и они обмылись, при этом дядя не пропускал интимных мест племянника, член его раскачивался из стороны в сторону, доставляя пацану огромное наслаждение, но снова схватить эту упругую бархатную штуковину он не решался. Писюн у него давно стоял, почти прижавшись к животу. За окном уже смеркалось и дядя включил свет, чтобы Коле лучше была видна его елда. Затем он обтер мальчика полотенцем и смазал ароматическими маслами, особенно усердствуя около анальной дырочки и пухлых грудок.
     Вскоре они перешли домой и включили телевизор в комнате дяди. Оба были в одних трусах с оттопыривающимися членами. Ходить и сидеть в таком виде было неудобно и дядя предложил раздеться, что и было сделано. От Коли исходил приятный запах ароматических масел. Они улеглись в большую дядину кровать. Дядя встал и раскачивая своим членом подошел к видаку. Он уже понял, что мальцу очень нравится вид его вставшего орудия и специально возбуждал его этим.
     Дядя вставил порнушный фильм про баб и мужиков, которые трахались в невообразимых позах. Их гениталии показывались крупным планом, иногда во весь экран. Коля потом рассказал, что его особенно возбуждали мужские члены всех размеров, особенно ему понравился негр, трахавший в рот девку, член едва наполовину входил в ее рот, так он был толст и огромен. На улице совсем стемнело и дядя задвинув ставни включил свет.
     - Ну расскажи Колян, что тебе больше всего понравилось, спросил дядя?
     Коля смутился, сказать правду? А вдруг его не так поймут? И он осторожно заметил:
     - Ну как негр трахал ту телку в рот.
     - А что тебе там больше всего понравилось?
     - У него такой большой член, что не верится, что такие бывают, с руку, смущенно ответил Коля.
     - Хорошо, тогда продолжим образование, сказал дядя и сменил кассету.
     На кассете была уже мужская порнуха и когда после незамысловатой прелюдии молодой парень взял член своего приятеля в рот, Коля спросил:
     - А разве мужики сосут друг у друга?
     - А почему бы и нет, хочешь и мы попробуем?
     Дядя дождался пока в кадре один парень не кончил другому в рот, при этом часть спермы вытекла наружу и камера крупным планом показывала его залитое лицо, яростно облизывающее мокрый после спуска член. Потом он остановил пленку, положил Колю на спину на кровать головой на подушку и включил лампу, стоявшую у изголовья. Лампа была мощная и он все ловко рассчитал, чтобы ребенку был виден его член во всей красе. Он встал на кровати на колени так, чтобы его хуй находился над Колиным лицом, а сам наклонился и облизал член племянника.
     - А ты пока можешь мне подрочить, сказал он.
     Коля почувствовал, как его членик вместе с яичками уходит в теплую и скользкую глубину дядиного рта и на него накатила приятная истома. Очень уж возбуждал член дяди, болтавшийся недалеко от его лица. Достать до него губами было трудно, зато яйца свисали и волосиками щекотали его губы. Лампа светила как раз сзади между дядиных ног и пацан смог во всех деталях рассмотреть этот красивый орган весь во взбухших венах и прожилках. Мальчишка одной рукой вцепился него, а другой оттянул ему яйца до своих губ и начал облизывать. Возбуждение Коли все нарастало, но он только недавно кончил, а дядя был уже на пределе. Когда дядя готовился кончать, он выпустил Колин член изо рта, подался назад, отчего его залупа оказалась напротив губ ребенка. Тот принял это как приглашение и обхватил ее своим девственным ротиком.
     Ему хотелось выглядеть взрослым, как те двое в порно-фильме. Скопившаяся за день сперма начала стрелять ребенку в рот. Сначала Коля чуть не захлебнулся, а потом начал быстро глотать, но большая часть все же вылилась ему на лицо и грудь. Вкус ему понравился, в это время дядя рухнул набок на кровать и тяжело дышал. Коля подполз к нему, отодвинул ногу и припал как в фильме к его пока стоячему члену. Надавливая потихоньку на ствол, он высосал остатки спермы до капли. Член же начал уже опускаться медленно подрагивая.
     Пока дядя лежал с закрытыми глазами, Коля встал с кровати, умыл лицо и пустил пленку дальше, ему не терпелось увидеть продолжение. Он сел на кровать, чтобы ему было удобно, уставился на экран, перебирая одной рукой яички и упавший член дяди.
     На экране уже другие ребята, один совсем маленький, лет 11 с безволосой как у Коли писей, другой лет 20 с большущим хуем раздетые лежали на простыни. Сначала они легли в позу 69 и сосали друг у друга члены. Коля было подумал, что сейчас они кончат, как в прошлом эпизоде, но затем взрослый встал, достал из тумбочки какую-то баночку и раскрыл ее. Затем он окунул туда палец, достал немного чего-то тягучего и подошел к маленькому.
     Камера крупным планом наехала на безволосый членик пацана, в глазах того горело желание, он чуть улыбался, потом медленно раздвинул ноги и поднял их, обхватив руками под коленками, откинулся на спину. Его попка задралась вверх, камера еще приблизилась и Коля во весь экран увидел дырочку пацана, яички и часть стоячего члена, волос на попке не было совсем, поэтому Коля без труда разглядел чуть расширенный вход в прямую кишку, обрамленный розовой бахромой. Дырочка то сжималась, то разжималась.
     Дядин член под Колиной рукой вдруг начал распрямляться, Коля на секунду оторвался от экрана и увидел, как тот неотрывно смотрит на телевизор. Дядина рука потянулась к Колиной попке и начала ее мять.
     На экране в кадре появился палец старшего, намазанного скорее всего вазелином или каким-то кремом. Палец аккуратно по окружности обмазывал розочку ануса пацана, при этом ее лаская. Попка того пульсировала, выдавая желание. Потом палец легко погрузился в дырочку и начал там вращательные движения. Коля вспомнил, что проделывал с ним дядя в бане и с членика у него капнула капелька смазки.
     Дядя развернул Колю на живот, лицом к телевизору, поддел руки под его бедра. Сам он лег головой на подушку. Дядин член, снова в боевом положении стоял и смотрел Коле прямо в рот. Дядя своими руками раздвинул две половинки Колиной пухлой попки и начал нежно водить языком по его дырочке, иногда пытаясь проникнуть вовнутрь.
     Тем временем парень на пленке натирал свой большой хуй тем же кремом из банки. У Коли мелькнула мысль, зачем он это делает, неужели????? И тут до него дошло, что сейчас произойдет в фильме. Сначала он испугался, но потом новизна ощущений, дядин язык, проникший наконец в его попку и накопившееся возбуждение дали о себе знать, он попытался полностью расслабиться и вовсю смотрел на экран, поглаживая дядин член.
     Взрослый парень встал на колени на кровать, положил ноги пацана себе на плечи и взял его за бедра. Руки молодого обхватили скользкий член партнера, тот начал наклоняться, сгибая тело пацана пополам. Член неуклонно двигался к своей цели. Камера снова придвинулась вплотную и Коля увидел, как огромный стоячий хуй входит не в какое-то там разъебанное влагалище (как в предыдущем фильме), а в маленькую, меньше, чем у него самого, розовую попочку пацана.
     Коля потом сказал мне, что увиденное в этот момент определило его дальнейшую судьбу, он видел счастливое лицо мальчика на экране и уже хотел быть на его месте. Член не останавливаясь вошел по самые яйца в попку мальчика. Затем начались качки, они были настолько непристойными, что у Коли захватило дух, камера крупным планом показывала, как член полностью выходит из дырки и она не закрываясь пропускает его снова на всю длину.
     Дядин язык тем временем не останавливаясь буравил Колькину дырку, уже полностью погружаясь в нее. Дядя вертел языком не переставая, а племянник под впечатлением фильма подавался попкой назад, пытаясь как можно глубже затолкать дядин язык. Колька уже рефлекторно сосал дядин член, когда он погружал его в рот, язык выходил из попки, когда сдвигал губами кожу головки на себя, язык входил в анус.
     В кино мужик начал кончать, при этом он совсем вынул хуй из попки мальчика, камера вновь показала эту разъебанную дырищу совсем близко. Дырка совсем не закрывалась, потом малый схватил себя руками за края своей дырки и расширил ее еще так, что стали видны розовые стенки кишечника, все в прожилках. В это время мужик начал кончать и рукой направил свою залупу прямо на раскрытую дыру. Потоки спермы один за другим хлынули в это широкое отверстие, заполняя его мутной липкой жидкостью, пока не заполнили до краев. Сперма начала стекать по ягодицам на простынь, парень еще дернулся и упал рядом с маленьким на кровать.
     Дядя чувствовал, что скоро кончит, но хотел воспользоваться моментом и отиметь племянника в эту классную попку, которую так усердно подготавливал языком. Он аккуратно снял с себя мальчика, у которого от возбуждения и от сосания дядиного члена на губах выступила пена в вперемежку с соками из члена, быстро подошел к тумбочке и достал оттуда баночку со специальным кремом, который купил за границей. Крем предназначался как раз для анального секса и увеличивал возбуждение партнеров.
     На экране два счастливых человека лежали на спине и улыбались с закрытыми глазами, камера все бродила по их телам и Коля заметил, что живот мальчика тоже измазан в сперме. Вот это да, неужели он кончил от этого, подумал Коля. Мужик начал ласкать мальчика, размазывая по его животу сперму, потом раздвинул ляжки и Коля увидел, как из все еще широкой задней дырочки непрерывно вытекает сперма его старшего приятеля. Это было финальным кадром.
     Дядя встал на колени позади мальчика и начал смазывать его анус. Расширенная языком расслабленная дырочка тут же поддалась. Когда дядя затолкал палец на всю длину (надо было смазать как можно глубже из-за возбуждающего и обезболивающего эффекта крема), Коля слегка напрягся, но почувствовал сразу, что боль отступает, а на смену ей приходит блаженство. Запах от крема был возбуждающе приятным, в попке чуть зудело, но чертовски приятно зудело.
     Дядя намазал крем на ладонь и растер свой член, потом положил мальчишку на бок, и попросил лечь поудобнее. Того уже не надо было упрашивать и он оклячил свою попочку навстречу судьбе. Дядя прилег рядом и очень осторожно начал вводить. Колечко девственной дырочки обхватило член, но легко пропустило его внутрь, дядя за бедра натянул Колю на себя и почти тут же кончил. Член в попке еще расширился и Коля почувствовал внутри потоки спермы. Было немного больно, но крем сделал свое дело и сейчас была только неудовлетворенность от незаконченности, яйца болели от обилия спермы. Дядя все понял и быстро снял у племянника напряжение, отсосав у него по полной программе с заглатыванием яичек и двумя пальцами в дырочке. Такого Коля еще не испытывал.
     Потом Коля уже без подробностей рассказал, как каждый день до приезда родителей дядя ебал его в жопу где придется и в бане и на сеновале и в кровати, один раз даже в коровнике. Он умудрялся мне засунуть и после того, как приехали родители на выходные. Вообщем, то лето прошло для Коли очень сказочно.

     Глава 4. Ах эти негры с толстыми хуями...

     Пока мы с Николаем доехали до его дома, я успел рассказать ему и мою историю. Особенно его возбудил мой рассказ про мужика, который выебал меня два раза в парке. В дом мы вошли со стоячими хуями и сразу разделись. Коля тут же засунул мой член в рот и классно его отсосал, я кончил быстро и тут же подставил ему свою попку.
     - Нет, подожди, сказал Коля и вышел в другую комнату.
     Вернулся он быстро, в руках у него был флакон с надписью типа "Анал факинг крем" и еще какое-то белое белье. Коля начал в него облачаться.
     - Это все мне дядя подарил, сказал он.
     Это были замечательные женские трусики для голубых. Впереди было отверстие для хуя и яиц. Вокруг ануса тоже было отверстие и довольно большое, потом он одел бюстгальтер на свои титечки, капроновые чулки с поясом и резинками. Все это было настолько сексуальным, что у меня опять встал. Коля это заметил и попросил, чтобы сначала я трахнул его попку. Я открыл принесенную им баночку и сначала понюхал. Аромат был возбуждающим, пахло как-то по особенному, я почему-то вспомнил летнюю южную ночь с ее ароматами.
     Я быстро намазал свой член, потом развернул Колю, нагнул его и начал намазывать его дырочку вводя туда указательный палец. Анус Коли подрагивал и насаживался на меня, потом я попросил его лечь на спину, задрал его ноги к себе на плечи и сразу до отказа затолкал свой член в его дырочку. Коля охнул и начал сразу мне подмахивать. Руками я схватился за его груди и начал их мять, помня из рассказа Коли о его страсти.
     Поскольку я недавно кончил, то ебал я его довольно долго, он все время подо мной извивался и стонал от кайфа, потом начал кричать:
     - Антоша, выеби меня посильней, я тебя очень прошу, ну пожалуйста.
     Я все насаживал и насаживал его на свою палку и тут вдруг он заорал:
     - Все, я кончаю.
     Я мгновенно выскочил из его попки и схватил его член губами. Я едва успел, потому, что сперма брызнула сразу же. Я заглотал член до упора в горло и выпил его до дна. Член мой приятно зудел видимо от этой сказочной мази. Чтобы быстрее возбудить Колю, я попросил у него примерить его костюмчик. Он встал с кровати, вышел в другую комнату и принес похожий комплект секс белья, но без бюстгальтера.
     Я начал медленно облачаться во все это принимая соблазнительные позы, то поворачиваясь лицом к нему, чтобы он видел, как мой стоячий хуй и яйца пролезают в прорезь женских трусов, то демонстрируя ему свой анус через их ажурную дырочку. Затем я взял немного крема из банки, лег перед ним на спину, задрал ноги и начал вводить себе в очко сразу 2 пальца, внутри у меня все сладко заныло и немного жгло от этого крема. Я увидел Колин член и понял, что он готов. Член стоял изогнутый и готовый к бою. Я смазал его кремом и он еще сильнее затвердел.
     Коля ебал меня в той же позиции, что и я его несколько минут назад. Член был не очень большой, зато это компенсировалось длительностью акта и той чудесной мазью, которой был намазан Колин хуй и мои внутренности, вся промежность и прямая кишка приятно ныли от нее. Коля держал меня за бедра и качал что есть мочи. Я прижал ноги к туловищу и старался насадиться как можно глубже, подмахивая ему. Кончили мы почти одновременно, сначала Коля в меня, а я, почувствовав внутри теплую струю, себе на живот. Коля быстро все с меня слизал и вылизал мне головку, потом нажал на мой член и допил последнюю каплю.
     Мы растянулись на кровати и блаженствовали. Коля поднялся и включил видак с мужской порнухой, там чего только не было. Но когда здоровенный негр на наших глазах ебал белого мальчика неправдоподобных размеров хуем в разных позах, у нас снова начали вставать члены. Член негра с руку ребенка с хлюпаньем входил в развороченный анус мальца, а тот счастливо улыбался, закатывал глаза и стонал от наслаждения, потом он кончил и камера крупным планом показала, как сперма вытекала из его писюна. Потом страшено зарычав кончил и негр, насадив малыша полностью на свой огромный хуй. Я тогда сказал:
     - Я тоже так хочу, где бы нам негра такого найти?
     - Есть в городе институт, где они учатся, только как узнать, захочет ли он это делать?
     - Да сам не знаю, но хочется очень, сам то ты тоже небось не прочь?
     - Я бы весь обкончался от одного вида, не говоря уже о трахе.
     - А где этот институт?
     - Да тут недалеко, может это и не институт вовсе, там рабочим специальностям обучают, при Уралмаше.
     - Коль, пойдем туда, может чего и придумаем, заканючил я.
     - Ну пойдем, коли не шутишь...
     Мы встали с кровати, выключили видак, Коля спросил, а это снимать будем?
     - Не надо, у меня кажись планчик созрел. А среди негров это увлечение повальное, так что я думаю мы найдем того кто нам нужен.
     Мы одели брюки носки, рубашки и ботинки, чтобы все скрыть, Коля спрятал мои трусы и снял лифчик, чтобы случайно кто под рубашкой не увидел и мы двинулись в путь. Идти пришлось недолго, вскоре мы подходили к зданию, где учились иностранцы, в основном из развивающихся стран. Добрая половина их была с черной кожей. Занятия еще не закончились и мы беспрепятственно проникли внутрь здания. Найдя мужской туалет мы его придирчиво осмотрели. Между двух закрывающихся кабинок на уровне метра от пола имелось небольшое отверстие, просверленное кем-то видимо для подглядывания за соседней кабиной.
     - Ну вот Колян, а ты сюда даже не удосужился ни разу заглянуть.
     Я сел на толчок и приник к дырочке. Соседний "номер" просматривался, как на ладони. Мы закрыли дверь и стали ждать окончания пары. Звонок прозвенел неожиданно. Я сказал Коле, чтобы он снял брюки и повесил их на крючок, а сам сел на толчок, вынул его член и начал сосать. Света в туалете было хоть отбавляй и наша картинка из соседней кабинки была бы видна как на ладони, стоило лишь заглянуть, а кто ж будет заглядывать, если не голубой.
     Нам повезло на третьем парне, первые два просто посрали и ушли, этот же не очень большого роста негр зашел видимо подрочить. Он не садился на унитаз, а сразу вынул стоячий хуй нашей мечты (правда не такой огромный как мы только что видели на экране, но тоже приличных размеров, как будто вырезанный из черного дерева с черной блестящей головкой. Мы тут же продолжили наши игры, я сосал Колин член с причмокиванием, а он тихонько стонал, чтобы было слышно в соседней кабине. Парень затих и вскоре мы увидели как в дырочке мелькнул ослепительный белок его глаза. Видать он там охуел от увиденного и аж стенка затряслась, так он себя надрачивал.
     А посмотреть ему было на что. Коля стоял в своем сексуальном белье, закатил глаза, задрал рубашку и мял свои большие сиськи, при этом еще и стонал. Негр неотрывно смотрел наш спектакль, а я некоторое время наяривал Колин хуй, загоняя его к себе в глотку по самые яйца. Потом я поднес к дырочке указательный палец и поманил им негра. Было видно, как он лихорадочно натягивает штаны и спускает воду. Затем он вышел, огляделся и когда никого в сортире не было тихонько постучал в нашу дверь. Мы тут же открыли. Али, так звали этого негра, тут же достал свой огромный член и сказал шепотом на ломаном, но вполне сносном русском:
     - Я хочу этого мальчика, он рукой взялся за Колин член и начал его поддрачивать.
     Коля ответил, что здесь неудобно и пригласил его в квартиру. Тот с радостью согласился. Тогда Коля оделся и мы соблюдая предосторожности втроем покинули туалет. До Колиного дома мы долетели на одном дыхании, зашли в квартиру и устроили Али маленький стриптиз. Я раздевался стоя к нему лицом, а Колян задом, при этом вихляя своей пухленькой попочкой. Али тоже стянул с себя все вещи и я увидел вблизи его инструмент, он был длиной не менее 25 сантиметров и очень толстый, под ним болтались два шара переполненные спермой. У меня сладко заныло под ложечкой от предчувствия. Али подошел к Коле сзади, обхватил его за пухлые грудки, а хуем уперся меж двух половинок попы. Я взял со стола мазь, показал ему название и начал смазывать его восхитительный член. Он был красивый и бархатистый на ощупь. Я немного повтирал мазь в это прелестное орудие, просто не в силах от него оторваться. Он в это время мял Колины грудки и тот стонал от кайфа.
     Али повалил Николая на постель, положил его на бок, приставил свою игрушку к отверстию в трусиках и начал ввод. Коля только охнул, когда первые 5 сантиметров скрылись между его ягодиц. Али не торопился, продолжая то медленно продвигаться глубже, то снова вынимая почти до конца свой кол. Наконец он уперся в Колину попку яйцами. В тот момент меня мучила одна мысль, почему мне так не везет, почему я не первый.
     Я как бы остался не у дел. Тогда я прилег рядом с Колей и начал у него сосать. Мне не нужно было практически двигаться, так как Али разошелся и уже вовсю таранил сзади Колькину жопу, тот только визжал от восторга как поросенок и постоянно подмахивал. Али мял Колькины грудки и крутил соски. Я заглатывал Колькин член по самые яйца и скоро почувствовал, что они оба начинают кончать.
     Сначала коля выстрелил мне в горло нешуточной порцией спермы при этом вопя от страсти и весь трясясь, затем Али приподняв Колину ногу вынул хуй из Колькиной жопы и просунув его между ног, выстрелил мне в лицо такой струей, что я не мог сперва поверить, что это сперма, потом все же открыл рот и все остальное уже проглотил как положено, дотянувшись губами до его залупы. Коля лежал с развороченной дыркой довольный, оттраханный и не подавал признаков жизни, я отодвинул его и начал губами сосать этот инструмент. В училище меня этому здорово обучили и я очень быстро поднял его в боевую готовность. Потом снова намазал его мазью и сказал:
     - Али, выеби меня как следует.
     - А как следует?
     - Чтобы у меня искры из глаз посыпались.
     Он засмеялся, видимо ничего не понял и присел на край кровати, потом развернул меня спиной к себе, взял за бедра и начал сажать на свой вертикально стоящий хуй. Ох как же я ждал этого момента. Когда его залупа коснулась смазанной дырочки моего ануса, меня аж передернуло от приятного предчувствия и я с силой сам сел на этот кол. Жопа маленько сопротивлялась такому грубому с ней обращению, но недолго, боли почти не было, был приятный зуд. По всему телу растеклась истома, было ощущение абсолютной наполненности. Я сидел на его ногах, член был целиком во мне и я не в силах был пошевелиться.
     Али взял меня за ягодицы и начал приподнимать и опускать на свой член. Спустя некоторое время я начал ему помогать, прыгая на его звере. Мы вошли в раж, я сжимал прямой кишкой его хуй а он насаживал меня со всего маху до самого конца, при этом он нагибался назад, чтобы все его 25 сантиметров скрывались в моей дырке. Так продолжалось очень долго, целую вечность, я потерял счет времени, хуй у меня чесался, но кончить я почему-то не мог, видимо сказались предыдущие оргазмы с Колькой.
     Про Кольку мы оба забыли, а он тем временем пришел в себя и во все глаза смотрел на нас. Потом встал, нагло вихляя попкой подошел к нам и пристроился ротиком на моем дружке, как я еще недавно сосал у него. Ему было не очень удобно, но он скоро приноровился ловить мой член и заглатывать его довольно глубоко. Этим он простимулировал меня и Али. Первым кончил Али и когда я почувствовал, как хуй его стал еще толще и сперма моего нового друга хлынула в меня горячей струей, я тоже начал кончать в Колькин рот. Мы повалились с Али на кровать не в силах разорвать контакта. Я был как в забытьи, мне не хотелось выпускать из себя это сокровище, но Колка уже завладел членом Али, вынул его из моей разъебанной дырки, быстренько вылизал, а затем просунул язык мне в анус и начал ждать, когда из моих глубин потечет сперма. Она не заставила себя ждать, он приятно щекотал мою попку и вылизывал все, что оттуда вытекало, язык помещался в ней целиком, потому что только что меня имел такой богатырь.
     Али от такого вида снова возбудился. Не буду описывать, как он трахнул нас еще по разу, но к концу той ебли я был полностью вымотан и не помню, как добрался домой. С Али мы встречались почти каждый день и этот половой гигант имел либо меня и Кольку по два раза либо одного меня по четыре. Я никогда так классно до этого не кончал.
     Потом Али уехал на каникулы и мы его больше не видели.

     Глава 5. Совсем туалетная история

     Мы с Колькой совсем извелись в поисках хуев и нам было скучно, шел август и я все ни как не мог дождаться окончания каникул, надеясь познакомиться в училище с кем-нибудь из мужиков покруче Валерки. Однажды к Кольке приехал его дядя. Он чего-то там пописывал в свободное от ебли время и его часто приглашали за границу нашей Родины, где он покупал для себя и Кольки разные сексуальные штучки.
     Звонок Кольки застал меня в дверях, я собирался идти и искать очередного ебаря. К нему я доехал на такси, так как терпежу уже не было. Увиденное меня разочаровало, дядя был уже старенький и мало на что годился, хотя и оттрахал мою попку и я даже кончил, но впечатление было не очень то захватывающее. Дядя подарил мне за это комплект черного кружевного сексуального белья и тот самый чудесный "Анал факинг крем", про который я писал в предыдущей главе.
     В этот же день я начал обходить окрестности своего дома, ища всяческие туалеты и закутки, где могли бы собираться голубые. Мне не везло, мысли скакали от одного к другому, недалеко от меня был дом офицеров Уральского военного округа, красивый старинный дом с парком, огороженным столбами, между которыми свисали тяжелые цепи. Весь парк был засажен яблонями с маленькими кисло-сладкими плодами, которые мы мальчишками набирали в карманы и ели до оскомины.
     Ноги сами направились в парк, это было совсем рядом от моего дома. Прошлым летом я еще не интересовался мужиками, поэтому не придавал значения туалету, который был расположен в этом парке. Какие-то смутные воспоминания гнали меня туда. Это был маленький неказистый туалетец, правда кирпичный, на две кабинки и два ряда писсуаров. Когда я туда вошел, то сразу оценил удобство этого домика для моих нужд. В туалете никого не было, в двери каждой кабинки я заметил по маленькой дырочке на уровне писсуаров, через которые с толчков можно было наблюдать за писающими мужиками.
     Шок ожидал меня, когда я вошел в одну из кабинок. На перегородке, соединяющей кабины имелось отверстие с мой кулак и соседняя кабина была вся как на ладони. Но самое интересное, что вокруг этой дырки рукой умелого художника были нарисованы волосики так, как будто бы это раскрытый анус. Все остальное было дорисовано вполне натуралистично - волосатые задница и ноги раздвинутые и поднятые вверх, и над дыркой яйца и стоящий хуй неимоверных размеров. Рисунок занимал почти всю стенку.
     Наклонившись, я увидел под рисунком надпись: "Хочешь пососать или отдаться, встань на толчок и покажи стоящий хуй, после того, как увидишь, чем тебе ответят в соседней кабинке, при желании положи палец на край отверстия и наслаждайся". Я не совсем понял этот ритуал, но догадался потом, что через эту дырку в стене можно и сосать и ебаться без помех, поскольку расположена она была (как я примерился) чуть выше моей дырочки, так что на цыпочках достану, да и толщина у перегородки была небольшая, всего около сантиметра.
     Я перешел в соседнюю кабину, здесь неизвестный художник нарисовал вокруг дырки толстые губы и лицо мужика, прикрывшего глаза от кайфа. Надпись под рисунком была той же. Меня это все крайне возбудило и я решил как следует подготовиться к визиту сюда. Я сбегал домой, быстро принял очищающую клизму, надел секс белье, прикрыв все это сверху брюками и футболкой, взял подаренный мне секс крем, спер у бабки специальный шприц для заварного крема, наполнил его из заветной баночки и пулей полетел на место.
     Я сразу понял, что в туалете кто-то есть. Одна дверь была приоткрыта, зато другая была плотно закрыта и внутри слышались шорохи. С замирающим сердцем я вошел в ту кабинку, где к дырке был пририсован анус. Скользнув краем глаза по дырке я увидел, что мужик в соседней кабинке сидит на унитазе. Я не спеша встал на толчок, приспустил штаны и сел, чтобы не сразу было видно, во что я под ними одет. Почти сразу же мужик встал на унитаз и я заглянул в отверстие. Штаны с трусами болтались у него где-то около колен, а он самозабвенно дрочил свой средних размеров член. Затем он снова сел и я отпрянул от дырки.
     Позже я понял, что во всех этих действиях был жестко заведенный кем-то порядок, неукоснительно выполняемый участниками спектакля. Мне в данном случае попался пассивный мужик и сел он в "свою" кабинку, поскольку любил больше сосать, чем отдаваться в попу. Мое возбуждение было слишком велико, чтобы сейчас отказаться от акта и я стянув трусики вместе с поясом и чулками встал на толчок и начал демонстративно поглаживать свой член то открывая то закрывая залупу.
     Мужик прильнул к отверстию и все это наблюдал, потом я увидел его палец на краешке отверстия. Помня про надпись под рисунком, я спустился с толчка и встав на цыпочки просунул в дырку свой член. Было что-то возбуждающее в том, что ты не видишь, кто за стенкой. Мокрый рот накрыл моего дружка и начал поступательные движения. Перевозбужденный, я кончил буквально через несколько фрикций. В этот момент в туалет кто-то вошел. Я заглянул в дырку, высокий мужик не подошел к писсуарам, а ждал напротив моей кабины, поправляя свое хозяйство между ног.
     Повернувшись к отверстию задницей, я быстро все на себя натянул и вышел из кабины. Мужик, который стоял напротив моей кабины, взглянул на меня и зашел внутрь. Я даже не разглядел его как следует. Я быстро завернул за угол, чтобы меня никто не догнал, однако никто за мной не поперся. Я сел в отдалении на лавочке и смотрел на дверь туалета, решив разведать обстановку.
     Вскоре из двери вышел высокий и зашагал прочь, даже не взглянув в мою сторону. Он явно только что спустил в рот первому. Я продолжал свои наблюдения. Прошел почти час. За это время попадались люди, типа высокого, которые заходили в туалет, чтобы кончить тому в рот. Я их засекал по взгляду, озабоченному "до того" и умиротворенному "после". Но вскоре стали появляться люди, которые заходили и тут же выходили из туалета. Это могли быть простые прохожие, но что-то говорило мне, что это не так. Их могла не устраивать ориентация мужика, а может они хотят моей попочки, подумал я. У меня тут же встал и я продолжая наблюдение, запустил руку в брюки и начал гладить и сжимать свой член.
     Наконец один из мужиков, второй раз заходящий и тут же выходящий из туалета пристроился на соседней скамейке и приготовился чего-то ждать. Это был высокий военный, кажется капитан. Он ни как не мог быть хуесосом и я решил, что это мой клиент. Ну когда же этот козел освободит мне место, подумал я. К тому моменту по моим подсчетам он обслужил порядка пяти человек, пора и честь знать.
     Наконец-то дверь открылась и появился сиделец. Я быстро отвернулся и посмотрел на военного, тот не торопился вставать и идти в туалет из чего я сделал вывод, что правильно про него подумал. Сиделец не спеша и оглядываясь пошел прочь по аллее. Когда он скрылся из вида, я встал и направился к сортиру. Боковым зрением я видел, что военный двинулся вслед за мной.
     Зайдя в "свою" кабинку я прислонился к дырке в двери. Военный вскоре вошел и я увидел бугор на его штанах внушительных размеров. Дверь соседней кабинки была приоткрыта и он направился прямо туда. Зайдя и закрыв за собой дверь, он взгромоздился на толчок и начал возиться со своими форменными брюками. Я тем временем расстегнул штаны и они упали до самых ботинок. Член у меня стоял и сам я был в своей боевой раскраске. Мужик присел на унитаз и заглянул в дырку, то что он увидел, повергло его в шок, было видно, что он не отрываясь разглядывает мою одежду. При этом он прислонился к стенке кабинки и дрочил так, что стенка вся дрожала.
     Я наклонился к дырке и взглядом предложил ему показать его достоинство, он нехотя оторвался от зрелища и слез с толчка, повернувшись ко мне лицом. Брюки с трусами опустились и я увидел его поршень во всей красе. Это было что-то огромное, как у того негра, который имел нас с Колей у него на квартире. Я непроизвольно потянулся к ЭТОМУ рукой и положил ладонь на край дырки.
     Условный сигнал тотчас сработал и вот уже в дырку просунулось это великолепие. Он был какой-то бугристый, неровный, весь в венах, которые рельефно подчеркивали его мощь. Видно, что он очень тяжелый. Я погладил его рукой, второй доставая шприц с мазью. Когда я нагибался, то не удержался и взял его немного в рот, но не стал сосать, чтобы осталось для моей попки.
     Сидя на корточках я продолжал несильно ласкать его член, затем вставив себе в дырочку наконечник шприца, выдавил немного мази себе в прямую кишку. Внутри все зазудело и сдерживаться я уже не мог. Я выдавил себе чуть-чуть мази на ладонь и начал обмазывать им этот хуило. Мужик дернулся и убрал член, тогда я быстро развернулся и подставил свою попку к дырке в стене.
     Я представляю состояние любителей молодых попок, когда они видят мою задницу, да еще в таком черном кружевном обрамлении. Мужик видать дар речи потерял, ему очень хотелось насладиться подольше моей попкой и он сначала, присев на корточки, трогал ее пальцами и рассматривал, потом попробовал языком. Я все это время млел и прижимался к дырке сильнее, разводя половинки попки руками.
     Он меня измучил, в сортир уже дважды заходили люди, мы ничего не замечали. Он все продолжал свои ласки. Наконец я почувствовал, как к моей жаждущей дырочке приставили что-то более существенное, нежели язык. Хуй входил медленными толчками, все время останавливаясь - мужик старался не повредить понравившуюся ему попочку. Знал бы он, как меня имели в нее, и что за мазь я намазал на его кол. Было абсолютно не больно, только волнительное чувство, что тебя заполняет нормальное мужское орудие и от этого защекотало в яйцах и защемило в груди.
     Наконец он вошел весь и началась ебля. Все же хуй был настолько толстым, что при его быстром введении меня немного отталкивало от стенки и мне все время надо было к ней прижиматься, как бы подмахивая ему. Мужик почти полностью выводил член и потом быстро загонял его до упора обратно. Эта фантастика продолжалась минут 10, я уже кончил на третьей минуте и мой член снова встал. Перед глазами все плыло, когда заходили какие-то люди, он замирал, доставал свое орудие и нежно гладил мою дырочку, засовывая в нее несколько пальцев.
     Как только дверь хлопала и очередной посетитель уходил, вновь его хуй вонзался в мое исстрадавшееся без него очко. Обе кабинки и перегородка ходили ходуном. Наконец я понял, что он близок к кульминации, движения его стали более резкими, я услышал стон и почувствовал расширяющееся в себе естество. Из моего члена уже фонтанировала сперма от одного ожидания его извержения. Затем мощная струя оросила мою прямую кишку, он еще несколько раз дернулся и затих. Член его медленно покинул меня, я без сил опустился на толчок и закрыл глаза.
     Не помню, сколько я так сидел, но когда я поднял глаза, то увидел, что в отверстие в стенке снова торчит член, только совсем другой, тоже довольно большого размера. Я уже пришел в себя и начал его облизывать для начала, затем намазал чудо мазью и отдался. Это продолжалось до 9 вечера, у меня было такое впечатление, что меня оттрахал весь Уральский военный округ. Задница приятно гудела, кончать я уже физически не мог, но осознание того, что тебя ебут в две дырки сильно возбуждало и я все снова и снова работал то ртом то попкой.
     Когда я выходил, то заметил, что около туалета выстроилась чуть ли не очередь из военных и моих конкурентов. Точнее в прямом смысле очереди не было, но военные на разном расстоянии стояли от туалета и каждый выходящий обладатель моей попки вызывал движение к туалету следующего. Зато все конкуренты собрались в кучу, явно недружелюбно поглядывая в мою сторону и только я вышел, как один из них тут же засеменил к сортиру. Двинулся и один из военных, хотя на лице его читалось явное неудовольствие по поводу смены караула.
     Я шел домой и оглядывался, не увязался ли кто за мной. Но мальчишеское знание окрестностей помогло мне избежать преследования. Я нырнул в пару проходных дворов и был таков. Из попки капало, она приятно ныла, член тоже "стонал". Вообщем все было класс. Зайдя домой я только успел переодеться в ванной, выстирать свой боевой наряд, поскольку он был весь залит спермой, принять душ и помыться. Я проспал как убитый до середины следующего дня.
     Когда я проснулся, родители уже были на работе, а бабушка ковырялась в своей комнате. Я набрал телефон Кольки:
     - Колян, привет, тебе ни разу не приходилось за вечер обслужить 12 мужиков со здоровыми хуями (я подсчитал только тех, кому подставлял попку)?
     - Не издевайся, скажи, какие планы, небось все твои фантазии.
     - Ладно, приезжай ко мне домой, не все же мне к тебе ездить, все расскажу при встрече, по телефону не интересно, только оденься нормально, сам знаешь как.
     - Жди.
     Через час Колька звонил в мою дверь, я рассказал ему о вчерашнем приключении, он обалдел и в очередной раз быстро кончил в мой похотливый ротик. После чего мы пошли в туалет и в ванну, чтобы привести себя в порядок перед охотой за хуями. Сделав все, что полагается, мы отправились к заветному туалету.
     - Дааа, сказал Колька, увидев антураж кабинок. Там даже ссаньем не пахло, ощущался только запах мужского пота и спермы. Вот это ебатория.
     Народу в сортире не было и мы заняли пункт наблюдения недалеко. Скоро появились хуесосы, но к нам не подходили, жались в стороне. Никого из ебарей я не заметил. Еще бы, они работают, а эти сосут. Один хуесос по обыкновению занял свою кабинку и сидел там тихо, как мышь. Я все объяснял Кольке диспозицию и успокаивал его, чтобы он не торопил события. Он все порывался залезть в сортир раньше времени.
     Потом произошло нечто странное. Из здания напротив вышел военный, подошел к хуесосам и что-то им сказал. Те посмотрели на нас, и один из них отправился в сортир. Через некоторое время он вместе с дружком уже выходил наружу.
     - Все, твоя очередь, сказал я Кольке, двигай. Занимай правую кабинку, остальному я тебя научил, я попозже присоединюсь.
     Коля встал и ленивой походочкой направился внутрь, виляя при этом бедрами. Вся разница в нашем сегодняшнем наряде была в бюстгальтере, у Коли он был, а у меня его просто не на что было одевать. А так все по полной программе, трусики с дырками, пояс, резинки, чулочки...
     Военный, который прогнал хуесосов, зашел вслед за Колькой. Я не хотел ему мешать и спокойно грелся на августовском солнышке. Военный долго не выходил, но в итоге минут через 15 покинул заведение явно довольный. Похоже сегодня с утра несколько военных рассказали о мальчике в кружевном женском белье, который классно сосет и дает в попку. Слух пополз по учреждению, и теперь нам предстояло пережить их обеденный перерыв.
     Я подождал, пока трое военных, совсем мне незнакомых выебут Николая по полной программе, затем вошел незадолго до выхода последнего в сортир и подождал, пока удовлетворенный майор не вышел из своей кабинки. После этого я попросил Колю впустить меня. Когда я вошел, он стоял в полной прострации, его штаны и футболка висели на смывном бачке, а сам он, просунув руки под бюстгальтер массировал свои сисечки. Из его развороченной попы вытекала сперма, стекая по чулкам, отчего на них оставались уже засохшие белые разводы. Картина была что надо. Я быстро разоблачился до Колькиного вида. Следующий мужик заглянул к нам буквально через минуту после моего появления, я только успел встать на толчок.
     Некоторое время, присев на корточки я просто смотрел спектакль, как в соседней кабинке мужик возбуждался от Колькиного вида, потом, когда Коля продемонстрировал ему все, что он может, мужик просто просунул в дырку руку и начал лапать Колю по тому, куда она дотягивалась. Он хватал его за хуй и за яйца, разворачивал наоборот и сверлил пальцами уже разъебанное отверстие зада, пытался даже дотянуться до Колиных титечек. Наконец он просунул свою елду в дырку и отдался на волю обстоятельств.
     Коля деловито осмотрел член и быстро, не тратя драгоценную смазку насадился на это орудие. Чувствовалось, что его пихали с той стороны деловито и сноровисто, он скоро застонал. Я прижался щекой к стенке между кабинами и мне было хорошо видно, как в Колин анус входит этот здоровенных размеров член. Я как обычно встал перед Колей на колени и заглотал его хуй целиком в рот, при этом по подбородку меня били его яйца, поскольку мужик за стеночкой долбил его не по детски, и мне опять же не приходилось шевелиться, мужик через Колю просто ебал меня в рот.
     Меня это действие так захватило, просто чувствовалась энергия, передаваемая этим мужиком мне через Колю, что я очень захотел, чтобы меня так же выебли. Мужик кончил быстро, Коля, хоть и берег свои силы, но перед моим ротиком устоять не смог и выпустил заряд спермы мне в горло наверное уже третий за сегодняшний день. Он свалился попкой на сидение унитаза, на который предусмотрительно кто-то положил газету. Мужик в соседней кабинке оделся и вышел.
     Следующим был мой старый знакомый, который вчера первым имел меня во все дыры с огромным хуем. Я просто узнал его член, когда он всунул его в дырку. Опять он очень долго имел меня, то целуя колечко ануса, то заталкивая своего коня мне куда-то под гланды. Я успел кончить два раза, пока он не опорожнил свои яйца в мою кишку. Коля жадно смотрел на это зрелище, но мы оба были вымотаны и обспусканы, поэтому решили пойти домой. Вид у нас был конечно еще тот. Все чулочки и ажурные трусики с поясками были заляпаны спермой, попки практически не закрывались, а зияли красными широкими дырками, из которых постоянно текло на ляжки.
     Но не тут то было. Когда мы вышли наружу, нас обступили с обеих сторон человек пять в форме и предложили по хорошему пройти с ними в дежурную часть для проверки документов. Не буду описывать подробно эту "проверку", "документы" у нас были спрятаны под женским бельем, однако после нее я вернулся домой совершенно удовлетворенный и выебанный по полной программе. Коля уехал домой тоже еле передвигая ноги.
     Так мы, но уже через день (по договоренностью с местными хуесосами), утешались в обществе офицеров до середины августа, пока высшему, не голубому начальству это не надоело и туалет закрыли на реконструкцию. Я считаю, что мы с Колей внесли посильный вклад в дело советского туалетостроения.

     Глава 6. Мои милые ребятки

     К концу лета тот туалет починили, да так, что делать нам с Колькой было уже нечего. Вместо хилой перегородки с дыркой для хуев там поставили бетонную стенку, облицованную кафельной плиткой. Я ждал 1 сентября, чтобы снова окунуться в свое суворовско-блядское училище. Коля нашел себе ебаря с неимоверным членом и мне его не показывал, падла, поэтому контакты с ним прервались наглухо. Я перебивался дрочкой и иногда ходил в сортир на улице Ленина, где мне перепадали всякие гребаные старперы, которые даже не знали, откуда у современных пацанов растут ноги.
     1 сентября я с замиранием сердца одел форму Суворовского училища и пришел на общий сбор. Валерки на плацу не было, я закручинился сперва, потом подумал, а на хрен он мне сейчас нужен, после всего того, что я пережил летом. Мне теперь были нужны другие, огромные и толстые хуи, которые заполняли бы меня до краев, проникая в самое мое нутро. Я вспомнил одну малость: когда меня ебали шестеро старлеев, мне под конец стало так хорошо, что я подумал, а не податься ли мне в бляди, чтобы за деньги это все делать. Но потом, все обдумав, решил, что это было бы уже слишком.
     На плацу я сразу начал определять, кому отдамся сперва, а кому потом. Не очень то это у меня получалось, не знал я никого из училища по нашей части кроме подполковника медицинской службы, товарища Сергея Геннадьевича Игумнова. Но он был моей ориентации и я был в полных непонятках. Торжественным маршем мы прошли перед грозными взглядами наших старших командиров. Начмед был тут же и даже мне улыбнулся.
     Вечером я зашел к нему и по дружески рассказал свою историю.
     - Ну парень, чего, чего, а хуев в этом училище так много, что нам с тобой хватит на всю оставшуюся жизнь.
     - Серей Геннадьевич, так я же не любого хочу, взгляните на мою задницу, это же теперь просто бездонная бочка, мне же надо не просто член а ЧЛЕН.
     Начмед потрепал меня по загривку и сказал:
     - Если хочешь большого, он скоро придет. Не удивляйся только ничему, тебя найдут. Сам я честно люблю маленькие хуйки, они ебливей, да и попка уже не та.
     Я показал подполковнику и белье, которое мне подарил Колин дядя и чудо-факинг крем, тот со знанием дела все осмотрел и выдал типа:
     - Да видали мы это все, круче есть.
     С Начмедом мы были как собратья вроде, он ко мне не приставал, я к нему тоже, просто были на равных, делились наболевшим, могли даже обняться при встрече, если никто не видит. Он меня и предупредил, что рассказал обо мне двум курсантам выпускного класса с совершенно замечательными хуями, которые сам он лично в попку принимает крайне редко, но рекомендовал мне попробовать. При этом сказал, что друг друга они, видимо не ебут по причине несовместимости размеров их анусов и членов. Он сам вынес такое заключение и принимал что того, что другого с большим напрягом.
     Мне стало интересно, какой же такой хуй не сможет принять моя жопа????? В конце концов Начмед показал мне этих ребят, они смотрели на меня с интересом, но не особо чтобы заигрывали. Просто с достоинством проходили мимо и во мне все млело от их мужской силы и стати. Они оба были на голову выше меня, оба занимались боксом, жилистые ребята. Вот я и представлял все время, какие же у них могут быть писюны, чтобы Начмед с трудом принимал???? Или может он отстал в развитии? Я вспомнил красивый член негра, с толстой залупой и длиной не менее 25 сантиметров, неужели у них больше?
     Ребята явно проявляли ко мне интерес. Моя секс-одежда была запрятана глубоко в моих вещах и я иногда доставал ее, чтобы просто полюбоваться.
     Валерку отчислили в связи с просьбой его родителей и меня поселили с какими-то двумя сосунками классом младше, которые не знали даже, откуда хуй растет. Все мои попытки вызвать интерес к моей попке наталкивались просто на непонимание и я дрочил в туалете или в душе, когда никого не было.
     Но наше знакомство с Алешей и Кириллом не прошло даром. Они все время следили за мной, а я все пытался с ними сблизиться. Все не представлялось удобного случая, ведь мы учились на разных курсах и видел я их крайне редко. Тут я решил, что мне пора заняться боксом и пошел в соответствующую секцию.
     Они меня увидели и слегка поначалу отпиздили. Не сильно так, по доброму. Потом преподавали мне уроки, как уходить от удара, как самому нападать, как ставить защиту. Я уже изнемогал от желания отдаться им, помня рассказы Начмеда, но они все медлили. Я знал, что живут они вместе в одной комнате. Мне тогда казалось, что им больше никто не нужен, что они просто ебут друг друга и лишние знакомые им без надобности.
     Я начал познавать их уроки и тоже иногда прикладывался перчаткой по их мордам. Потихоньку они меня начали уважать. Однажды мы остались втроем на ринге, Кирилл отдыхал, а мы с Алешей прыгали вокруг друг друга. Вес у него был существенно больше моего, но силы были почти равны, иногда доставал он, иногда я, позже я понял, что скорее всего он мне просто поддавался. Время было позднее, зашел тренер и прогнал нас. Ничего не оставалось делать, как пойти в душ.
     В душе мы обычно не кучковались, разбредались по огромному залу и мылись, кто может и дрочил, по крайней мере все занимались своими делами. Но в этот день, когда я, как мне казалось, победил Алешку, мне стало интересно, чем же они там в углу занимаются. Я намылил уже стоящий хуй и потихоньку стал приближаться к кабинке, которую они заняли. Это было не просто, из кабинки были видны все подходы и незамеченным я бы не прошел. Однако не знаю, может быть они там увлеклись, может звезды так легли, но я пробрался в соседнюю кабинку и стоял буквально в метре от них. Между нами была непрозрачная перегородка.
     Я понял все сразу, за перегородкой не то еблись, не то сосались, это было понятно по чьим-то стонам, доносившимся оттуда. Как взглянуть, вот вопрос. Я наконец-то решился и поставил ногу на смеситель душа, схватившись руками за край стенки между душевыми кабинами, потом осторожно поднялся вверх. Страшно было даже высовываться, они могли меня увидеть. Однако я тихонько выглянул из-за укрытия.
     На меня Леха с Кириллом не смотрели, первый сосал у второго хуй, Кирилл закатил глаза и подмахивал. Количество естества (слов других подобрать не могу) у обоих было таким, что я вспомнил предостережение Начмеда. Две совершенные елды, размером только что не 30 сантиметров торчали из под животов довольно-таки небольших ребят. Меня просто заворожило это зрелище. Толщина этих инструментов была под стать длине, я еще никогда и не у кого не видел таких толстых хуев, это было что-то.
     Первая мысль, как отдаться, как привлечь внимание, не заработать бы пиздюлей. В это время нога соскальзывает с крана и я с грохотом падаю на пол. В соседней кабинке секундное замешательство, потом испуганные глаза Лешки (Ха, хуй то свой он не захотел показывать).
     - Ты чего?
     Я ударился бедром о смеситель и морщился от боли, член при этом у меня стоял колом, но разве можно его было сравнить с тем, что я только что увидел.
     - Поломалось тут что-то, сказал я и попытался встать.
     У меня ничего не получилось, тогда Алеша вышел из-за перегородки с огромным стоячим хуем и нагнулся надо мной, пытаясь меня поднять. Увидев этот великолепный инструмент в каких то сантиметрах от моего лица, я заплакал. Слезы текли по лицу и Алексей нежно приподнял меня за подмышки и прислонил к стене. Огромный член его при этом прижался к моему животу. В этот момент мне так захотелось поцеловать его залупу, что я просто зажмурился.
     Кирилл тоже вышел из укрытия, встав как-то задом, чтобы не было видно его вздыбленной плоти. Он только наблюдал и ничего не говорил. Алексей нежно погладил меня по спине и спросил:
     - Где ударился, малыш?
     Я показал на ссадину на внутренней стороне бедра, откуда капала кровь.
     - Сейчас все уладим, сказал Алеша и велел Кириллу принести бинт.
     Тот повиновался и ушел в раздевалку. Алексей взял меня на руки и понес вслед за ним. Член его уже почти упал и болтался между ногами. Когда мы пришли в раздевалку, Кирилл еще ковырялся в сумке, отыскивая эластичный бинт, которым мы заматывали перед поединками руки, Алеша положил меня спиной на скамейку, головой я лег ему на колени. Близость его хуя очень тревожила, стоило скосить глаза и я видел этот вялый сейчас член, совсем недавно торчащий колом между ног.
     Подошел Кирилл и протянул бинт:
     - Ну что, дурашка, доподсматривался?
     Он улыбнулся, а у меня снова брызнули слезы от обиды и боли. Ребята крепко перевязали мне бедро. Мы все оделись и пошли в корпус. Я все подыскивал, под каким бы предлогом напроситься в их комнату. Я хромал сильно и тут Кирилл предложил наложить нормальную повязку, как положено, а так как медпункт уже закрыт, то делать это придется в их комнате. Я с радостью согласился.
     Когда мы пришли в их комнату, я сразу понял, что эта комната просто предназначена для меня, там было пространство для третьей кровати, которая мне была в принципе не нужна, с этими сильными и здоровыми мужиками я бы просто спал по очереди. Кирилл, положил меня на свою кровать, снял с меня тренировочные брюки, размотал повязку и начал обрабатывать рану. Поскольку под брюками у меня ничего не было, то мое естество просто уперлось ему в лицо.
     - Ого, сказал он, это по какому такому поводу? Улыбка сверкала на его лице.
     - Это у него от нас, сказал Леша и тоже улыбнулся.
     Пока Кирилл перебинтовывал мне бедро, Леша приблизился и взял меня за член.
     - Ты нас не боишься, спросил он?
     - Леша, позволь мне быть всегда вместе с вами, вы никогда об этом не пожалеете, а что я еще мог сказать.
     - Ну смотри, такого ты еще наверное не видел.
     Кирилл быстро стащил с себя штаны и плавки и его вздыбленный член замаячил перед моими глазами. Они следили за моей реакцией. Чтобы развеять все их сомнения, я попросил Алешу:
     - Я и твой хочу увидеть снова, покажи пожалуйста.
     Леша удивился, но член свой достал, он был немного вялым, но 25 в нем было и теперь. Я нежно взял его за это сокровище, сразу почувствовав, как он удлиняется. Я потянулся к нему губами, и когда дотянулся, то длина его была как раз где-то около 30 сантиметров. О толщине не говорю, в рот мой он входил только тогда, когда я что есть силы его открывал.
     - Леша, боже, откуда же такое сокровище, не выдержал я.
     - Сокровище, сокровище, ни одна баба ни один мужик не может в себя принять, а я мучаюсь. Вот и сосем с Кириллом друг у друга. И то в рот еле входит.
     - А я чего, сказал Кирилл и схватил себя рукой за хуй, показывая мне его толстую головку.
     Члены их мало чем друг другу уступали.
     - Милые мои мужики, сказал я им, я все каникулы мечтал встретить что-либо подобное и никак не мог, я буду любить вас обоих, только и вы любите меня пожалуйста, я приму все это в себя, я давно ищу таких как вы, просто любите меня побольше и я вам все верну.
     С этими словами я открыл пошире рот и заглотал, как мог член Алешки поглубже себе в глотку. Спервоначалу получилось не очень глубоко, но я надеялся на свою смекалку и тренировку. Мне было так хорошо около этих двух сильных парней, которые не избили меня за подглядывание за ними, а перевязали и вообще нянчились со мной.
     Глотать было тяжело, но я сосредоточился ради любимых ребятишек и зажмурившись, пропустил таки это толстое орудие себе в горло. Леша кончил сразу, видимо никогда еще ему не удавалось засунуть свой инструмент на такую глубину. Он кончал долго и бурно, у меня болело горло, он его растянул немного, но было вообщем терпимо, вся сперма без задержки оказалась у меня в желудке.
     Кирилл, с расширяющимися от ужаса глазами следил за нами и наяривал свою залупу. Ему не верилось, как это в его глотке член не умещался, а в моей уместился. Я обнял его за плечи, наклонился к его хую и сказал:
     - Кирюша, все дело в каждодневной упорной тренировке, помнишь, нам и тренер говорил, дай-ка мне своего дружка, я и с ним попробую.
     Кирилл не возражал и кончил тотчас же, как я запустил его петушка в самое горло. Мужички были довольны. Но надо было уже идти к себе, и чтобы не обижать меня, Кирюша быстро отсосал мой член и мы расстались, поцеловав друг друга "во все места", договорившись встретиться завтра.
     Но ни завтра ни послезавтра я своих любимых не увидел, встретились только на тренировке. Переговорить толком не удалось, поэтому задержались, как всегда на ринге и последними спустились в душ, заняв дальнюю кабинку. Опять был мой коронный отсос этих двух великолепных инструментов, потом Кирилл, как и позавчера отсосал у меня. Я сказал ребятам:
     - Мужики, а можно мне переехать к вам в комнату?
     - Да мы бы с радостью, но это не так просто решается, сказал Алеша, намыливая мою попку.
     - Переговори с Начмедом, может он чего придумает, сказал Кирилл.
     На том и расстались. На следующий день я постучался в кабинет начмеда и вошел.
     - А, Антоша пожаловал, какие проблемы, как половое воспитание проходит?
     Я рассказал ему вкратце, как познакомился с ребятами и передал нашу общую просьбу переселить меня к ним в комнату.
     - Антоша, извини, я такие вещи не решаю, вот если бы в начале учебного года...
     Я покинул Начмеда в скверном настроении. Душа ныла от невозможности жить с любимыми мне людьми, я хандрил, начал плохо учиться. Мимолетные отсосы в душе не приносили особой радости, а на большее там мы не решались, к этому надо было готовиться. На каждом этаже выставили дневальных и ходить в комнату к ребятам я уже не мог. Помог как всегда случай, какой-то большой чин из Уральского военного округа решил посреди учебного года устроить своего сына в наше училище, но хотя это было против всех правил, ему возражать не посмели.
     Парнишка был как раз того возраста, что и мои соседи. Начмед быстро все смекнул и написал рапорт начальству, сославшись на то, что я Алексей и Кирилл занимаемся боксом и ездим вместе на соревнования, попросил поселить нас в одной комнате, а новенького на мое место. Начальство пошло навстречу и вот мои милые ребятки уже затаскивают в свою комнату кровать и помогают перенести мои нехитрые вещи. Я весь свечусь, как именинник, ребята тоже улыбаются.
     В тот день я еле дождался вечера. Забежав в конце дня в комнату, я быстро приспустил сзади трусы и вогнал себе в попку очистительную клизму, еле успев потом добежать до туалета. Мы втроем вошли в наше жилище, сгорая от нетерпения, я ринулся к своему чемодану и достал оттуда свою чудо мазь, ребята с интересом уставились на этикетку.
     - Чего только буржуи не придумают, сказал Кирилл, Антоша, но как же ты сможешь такие палки в себя впустить? Мы тебя не разорвем?
     - Я и сам побаиваюсь, но очень хочу, сказал я и потянулся к члену Алеши, мне почему-то захотелось начать с него. Я медленно стянул с него брюки вместе с трусами и тут же прямо мне в живот уперся его могучий подрагивающий инструмент.
     - Не торопись, малыш, сказал Алексей, сам снял с себя всю одежду.
     Кирилл и я последовали его примеру. Члены у всех стояли по стойке смирно.
     - Мы ведь еще не отпраздновали твое новоселье, Кирилл потянулся к своему чемодану и достал оттуда плоскую железную фляжку. Они поставили два стула напротив и сели, упираясь друг в друга коленями. Поманив меня пальцем, Алеша усадил меня на их ноги прямо между стоящими вертикально хуями. Я невольно взял их в руки и начал немного поддрачивать.
     - Погоди, малыш, попробуй вот это, Кирилл протянул мне флягу с отвинченным колпачком.
     Я хлебнул смело из фляжки, внутри все обожгло так, что я закашлялся, внутри оказался коньяк. Приятное тепло растеклось по всему телу. Я обнял своих друзей за талии и нежно гладил их, пока они оба не глотнули из фляги, предчувствуя прекрасное продолжение этой ночи. Ребята блуждали руками по всему моему телу, лаская меня. Алексей чуть раздвинул мои ноги и ласкал промежность, легонько касаясь яиц и члена, залезая пальцем между ягодиц, а Кирилл гладил меня по груди и спине, целуя при этом меня в ухо и облизывая шею. Потом он рукой повернул мое лицо к себе и медленно и нежно начал облизывать мои губы, проникая языком под них. Я раскрыл рот и тоже помогал ему.
     Алексей встал со стула, пересадив меня на колени Кирилла, так что я оказался прижатым к его стоящему члену. Тот еще сильнее заработал языком и руками. Спиртное сделало свое дело, и я уже был готов кончить от этой буйной ласки. Алексей принес мою мазь. Зачерпнув немного мази, я начал водить рукой по его члену, тщательно обрабатывая его по всей великолепной длине. Член был такой большой, что зачерпнуть пришлось еще раз, я открыл головку и смазал ее тоже.
     - Алеша, смажь пожалуйста мою дырочку, и придумайте, как вы меня будете ебать, я хочу сначала Кирилла в ротик, а тебя в попочку, а потом наоборот, обратился я к нему.
     Алексей приподнял меня на руки и отнес на свою кровать. Проблема была в том, как на ней всем поместиться. Он положил меня на живот, раздвинул мне ноги и ягодицы и сначала вылизал как следует мою дырочку, периодически засовывая туда язык. Мне было так приятно, что я начал ему помахивать и извиваться всем телом. Кирилл спокойно стоял рядом и глядя на нас дрочил свой член.
     Затем Алеша окунул палец в мазь и сначала широкими движениями смазал мне внутреннюю часть ягодиц и все вокруг дырочки, потом осторожно погрузил палец внутрь, я дернулся навстречу, насаживаясь на его палец.
     - Леша, поглубже пожалуйста, смажь поглубже, 2 пальца засунь и растяни в стороны, разомни мне ее как следует, Кирилл, помоги ему.
     Я уже дышал как паровоз. Потом почувствовал, как два указательных Лешкиных пальца по очереди проникли в меня и начали по окружности растягивать дырочку. Я выгнулся как мог навстречу этим пальцам. Кирилл подошел, набрал немного мази на палец и когда Алексей раздвинул дырочку пошире, вставил туда свой и крутил там им внутри, смазывая все вокруг. Алексей все удивлялся, вслух, какая у меня разработанная попка, спрашивая периодически не больно ли мне.
     - Алешенька, не больно, стонал я, растягивай пошире пожалуйста.
     Алешка, я чувствовал, примеривал свой поршень к размеру моей дырки и остался недоволен. Он продолжал круговое расширение.
     - Не тяни Алешка, давай, выеби меня поскорее.
     Алексей вынул пальцы из дырочки и положил меня на бок попкой к стене. Сам лег позади меня а Кириллу велел поднять мою ногу вверх. Кирилл подошел и одной рукой поднял мою ногу, а другой взялся за мой член и яички, приятно их щекоча. Тем временем Алексей прислонился головкой своего инструмента к моей дырочке. Он не торопился, а сначала долго водил между смазанными ягодицами, постепенно увеличивая давление. Мазь упорно делала свое дело, размягчая сфинктер. Я расслабился, как мог, это дало результат и головка Лешкиного хуя вдруг провалилась в мою дырку. Вся залупа была уже внутри, мне было немного больно, но терпимо, тогда я сказал Кириллу:
     - Иди ко мне, выеби меня в ротик, я так ждал этого момента.
     Леша не двигался, давая колечку моего ануса достаточно растянуться. Кирилл положил мою ногу на место и придвинул свой член к моему рту. Я взял его за ягодицы и притянул к себе. Ему тоже пришлось прилечь на край кровати. Представьте теперь мое эмоциональное состояние, когда я, ждавший этого момента целый год, слонявшийся по туалетам и вообще черт знает где, лежу теперь между двумя любимыми мне людьми и оба сейчас меня начнут ебать в обе дырки.
     Леша начал осторожное движение. Это не было просто движением вперед, это были маленькие качки, но член сдвинулся с мертвой точки и миллиметр за миллиметром погружался в мое нутро. Знакомые ощущения сменились восторгом, когда одновременно с этим Кирилл наконец пристроился своим хуем у моего рта и дал мне возможность его ласкать. Я начал с яичек, постепенно переходя по стволу вверх. При этом я все время помнил про тыл и старался помочь Алеше скорее в меня влезть. Было больно, не как обычно, но страсть была сильнее и я все насаживался и насаживался на его член.
     Алексей прекратил давление, он только слегка качал членом вперед и назад, чтобы облегчить мне мое продвижение навстречу его хую. Наконец я добрался до залупы Кирилла и начал ее тихонечко облизывать, то открывая, то закрывая своими губами. Представьте себе орган, который помещается у вас во рту только тогда, когда вы сой рот практически полностью открываете. Замечу вам, это не слабое ощущение и, наверное, зрелище.
     Попа моя гудела внутри, как колокол, я продолжал скольжение по члену Алеши вниз и достиг уже отметки примерно 20 сантиметров. Я это понял, когда засунув руку назад, ощутил между мной и Алешей еще около десяти сантиметров свободного пространства. Место, где побаловаться, еще было и я ухватил его за основание члена и немного покрутил вокруг оси, дополнительно расширяя свою дырочку, после чего провел рукой по его яйцам, потом убрал руку и резко подался назад. Леша, потеряв контроль над собой, тоже ринулся мне навстречу. Такого со мной еще не было, я был просто счастлив, его колени коснулись моих ног и член, казавшийся таким огромным поместился ЦЕЛИКОМ в моей маленькой попочке, не повредив ее.
     - Алеша, еби меня пожалуйста, я тебя очень прошу, начинай скорее.
     Алексей не веря своим глазам и ощущениям, начал потихоньку качать свой поршень в моей попке, боль у меня еще не прошла, но это была сладкая боль. Алексей потом говорил, что такой член не пихал никому до конца и ощущения его захватили полностью, моя попка плотно обхватывала его зверя, как бы покоряя его. Алеша, приподнял мою ногу и начал ласкать мои яички.
     С этой минуты все завертелось в бешенном ритме, я все глубже погружал член Кирилла себе в горло, а Алеша все сильнее долбил меня сзади своим хуем. Кирилл потом признался что поначалу перепугался, что Леха меня порвет, но потом понял, что это не так по моей реакции и дико возбудился, представляя, что тоже сможет теперь ебаться на полную катушку. Движения наши стали нервными но слаженными, мы двигались в каком-то одним нам известном ритме, я сосал член Кирилла на всю длину, а Алексей уже не стесняясь насаживал меня полностью на свой член, держа за бедра.
     Но сказка не бывает вечной, мы все начали кончать. Первым кончил я от осознания того, что нанизан с двух сторон на два великолепных хуя. При этом я непроизвольно сократил мышцы прямой кишки и почувствовал, как Алешин член начал сначала увеличиваться, а потом стрелять в меня с равными интервалами горячей спермой. Кирилл кончил последним. В этот раз он почему то решил кончить мне не в рот, а на лицо. Я в тот момент себя не контролировал и позволил ему вынуть член и как из шланга окатить мое лицо и грудь своей пахучей и вкусной спермой.
     Алеша аккуратно вышел из меня, ребята зажали меня как хот-дог между собой и начали обнимать, целовать, слизывать с лица сперму и всячески меня обласкивать, каждый старался как мог, я тогда подумал, что не существует на свете человека, счастливее меня. Такого у меня еще точно не было, я понял, что эти друзья никогда меня не предадут, что они любят меня и я их тоже.
     После короткого отдыха они поменялись ролями, и мы все трое снова кончили. Было уже поздно и ребята вдруг начали спорить, с кем я буду спать, даже голос друг на друга повысили. Я улыбнулся и сказал:
     - Ладно вам, мужики, у меня сил нет двигаться, сегодня я с Алешей посплю, а завтра с тобой Кирюша.
     Алексей выключил свет, забрался ко мне под одеяло и нежно обнял меня сзади. Одну руку он положил на мою грудь, а другую на член. Его толстый хуй, чуть упавший, уперся мне в ягодицы. Я пропустил руку назад, расправил его длинную сардельку и уложил вдоль своих булочек, чуть их раздвинув. Так мы и уснули.
     Ночью я проснулся от жары, топили у нас не слабо, да и дом был с толстыми стенами и держал тепло. Горячее тело юноши буквально обвило меня и я задыхался от жары под теплым одеялом, я был весь в поту. Желание испытать его огромный член в моей попке снова начало расти, я пытался сбросить это наваждение, но у меня ничего не получалось, сон все не приходил.
     Тогда я осторожно отстранился от Алешки, откинул одеяло и с трудом перевалил его на спину. Из моей дырки до сих пор капала смесь его спермы со спермой Кирилла. Дырочка была абсолютно готова, а член мой давно встал. Но как заставить друга меня выебать? Кирилл на соседней кровати спал без задних ног. Я склонился над членом Алешки, ощущая тепло и приятный запах от моей смазки и его спермы, потом осторожно взял его залупу в рот. Леха зашевелился, я замер. Потом снова заработал языком и губами, его плоть начала набухать. Мне бы поднять это чудо еще немного и можно будет засунуть в себя.
     В полуспокойном состоянии член легко входил в мое горло и я проделывал с ним всевозможные приятные для меня упражнения. Видать я утомил сегодня своих мужичков, они спали, как убитые, но мастерства не пропьешь, Алехин член начал принимать уже привычную мне форму.
     Как только я понял, что можно им воспользоваться, я встал над распростертым Алешкой и придерживая его хер руками, начал на него садиться, член сперва согнулся, но я схватил его за ствол, надавил и выпрямил. В этот момент я почувствовал, что Леха проснулся. ХАХА, но было уже поздно, моя попка, плотно обхватив его дубину, села по самое "не могу" на его живот. Я охнул от предчувствия кайфа и задвигал попкой в разные стороны, его член метался во мне, он обхватил меня за бедра и начал мне помогать. Потом вдруг резко перевернул меня на живот и начал ебать по полной программе. Я чувствовал в себе горячую Лешкину плоть, снующую вверх-вниз, свой член, снова готовый взорваться оргазмом и нежные руки и губы друга, ласкающие все мое тело.
     Кирилл вдруг заворочался, проснулся и быстро все поняв сел на нашу с Лехой подушку и подставил мне свои поникшие гениталии.
     Вообщем в 3 часа ночи меня снова выебли и я опять кончил, ну и ребятки естественно тоже. Вот такая уж была моя самая первая счастливая ночь в училище. Потом было много других ночей и я благодарен за них ребятам, они искренне любили меня, а я их. Они как-то даже подарили мне девчачье платье и трусики хлопковые, а потом, глядя на мой наряд, отимели по три раза в обе дырочки, разорвав на мне только что подаренные обновки, все было. Один раз у Начмеда в кабинете драли меня и его, обожравшись спирта. Вот так, счастливо для меня закончился очередной учебный год.

     Глава 7. Оказывается женщин тоже можно ебать

     Начиная с этой главы, описывается, как я познакомился с противоположным полом и если читатель этого не любит, можно смело прекращать чтение.
     Учебный год в Суворовском училище Свердловска подошел к концу. Два моих друга и любовника - Алексей и Кирилл, с которыми я жил в одной комнате, уже закончили свое обучение и собирались поступать в военное училище здесь же в городе. Для них эти вступительные экзамены после "Суворовки" были простой формальностью, но они все же готовились, хотя бы для родителей, которые с пятницы по воскресение находились на дачах. У меня на сей счет была своя отмазка типа: я к друзьям и не ждите, а у них: подготовка к экзаменам.
     Так что с вечера пятницы по воскресение мы втроем предавались нашим сексуальным играм по полной программе. Однако с некоторых пор я стал замечать, что мои друзья стали западать на девушек. Причем девушек то выбирали все старше себя (видимо в маленьких письках их члены просто не помещались). Как то Алеша рассказал, что показал свой хуй 15 летней девице (она давно уже была не девица), в принципе готовой трахнуться, после этого с ней случился чуть ли не припадок.
     Алексей жил неподалеку от меня и все мы обычно вечером в пятницу собирались у него, а Кирилл в рабочем районе ВИЗ, недалеко от речки, куда мы иногда ездили загорать и купаться. Как-то Кирилл не приехал вечером к Алеше и я с тревогой спросил:
     - Может Кирюша заболел?
     - Пока нет, но может триппер и схватит, ухмыльнулся Лешка.
     Надо признаться, я был весьма образован по части сексуальных отношений мужчины и женщины, поскольку у всех нас имелись видаки с разнообразнейшей порнухой и специальная литература по этому поводу, поэтому я знал, что такое влагалище, клитор, месячные и много еще всякой ерунды. Вечер прошел как-то грустно, я уже давно привык, что два моих друга любят меня по очереди и одновременно с двух сторон, а тут такой облом. Алексей тоже не находил себе места и вечером, когда его 30 сантиметровый елдак мерно дырявил мою попу, вдруг сказал:
     - Антоша, вот мы занимаемся любовью друг с другом, но надо же и баб потихоньку трахать, а то так и останемся голубыми до старости, сам вспомни, чего про стариков туалетных рассказывал.
     Этим он сбил меня с кайфа. Я раньше просто не думал над этим, мне только что исполнилось 15 лет, у меня были два любимых человека и прекрасная особенность кончать, когда тебя ебут в попку хорошим членом. Тут я чего-то взгрустнул, вспомнив про тех старперов. Уж очень не хотелось оказаться на их месте.
     - Леша, а ты меня не бросишь?
     - Дурашка ты, такое никогда не забывается и даже если я когда-нибудь женюсь, ты все равно будешь моим другом и если захочешь, то всегда сможешь воспользоваться вот этой штуковиной.
     В это время он насадил меня до упора на свой член и начал в ускоренном темпе качать туда-сюда, пока мы оба не кончили. Потом обнявшись и лаская друг друга мы продолжили этот неприятный для нас разговор. Леша целовал мои яички, вылизывал член от спермы и говорил:
     - Антоша, я давно тебе хотел сказать, что меня тянет к женщинам, в них есть что-то такое, чего нет в нас, может быть они глубже чувствуют, чем мы, может именно это меня всегда и заводит, когда я смотрю на понравившуюся мне девчонку. Только дырки у них смешной глубины, все время боюсь порвать. Он грустно улыбнулся.
     - Леша, расскажи, у тебя сейчас есть кто-нибудь?
     Он замялся на секунду, а потом произнес:
     - Есть одна дама почтенного возраста, только ей я могу погрузить свою елду почти по самый корень, она кстати завтра ко мне придет.
     Тут я совсем закручинился:
     - А как же я, Лешенька? Я то чего делать буду, Кирилл ебется, ты тоже, а я то как? У меня чуть слезы не потекли.
     Тут Алексей погладил меня по попке и изрек:
     - Ну хочешь, я прогоню ее, ты же мой любимый человечек и я не хочу тебя терять.
     - Но и я тебя тоже люблю, и раз ты ее позвал, значит тебе так надо, не может же вечно продолжаться наша секретная жизнь.
     - Знаешь чего, я придумал, тебе тоже надо получать образование в этом плане, поэтому завтра я тебя спрячу тут где-нибудь и ты все увидишь, согласен?
     С одной стороны было соблазнительно посмотреть на живую голую ебущуюся тетку, но с другой стороны ведь ебать то ее буде не кто иной, как мой любимый Алешка. А я что буду - в укрытии сидеть и наблюдать подрачивая? Но отказать Алексею я не мог.
     - Ладно Лешенька, будь по твоему, я посмотрю, как ты ее выебешь, только уж постарайся, чтобы мне за тебя стыдно не было.
     Чувствовалось, что у Лехи свалился с души камень. Он крепко обнял меня за задницу, поцеловал в головку члена, потом дотянулся до губ, чмокнул и крепко прижался ко мне, я почувствовал, как на его глазах чего-то замокрилось.
     - Леша, не надо так переживать, я буду с тобой рядом и если она тебя обидит, я ей глаз на жопу натяну, превратил я все в шутку.
     Леха захохотал и отвалился от меня, пряча мокрые глаза.
     - Спасибо тебе Антоша, сказал он, глядя в сторону.
     В этот вечер мы необыкновенно нежно с ним общались, трахались, сосались и просто целовались, ласкались и обнимались, но меня все не покидало чувство тревоги. Казалось, завтрашний день подведет некую черту под нашими отношениями. А может это уходит детство и начинается взросление... Кто ж его разберет.
     На следующий день Алексей был особенно нежным и предупредительным, он встал раньше меня, сварил кофе, наделал бутербродов и принес все это мне на подносе.
     - Эй, соня, вставай, кушать подано, садитесь жрать пожалуйста.
     Я еле продрал глаза от ночной нешуточной ебли и улыбнулся.
     - Здравствуй, милый Алешенька.
     Навалившись на спинку трехспальной лежанки "Ленин с нами" (в отличие от двуспальной, которую мы называли "Ленин всегда с тобой"), мы принялись за завтрак. Увидев, что у меня бугрится под одеялом, Леха проворно сунул туда руку.
     - Леш, я просто ссать хочу, поэтому он и стоит, ты меня вчера затрахал.
     Тот как-то странно посмотрел на меня, как будто даже с ревностью, но промолчал и убрал руку. После завтрака он отнес меня в ванную и помыл как ребенка, когда я ссал, он держал мой стоячий член и приговаривал:
     - Пись, пись, пись...
     Завернув меня в махровое полотенце, понес меня на кровать, чувствовалось, что он хочет мне засадить, но я тоже немного обиделся и не подавал виду, что хочу его члена, и поскольку такая инициатива чаще всего исходила от меня, Леха смирился. Мне сейчас ничего не стоило расстроить его свидание. Но долго ли я смогу его держать, вряд ли...
     - Лех, а во сколько твоя старушенция пожалует на палку?
     Тот улыбнулся и ответил:
     - Часа через два, только когда ты увидишь эту "старушенцию", смотри, не кончи в штаны, лучше от греха голый сиди и я тебе баночку дам, чтоб ковер не испачкал.
     Мы с ним немного попикировались еще по этому поводу, потом начали думать, куда же меня спрятать. Решение пришло само собой. В комнате была ниша и в ней стоял диван, немного отгороженный от остальной части комнаты Лехиной аудиоаппаратурой. Я взобрался на диван, спрятался за аппаратуру и спросил:
     - Ну как, видно?
     - Если особо не присматриваться и если ты там кончать не надумаешь с криками, как умеешь, то вряд ли она чего увидит.
     Сам я из своего наблюдательного пункта прекрасно видел лежанку, расположенную слева от окна, вид был чудесный. Я еще взял себе подушку, чтобы поудобней было и, свесив ноги с дивана, уселся на нее. Они будут лежать ко мне ногами, подумал я и покинул свое убежище. Леха стал одеваться и прихорашиваться, брызгал на себя дезодорантами и вообще, похоже, сошел с ума. Мне одеваться было без надобностев, поэтому я слонялся по квартире с голой жопой и наконец включил видак. Поставил специально гетеросексуальную кассету, на которой молодой мужик издевался над бабой лет сорока, засовывая ей свой громадных размеров член (хотя поменее, чем у Лехи) в разные отверстия, включая заднепроходное, баба охала и визжала, как недорезанная свинья.
     Леха проходил мимо меня иногда и фыркал чего-то там про себя. Сюжет сменился групповухой, теперь к ним присоединился видать племянник или младший брат первого и тоже пробовал подряд все теткины дырки и они со старшим все время менялись местами. В итоге все они кончили, из хуев фонтанами била сперма, попадая исключительно бабе на лицо, вообщем все были счастливы. Член у меня конечно стоял, так как это было его нормальным состоянием. Я перемотал пленку на начало и выключил видак.
     Время пролетело быстро, раздался звонок в дверь и я шустренько спрятался в укрытие, а Леха полетел на крыльях любви открывать своей пассии.
     - Здравствуй Лешенька, как я рада тебя видеть, милый мой ебун, услышал я из прихожей.
     - Здравствуй Леночка, проходи пожалуйста, пролепетал начинающий Дон-Жуан.
     - Ну чего, сначала покушаем, или сразу в койку? (голос был не старым, скорее приятным и низким).
     Бляяя, подумал я, сейчас они там жрать-пить будут, а я с голой жопой в укрытии сидеть? Хоть бы Леха мне сюда какой никакой выпивки приволок с закуской. Вот ведь несправедливость какая. Тем временем они пошли на кухню и чего-то там шебуршились. Слов я не различал, только бу-бу-бу и потихоньку начал скучать. Вдруг минут через десять в комнате нарисовался Леха и, милый мой человечек, принес мне вкусной еды и полбутылки шампанского. Член его уже был оголен и блестел видимо от ротика той дамы.
     - Я ее отвлек и кой чего тебе тут сгоношил...
     Я поцеловал его в залупу, почувствовал запах помады, сделал ласковые глаза и поощряюще шлепнул его по заду, иди мол. Теперь жить стало можно, я все это богатство разложил, бутылку приторочил на диване (гад, не догадался бокала принести) и потихонечку начал трапезничать. Не успел я закончить, как сладкая парочка переместилась в комнату. На Лехе штанов никаких уже не было. Тетка выглядела просто обалденно, только потом я узнал, что ей уже 34 года. Все выдавало в ней аристократку, это была брюнетка, примерно моего роста, с осиной талией, не очень крупной грудью и аппетитной попкой, как у моего друга Кольки. Одета была в красное сногсшибательное платье с широким декольте и вырезом сзади. Алексей сразу посадил ее на кровать, запустил одну руку куда-то ей за пазуху, а другой начал поднимать юбку. Она же, как заведенная все внимание уделяла его члену, смотрела на него, как на бога. Видимо в ее аристократической тусовке таких хуев не водилось. Оба молчали и продолжали свои дела.
     Я потихоньку возбуждался, глядя на них, член у меня и так стоял, но тут еще и смазка потекла. Леха завалил Леночку спиной на кровать, раздвинул ей голые ноги и пробрался видимо под трусы, она издала своим контральто томный стон и еще шире раздвинула ноги. Лехе однако надо было видимо ей побыстрее засадить, поэтому он довольно бесцеремонно развернул ее на живот и начал расстегивать пуговицы на платье, не забывая надрачивать пизденку. Когда последняя пуговичка поддалась, он просто схватил ее снизу за груди и поднял на колени (он ведь у меня сильный мальчик). Потом взялся за подол платья и потянул его вверх. Мне поочередно показывались сначала ее чуть сбитые в сторону трусики, утонувшие в попке, потом ее загорелая спина, покрытая черненьким пушком, и наконец голые плечи и руки, которые прелестница уже успела поднять над собой. Бюстгальтера на ней не было.
     Вот именно в этот самый момент я и простил Лешку за то, что он привел ее в нашу с ним постель. Понял, что в этом теле, стонущем и зовущем что-то есть, чего я пока не понимал, но надеялся со временем понять.
     Леха одним движением сорвал с нее трусики, одновременно переворачивая ее на спину, поднял ее ноги, раздвигая их и закидывая себе на плечи, засадил мою любимую штуковину в ее похотливо раскрытые срамные губки. Честно сказать, я даже не успел разглядеть как следует, чего там у нее мелькнуло между ногами, просто черный треугольник курчавых волос, и красные, блестящие от смазки губки влагалища.
     Тетка закричала, как резанная, по тону я однако понял, что ей не больно, а скорее приятно Лехино вторжение. Мне были видны его набухшие яйца и меду его ногами чуток виднелся его орган, плотно обхваченный ее губешками, который как поршень то входил, то чуть не вываливался целиком наружу. Амплитуда была обалденной, только он вводил все же не до конца, видать упирался там куда-то (это я уже от злорадства подумал, у меня то в попке матки никакой нету). Тетка кричала и кричала так, что я не смог понять, когда она кончает, видимо она кончала все время, пока Леха ее ебал. Тут я чего-то ей позавидовал и кончил себе в ручку. Так как она, я кончать не умел.
     Вместе с тем, картина простого совокупления противоположных полов была настолько возбуждающей, что член у меня встал снова уже через минуту. К этому моменту Леха вынул свою елду из ее лоханки и обспускал ей весь живот, первая струя достала аж до ее подбородка. Сам он заорал, как обычно (тоже мне, хор Пятницкого) и повалился рядом с ней на бок. Тетка никак не могла придти в себя, ноги ее были широко раздвинуты и согнуты в коленях, пизда была широко открыта и из нее чего-то там текло, клитор торчал, как оливка из малых губок, все это вместе сокращалось, распускалось и вибрировало.
     Потихоньку стоны прекратились. Мой дружок уже стоял, как вкопанный и я первый раз за всю свою жизнь вдруг захотел засадить этой развратнице по самые бакенбарды. Но это только на периферии мыслей, просто очень хотелось, но позволить себе этого сейчас я не мог. Леха лежал на боку и тяжело дышал, член его, немного опавший приклеился к ляжке тетки. Та была в поной прострации, наверное так, как будто накачалась наркотой. Я бы сейчас спокойно мог выйти из укрытия и трахнуть ее, она бы вряд ли обратила на это внимание. Я даже высунулся немного из укрытия и во все глаза глядел на бесстыже расставленные ляжки и ее промежность.
     Леха меня увидел и лениво погрозил пальцем - я снова юркнул в норку. Он хриплым голосом сказал:
     - Леночка, вот ты, такая темпераментная хоть раз пробовала, когда в тебя входят сразу два хуя?
     Лена очнулась, сделала круглые глаза и ответила:
     - Что ты Алеша, даже не думала об этом, меня воспитывали по другому.
     Алексей с трудом приподнялся, задрал ей ноги еще выше и припал своими губами к ее промежности. Я такие ласки на пленке только видел, но Леха был видать не новичком в этом нелегком деле. Он отодвинул ее ногу в сторону, чтобы я лучше видел, как его язык вылизывает губки и все остальное. Он проходил от попочки до самого клитора и обратно, иногда погружаясь языком в ее мокрое влагалище. Вообщем он ее чистил от смазки, как меня раньше от спермы.
     - Леша, а чего это ты вдруг спросил? Вроде такой молодой, неужели уже и групповуху пробовал?
     В голосе ее послышались заинтересованные нотки.
     - Просто представил нас втроем, тебя и моего лучшего друга Антошку, он у меня совсем мальчик, ему надо еще многому научиться. Ну вот как бы ты хотела, если втроем?
     Алеша не переставал лизать ей промежность и она уже снова плохо контролировала себя. Я видел, как язык его проникал в ее крепко сжатую попку, от чего у нее по телу пробегали судороги. Я сам уже не мог терпеть и начал наяривать своего дружка.
     - Не знаю, если у него такой, как у тебя, то я бы дала только в ротик, а если поменьше, то можно было бы и в попку, у моего мужа сантиметров 15, он меня туда ебет иногда, мне очень нравится. Правда, при этом мне надо теребить клитор, тогда я кончаю очень классно.
     - А что, если я позову его сейчас?
     Повисла пауза, Леша сильней заработал языком, дама застонала:
     - Даааа, хочу, чтобы меня выебли в два хуя... ааааа, Леша, я хочу...
     - Желание женщины - закон для мужчины, Леха поманил меня пальцем.
     Выходить я не торопился, хотя был готов ко всему, я весь дрожал и сердце колотилось как бешенное, очень хотелось присоединиться к этому развратному дуэту, но что-то все же меня удерживало. Леха продолжал свою оральную ласку и было видно, что теперь он сосредоточился в основном на клиторе. Женщина стонала все громче, переходя постепенно в свой непрекращающийся оргазм, она прижималась что есть силы к Лешиному рту, держа его за голову обеими руками. Глаза были закрыты, тело конвульсивно дергалось.
     Тут Леха снова поманил меня пальцем. Наконец я решился и вышел из укрытия. Не надо объяснять, что член торчал у меня как надо. Я подошел к кровати, на которой извивалась женщина, годящаяся мне в матери. Чем ближе я подходил, тем меня все сильнее завораживало ее прекрасное тело и главное гримаса неподдельной страсти. Я пожалел в тот момент, что не женщина.
     Подойдя к изголовью кровати, я просто присел рядом и начал нежно водить языком по соску ее груди. Сначала она ничего не соображала, а только стонала и дрожала всем телом, но потом видать сообразив, что у мужика не может быть два рта, испуганно открыла глаза.
     - Ты откуда, сказала она бесподобным низким голосом.
     За меня ответил Алексей:
     - Леночка, ты же хотела этого и я его позвал.
     Она снова закрыла глаза и сказала улыбнувшись:
     - Ах ты бесстыдник, ты подглядывал за нами, спрятался где-то поросенок и небось дрочил там.
     Алеша и я не переставали трудиться, и она снова обо всем забыла, слышны были только ахи и охи и тело снова дрожало и выгибалось навстречу Лехиному языку. Не знаю, может быть я не совсем правильно ласкал ее сосок, только она потянулась к моему члену и потащила его к своему рту. Мне пришлось прилечь рядом с ними на кровать и она начала меня лихорадочно сосать, заглатывая в самое горло. Длилось это не долго, и кончили мы с ней одновременно, я в ее ротик, а она в Лехин. Леха все пил и пил ее соки, она в экстазе очень больно укусила меня за член и я его быстренько вынул.
     Мы легли вдоль ее тела и обняв, начали ласки, которым учились друг у друга в течение учебного года и наш опыт и количество эрогенных зон на ее теле быстро привели ее в состояние полной боевой готовности. Лешу возбуждать было не надо, он не кончил, а вот моего дружка, она подняла просто за пару секунд, просто сказав:
     - Мальчики, можете выебать меня в пизду и в жопу одновременно, такого со мной никогда не было.
     При этом она перевернулась на живот и широко раздвинула руками ягодицы, демонстрируя чуть разошедшееся колечко ануса. Я опрометью бросился к окну, где стояла моя чудо мазь "Анал Факинг крем" и начал осторожно смазывать ее дырочку вместе с ягодичками, она только постанывала в ответ, потом прежде чем приступить к делу, я засунул смазанный палец ей в анальное отверстие, не встретив абсолютно никакого сопротивления, она опять ответила стоном и насадилась на мой палец приподняв попку. Дырка была такой разработанной, что куда там моей. Я вскользь заметил:
     - Леночка, на спор, что ты сможешь без боли принять Алешкин хуй себе в задницу?
     Она испуганно повернула голову в мою сторону.
     - Прекратите сейчас же, а то я уйду.
     Я подмигнул Лехе и он впился в ее губы своим коронным поцелуем, потом чуть отстранившись сказал:
     - Аленушка, мы ведь не хотим тебе причинять вреда, давай попробуем, раз Антоша говорит, что можно, значит можно, я ему верю.
     Он снова накрыл ее похотливый ротик поцелуем. Она как-то сразу обмякла в его руках, а он нежно гладил ее волосы и спинку. Я взял мазь на ладонь и начал обрабатывать Алешкин член, она во все глаза смотрела на это таинство, еще не веря, что сейчас ее будут насаживать на это полено. Закончив, я лег на спину рядом с ней, член мой смотрел вверх.
     - Садись на меня Аленушка, сказал я ласково.
     - Только я сначала попку на тебе попробую, сказала она.
     - Пробуй сколько вздумается.
     Она встала надо мной, широко раздвинув ноги. Я невольно подвел раскрытую ладошку под ее пизду и начал там елозить, пальцем я нашел ее клитор, он был большой, размером с оливку и торчал, как маленький членик из малых губок. Мой стоячий хуй упирался ей в ягодицы. Она, постанывая от моих действий, чуть приподняла попку, а Лешка взял мой член и приставил к ее задней дырочке. Она с каким-то хрипом с одного маху села на него и задвигала тазом. Попка была очень просторной и я понял, что она пользуется этим отверстием ничуть не реже другого. Я не прекращал упражнения с ее клитором и она опять завизжала в предвкушении оргазма.
     Леша оказался как бы не у дел. Тогда он легко приподнял Леночку за попочку одной рукой, а второй направил мой член во влагалище, освобождая заднюю дырочку для себя. Первое в моей жизни влагалище мне понравилось своей упругостью и скользкостью, о чем я не преминул сказать Леночке. Когда она опустилась на мой уже 18 сантиметровый член полностью, я почувствовал какую-то преграду. Надо сказать, что члены мы мерили логарифмическими линейкам, есть там обычная сантиметровая шкала, так у Лехи и у Кирилла они были по 29 сантиметров и они все спорили, у кого длиннее, по толщине же они были, что та линейка в ширину. Леночка захныкала:
     - Ребятки, я боюсь...
     Блестящий от смазки Лехин член болтался из стороны в сторону и мне сейчас самому было бы страшно за Леночку, если бы он в меня не входил по паре раз в день по самые яйца. Я взял Лену за титечки и притянул к себе, давая Лехе возможность действовать. Тот расположился позади нее и приставил свою не мерянную елду к ее задней дырочке. Я двигал тазом, насаживая девочку поглубже и все ждал Леху, Лена дрожала от страха и возбуждения. Наконец я ощутил давление на мой член откуда то сверху. Через тонкую перегородку я чувствовал, как смазанный Лехин хуй, потихоньку вползает в прямую Леночкину кишку. Глаза у нее расширились от боли, я не мог двигаться, чтобы не мешать Лехе вводить, тогда я чтобы ее отвлечь, впился губами в ее рот и задвигал языком. Вдруг она оторвалась от моих губ и заорала:
     - Ой мальчики, как же мне хорошо...
     Леха, чувствуя такое поощрение, задвигал своим поршнем у нее в попке, у девки случилась чуть ли не истерика, она кричала визжала и кусалась (мое плечо прокусила до крови), Леха засадил по самые яйца и начал двигать. Леночкин непрерывный оргазм, только еще более оглушительный, заставил меня еще раз пожалеть, что я не женщина, как бы я ни кончал, я все время мог контролировать себя, у нее же полностью поехала крыша и она выделывала черт знает что.
     Алена так задвигала тазом, что я, сначала было отвлекшийся на Лехино введение, теперь был полностью поглощен процессом этого фантастического акта любви. По всей длине моего члена через тонкую перегородку Леночкиной попы я чувствовал, как Лехин огромный и родной мне хуй елозит по моему отростку и возбуждает его. Леночка же, потеряв контроль над собой, мечется между нами в невероятном экстазе и добавляет мне возбуждения.
     Лехин оргазм я почувствовал через Леночкину стеночку, он опять вставил по самые яйца и его член начал угрожающе расти. Я кончил сразу же за Лехой, Леночка кончать не прекращала вообще. Мы брызгали и брызгали в обе дырки пока все не кончилось, Леночка рыдала в экстазе и слезы ее капали мне на лицо, она еще кричала какие-то слова, типа выебите меня, я хочу, хочу третьего в рот, вообщем охуела совсем.
     Когда мы оба из нее вышли она затихла и вырубилась. Мы положили ее на бок и Леха, приподняв ей одну ногу, припал к своей дырочке, а я к своей, мы начали вылизывать ее с двух сторон, я впервые чувствовал этот вкусный сок женщины, перемешанный с моей спермой и ощущал губами и языком нежную плоть малых губ, клитора и входа во влагалище. С этого момента я понял, что стал бисексуалом. Вдруг я увидел, с каким азартом Леха вылизывает разъебанный им анус Леночки, я только порадовался за него и потянулся к его милой рожице губами. Мы так никогда еще не целовались, было так приятно, а тут еще эти бесстыже раскрытые дырки и раздвинутые женские ноги.
     Дааа, этого нельзя забыть, об этом можно только мечтать. Леночку мы имели всю ночь и потом еще в воскресение полдня, меняясь местами и отверстиями (а их у женщин на одно больше, чем у мужчин), пока она, полностью удовлетворенная не поехала встречать своего педрилу мужа.
     Глава 8. Долгая дорога к морю
     Вот так мы и готовились к экзаменам Лехи и Кирилла почти 2 месяца. Тигрица Леночка оттрахала нас с Лехой за это время просто по самой полной программе, пару раз даже Кирилла застала (чего-то его пассия в тот день была занята). Единственное, чего она моим ребяткам не позволяла, так это трахать ее одновременно двумя большими членами в ее нижние отверстия. Причем это вплоть до ультиматума, не дам и все. Поэтому я был всегда снизу.
     С другой стороны и трахаться-то по большому счету было негде, только субботы и воскресения были наши. Мне по этому поводу вспомнился бородатый анекдот:
     Два студента беседуют друг с другом:
     - Ну и как твоя половая жизнь, спрашивает один другого.
     - Ох, не говори, то не с кем, то не где, то некогда.
     Я потом придумал на эту тему другой:
     Одна старая дева (совсем старушка) спрашивает другую (не сильно старую):
     - Слушай, а как же ты так и не трахнулась за всю свою жизнь не разу?
     - Да понимаешь, сначала было не где, потом некогда, а теперь не с кем, а сама то ты как?
     - Да, ты права, сперва все было, как ты говоришь, а теперь мне просто неохота.
     Кириллова девушка сначала казалась нам с Лешкой загадкой, мы не видели ее и не общались и когда заводили о ней разговор, то он все отмалчивался, а потом вдруг как-то за жигулевским признался:
     - Да люблю я ее падлу, не поверите мужики, но это так.
     Все нам стало с ним понятно, хотя девке и 20 уже стукнуло, а Кирюша был ее на три года младше, мы с Лехой сделали вывод, что с этим ничего нельзя поделать и только для проформы приглашали нашего друга на свои бардаки. Он все отнекивался, вырываясь к нам только тогда, когда его девчушка по каким-либо причинам отсутствовала. Много позже я ее увидел и в принципе понял Кирилла, таких чувственных губ, как у нее я не видел ни у кого, видать, она этими губами работала как надо.
     Приближались экзамены в военное училище у моих друзей. Они немного волновались, а я точно знал, что они прорвутся. Так оно и вышло, Кирилл и Алексей стали курсантами Высшего там какого-то военного училища и в награду за это родители решили премировать их поездкой в Крым. Мне в это время было делать тоже нечего, ребятки мои любимые ехать без меня категорически отказались, и на совместном Вече всех наших родителей было принято мудрое решение - под ответственность старших товарищей я был отпущен на месяц с лишним в Крым.
     Мой папаша достал всем билеты туда и обратно, нам дали денег на прокорм и пропой души, мы вечером втроем загрузились в поезд и поехали навстречу новым приключениям. Свердловск, это вам не Москва, ехать до Крыма более двух суток, поэтому мы изрядно готовились. Кирюша сцапал у мамки в подсобке 4 бутылки пятизвездочного армянского коньяка, я вечером, чтобы никто не видел, прикупил пивка на всю компанию, а Леша, добрая душа, где-то на порнушную кассету выменял, чуть ли не полмешка вяленной настоящей воблы. Это все, не считая припасов, которые родители нам только что в жопу не пихали при отъезде.
     Вот поезд наконец-то тронулся, и Свердловск поплыл перед нами, сверкая огнями и витринами магазинов. В купе кроме нас никого не было и я уже было начал прикидывать, как бы начало нашего путешествия превратить в сексуальную оргию. Но не тут то было. Мы только успели откупорить первую бутылку пива и очистить первую воблу, как на пригородной станции, через час примерно, к нам в купе завалилась дама весьма почтенного возраста (лет 40 с небольшим) и с массой чемоданов.
     Тетка была из разряда "я б ей дал". Она не то чтобы была в моем вкусе, просто глаза ее сразу выдали, блядские надо сказать глаза.
     - Здравствуйте мальчики, вы до Симферополя?
     - Туда конечно, ответил Кирилл, а вы я надеюсь тоже?
     - Ну а куда же еще на этом поезде можно попасть...
     Тетка, блондинка крашенная, сначала пораспихала свои вещи, по верхним багажным полкам, потом начала раскладывать всякую снедь на столе, видимо надеясь нас угостить. Она все говорила:
     - Ну, ребятишки, на отдых собрались, вам там силы понадобятся, надо бы подкрепиться. А то вы все пиво да воблу, надо бы чего посущественней.
     Пиво мы отставили в сторону, и вытащили огромную жаренную курицу, которую мама мне положила в последний момент против моей воли. Короче готовился пир, Кирилл открыл бутылочку коньяка и мы, плеснув в местные МПСовские стаканы, выпили за встречу. Тетка выпила наравне со всеми. Я все думал про себя, когда же мои орлы ее трахнут? Через час или через два?
     Оказывается, я плохо знал своих любимых ребятишек, не прошло и получаса, как Леха совал свой толстый член в открытые губы тетки, а Кирюша пристраивался сзади к ее пухленькой попке, чтобы протаранить влагалище. Я же был замучен всеми этими приготовлениями к отъезду, эта нервотрепка меня утомила и я забрался на верхнюю полку спать, ребята даже оглянулись, может заболел? Я подмигнул им, чтобы не беспокоились.
     Светлана Ивановна, как она нам представилась, во всю тащилась от моих ребятишек, и под ее всхлипывания и стоны я заснул. Просто предыдущая ночь была для меня настолько тяжелой, что сил уже ни на что не осталось. Леночка пригласила меня к себе и ебала всю предыдущую ночь, заставляя лизать ее клитор и влагалище, я кончал ей в ротик, в пизду и в попку, потом вырубился в 4 часа утра и проспал всего пять часов, поскольку меня через ребят вызвали родители и началось это сумасшедшее приготовление к отъезду.
     Проснулся я глубокой ночью от того, что кто-то лизал мой член. Если бы это были мои ребятишки, то я бы их по почерку узнал, однако это была Светлана Ивановна, абсолютно голая и пьяная. Как позже выяснилось, она заебала в доску моих друзей и вот теперь подкатывалась ко мне. Когда я взглянул вниз, моим глазам предстала грустная картина. В неприличных позах, с раздвинутыми ногами и мягкими концами, блестящими от слюны и спермы в свете пролетающих за окном фонарей, мои ребятишки лежали как трупы. Видимо недавно их атаковала Светлана Ивановна, но у нее ничего не вышло. Да, ежели Леха или Кирилл не хотят, то это труба дело, это я по себе знаю.
     Мне стало обидно за них и я решил отомстить. Кирюша занял полку женщины и я, как джентльмен, ухватив ее двумя пальцами за сосок, пригласил на верхний этаж. Света согласилась и запрыгнула на мою полку. Она легла лицом ко мне, отодвинув меня к стенке, и зашептала:
     - Антоша, чего же ты с нами не забавлялся, было так хорошо.
     - Светлана Ивановна, меня просто ебли всю прошлую ночь, ну просто всю, вы меня понимаете? И потом я с друзьями просто не сравнюсь по габаритам их хуев.
     - Ах ты, шалун, в таком возрасте и уже ебут? А что касается размеров, то мне твой тоже нравится.
     Она схватила меня за мягкий член и яички и стала ласкать все это хозяйство очень умело и нежно.
     - Вы знаете, ебут, и главное не прекращали эту мерзкую затею всю прошлую ночь, мне бы поспать сейчас, ну хоть намного.
     - Спи Антоша, а я пока тебя немного поласкаю.
     С этими словами женщина встала на корточки перед моим вялым членом, упершись спиной в третью полку и медленно всосала его в рот. Меня таким способом можно было легко возбудить и она этого достигла. Я посопротивлялся немного, а потом сказал:
     - Светочка, ложись-ка ты лучше на спину, дай я тебя выебу.
     - Антоша, меня выебали твои приятели, дай я тебе немного пососу. Ты производишь впечатление неглупого мальчика, дай мне завестись сначала, я просто от тебя балдею, а потом делай со мной, что хочешь.
     Я не стал настаивать, тем более Светочка уже начала меня умело ласкать, накрыв мой рот поцелуем. Опытная женщина знала о мужиках все, она облизала меня, как конфетку несчетное число раз, проникая своим языком, куда ей заблагорассудится. Она порхала своими руками по всему моему телу, залезая в самые укромные его уголки. Не возбудиться я не мог, я не вытерпел и завалил Светочку на живот и быстренько, без всякой смазки засадил ей в жопу. Видать до этого с ней такую же процедуру проделал кто-то из моих приятелей (а может быть оба), поэтому у нее возражений не возникло.
     И я опять ебал ее до дрожи в коленях, слушая подвывания, всхлипы и хрюки, когда она кончала, лизал ее промежность, когда она просила, и засовывал свой член туда, куда она хотела. Вся эта оргия продолжалась почти до утра, и когда за окном забрезжил рассвет, она вырубилась. Я потихоньку слез с нее и лег спать на соседнюю верхнюю полку. Надо сказать, что пизденка у Светланы Ивановны была гладко выбрита и имела большие размеры. Большие губки были очень длинными и пухленькими, малые прятались где-то внутри и клитор, даже в возбужденном состоянии не выпирал наружу. Все это очень красиво смотрелось, было бархатисто на ощупь и напоминало маленькую попку.
     Первое, что я увидел утром, это были полстакана коньяку, которые держал Алексей перед моей рожей. Я маленько офигел, а он сказал, давай Антоша, похмелимся, а то Светочка нам сказала, что ты ее всю ночь ебал, но сильно пьяный был, так что давай реабилитируйся. Я взглянул вниз и увидел совсем обычную картину, Кирилл драл тетю Свету видимо в жопу, чего сразу я разглядеть не мог, но потом понял. Она лежала на животе, Кирилл сжимал ее груди и вонзал в нее свой член. Светочка, как обычно хрюкала и кончала.
     Те самые ЭМПЭЭСовские простыни, когда мы покидали на следующий день поезд, были пропитаны спермой и Светочкиными выделениями. Алексей все же влил мне в утробу полстакана коньяку, засунул в рот куриную лапку и велел присоединяться к ебущимся, поскольку сам видать уже был Светочкой замучен. Я поразился энергии этой женщины, со вчерашнего вечера она умудрилась заебать нас всех троих, это я вам скажу сильно много. Леха сказал:
     - Антоша, она все время тебя спрашивала, видать ты ее вчера ублажил.
     Я слез с полки, подошел к трахающимся и погладил Кирюшу по попке.
     - Кирюша, не пустишь меня снизу? Член у меня уже стоял.
     Светочка повернула голову в мою сторону и пропела:
     - Сладкий мой, иди ко мне, я тебя очень хочу.
     Кирилл вышел из ее задницы и она всхлипнула. Я пристроился под них и ввел член в Светочкино влагалище. Та сразу же начала меня трахать, а Кирилл уже пристраивался сзади. Увидев, что Алексей уже спит без задних ног, я спросил Светочку:
     - А Алеша вами уже заебан, или как?
     - Он кончил мне в пизду, в задницу и в рот.
     Я порадовался за своего друга и начал сам ебать Светочку, Кирюха уже ввел член ей в заднюю дырочку. Кончили все очень быстро, я был свеженький, а они уже успели до этого подзавестись. После этой ебли я потихонечку спросил у Кирюши, сколько же раз сегодня с утра он кончал в Светочку, тот ответил, что уже три. Вот какие бабы бывают в наших русских селениях.
     После этого мы сидели голые на нижней полке и пили пиво, Алексей развалился на соседней полке и спал, Светлана Ивановна содрала с него простынь и наслаждалась видом молодого и красивого тела. Тот во сне посапывал и чесал свои яйца, выглядело это очень забавно и эротично. Светлана Ивановна попросила:
     - Антоша, полижи мне вот здесь.
     Она показала пальчиком на свою мокрую голую пизденку. Я давно был не прочь этим заняться, были бы предложения от противоположного пола. Удивительно, как мало люди уделяют внимание своему языку, это такой источник наслаждения, что и не передать. Видимо сильно в нас это старозаветное правило - бабу надо ебать, а не фигли-мигли с ней разводить. С некоторых пор я понял, что бабы любят, когда их ебут, но отдельные представительницы больше любят, когда их пизденки лижут, сосут и при этом еще и приговаривают: "Ах ты моя ласточка, какая же вкусная у тебя киска, как же я тащусь от нее", ну и честно говоря, я действительно тащусь.
     Короче, я упал на колени и начал Светочке вылизывать все, что тама у нее накопилось за ночь. Видимо скопилось немало, поскольку мне пришлось буквально пить из этого источника. Ребята ебали ее все утро часа четыре без малого, я еще потом добавил, и в пизденке Светочки было полнейшая чашка вкусного напитка. Я припал к этому вулкану и вылизывал его до полного ее изнеможения. Я все думал, когда же она отключится, ведь не могут же бабы ебаться круглосуточно. И я оказался в итоге прав, Светочка кончила мне в рот и затихла в моих руках, словно ей по башке кувалдой съездили.
     Мне все же было интересно, как это у них, у баб все устроено, не может же она одна заебать всех нас троих!!! Однако видать я оказался не прав. Когда я в итоге проснулся в середине дня, в дверь нам тарабанил проводник, а Светочка уже сосала хуй у Кирюши, сладко при этом причмокивая. Я типа крикнул, чего надо, из-за двери послышалось:
     - Вы чего там, умерли что ли?
     - Не, тока собираемся, чая не надо, есть у нас все, все спят, не мешай мужик...
     Он и ушел несолоно хлебавши. Кирилл скоро кончил, разбрызгивая сперму по Светочкиному ротику, и я снова уснул. Проснулся через час примерно, когда встал Алексей и пошел отлить в сортир. Он натянул на себя шорты, открыл дверь и вышел. Мне лень было запирать за ним. В это время дверь без стука открылась и на пороге кто-то замер, потом закрыл дверь. Я сначала-то подумал, что Леха вернулся, а потом понял, что это был кто-то чужой. Взглянув под свою полку, я увидел, что Светлана Ивановна по причине жары скинула с себя простынь и просто в чем ее мама родила, с раздвинутыми ногами и голой пиздой лежит и спит. Большие губки были чуть приоткрыты и можно было видеть слизь на ее малых губах. Клиторок тоже чуть высунулся из своего укрытия.
     Я слез с верхней полки, дождался Алексея и когда тот вошел, спросил его:
     - Это не ты только что дверь открывал?
     Он, почесав свои мудя, ответил:
     - Нет, а что, кто-то заглядывал?
     При этом он посмотрел на Светочку и понял мое беспокойство.
     - Н да, нас тут могут с поезда ссадить за групповуху.
     Я одел шорты и, велев Алеше закрыть за мной двери, двинулся в вагон на разведку. Когда я покинул купе, то сразу понял, кто к нам только что вламывался, это был проводник в форменной одежде, молодой парень, лет двадцати, видимо студент. В те времена была мода у студентов подрабатывать летом в поездах дальнего следования и почему-то это называлось "стройотрядом". Он стоял у своего купе и не сводил с меня глаз. Вот пиздострадалец, подумал я, студенток ему не хватает. Но потом подумал, что студенток в поезд не всякая мама отпустит и, видимо, их действительно было совсем мало в этом составе.
     Я прошел мимо него в туалет и услышал его фразу:
     - Чем это вы там в купе занимаетесь? Я чуть не обалдел, когда вошел.
     Штаны у парня бугрились от эмоций и я предложил::
     - Если хочешь, то можешь заняться тем же, любвеобильная попутчица попалась, троих мужиков чуть до смерти не заебла. Тока у нас пиво кончилось, принес бы немного.
     У парня заблестели глаза:
     - Это мы сейчас мигом сообразим, только на нижнюю защелку закрой, я своим ключом открою.
     И мы расстались, он пошел добывать пиво, а я обратно в свое купе. Придя на место, я все рассказал Алексею, он одобрил мое решение, видимо это будет правильнее всего, тем более пивка на халявку попьем. Дверь вскоре открылась и на пороге показался любвеобильный проводник с четырьмя бутылками пива в пакете. Он поздоровался с Алексеем и уставился на раздвинутые ноги Светочки. Да, зрелище было не слабым, тут любой бы не устоял. Потом он перевел глаза на верхнюю полку, где лежал Кирилл и увидел его тоже голого, с висящим, но отнюдь не маленьким членом. Парень поставил пиво под стол и спросил:
     - А вдруг она не даст?
     - Ты только ей в рот для начала спящей засунь, она для тебя после этого все сделает, ответил Алексей.
     Паренек быстро начал разоблачаться, член вырвался из трусов наружу и закачался из стороны в сторону, длина была не менее 20 сантиметров. Он быстро приблизился к изголовью Светочки и начал гладить ее по губам открытой залупой. Светик автоматически открыла во сне рот и наклонила голову, мужик просунул член между губ и начал двигать его в глубину. Светик открыла глаза, увидела незнакомца и начала привычную работу губами и языком, не выразив ни малейшего удивления. Все это меня порядком возбудило и член оттопыривал шорты, у Алексея тоже встал.
     Проводник положил левую руку Светику на пизду, раздвинул мокрые губки и начал ласкать клитор. Света в ответ замычала, тогда парень поняв, что мы можем с Алешей захватить ее основную дырку, быстро вскарабкался на нее и со всего маху вогнал свой член по самые яйца, Светик только охнул и начал подмахивать. Я подошел к ее голове, сорвал свои шорты и засадил ей в губы. На мое удивление парень потянулся к моему члену и они со Светой стали его вместе лизать, целуясь друг с другом через мой хуй. Парень оторвался на минуту от моего члена и произнес, взяв Свету за руку:
     - Засунь мне палец в попку, я это очень люблю.
     Сзади послышался голос Алексея:
     - А чего палец то, можно кое-что и посущественней.
     С этими словами он сорвал с себя шорты и его могучий орган закачался недалеко от волосатой жопы проводника. Проводник повернулся, увидел это великолепие и продолжал ебать Светика и лизать мой хуй. Алексей понял его молчание, как знак согласия, достал с полки банку с чудо кремом и начал обрабатывать жопу проводника. Видимо тут в поезде действительно мало женщин, раз они наполовину голубые, подумал я. Алексей просунул сразу два пальца в анус проводника и начал расширять его, как когда-то расширял мой. Мужик застонал от кайфа, продолжая работать ртом и членом.
     Тем временем Алексей пристроился кое-как к его заднице и начал входить осторожными толчками, погружая свой елдак сантиметр за сантиметром в его дырочку. Мужик уже откровенно тащился, член Алеши наконец-то вошел весь. Алексей с проводником работали в противофазе, когда мужик погружал член в ненасытную дырку Светика, Алексей почти вынимал свой из его жопы, а когда вынимал мужик, Леха задвигал ему в жопу по самые яйца. Вся эта оргия сопровождалась стонами чмоканьями и всякими неприличными чавкающими звуками.
     Все это опять меня возбудило и я начал водить членом между губами Светы и мужика, периодически заползая им по очереди в рот. Цепная реакция сплошного оргазма началась от проводника, он начал более резко задвигать Светику и соответственно получать более сильные толчки сзади от Алексея. Кончал он бурно, вслед за ним Светочка завыла как резаная и задвигала тазом навстречу члену проводника, потом кончил Алеша, залив его задницу липкой горячей спермой. Самым последним кончил я на лица Светика и проводника, я старался не пролить ни капли и целился спермой в их губы, они открывали рты и целовались, слизывая мое семя с губ друг друга.
     Тут с верхней полки послышалось возня и свесился Кирилл. Оценив наши позы, он молча слез на пол и сел с уже стоячим членом на соседнюю нижнюю полку. Алеша вынул член из задницы проводника, попочка которого медленно закрывалась. Тот вытащил свой хуй из Светиной пизды и сел рядом с Кириллом. Кирилл тут же занял освободившееся место и вогнал своего коня Светочке между ног. Мы трое голые и довольные наблюдали этот акт со стороны. Тут Светик снова часто задышал и попросил Кирилла:
     - Кирюша, выеби меня в жопу, милый мальчик.
     Кирюшу упрашивать долго было не надо и он, прижав ее ноги к ее груди, быстро засадил ей в попку. Нам было все очень хорошо видно, проводник даже наклонился, чтобы видеть, как могучий член Кирилла с хлюпаньем, под стоны Светланы Ивановны скользит в ее разьебанной заднице. Член у мужика снова приобрел боевой вид. Тогда он подошел к ротику Светы и засунул его туда и начал с силой просто ебать Светочку в рот, насаживая ее двумя руками на свой, тоже приличных размеров член. Кончили все трое опять одновременно.
     Не знаю, чем бы закончилась эта поездка, если бы нам не помогли друзья того проводника, они ходили к нам как заведенные всю ночь, поили нас пивом и ебли Светика во все дыры. Она иногда вырубалась но в целом ей это очень нравилось. Я представил, какую часть мужского населения санатория, куда она направлялась на отдых, она переебет за 24 дня. Расстались мы добрыми друзьями на перроне вокзала в Симферополе, нас провожал наш проводник, и они о чем-то ворковали со Светиком, видимо договаривались на обратную поездку.

     Глава 9. Моя милая, сладкая Иришка

     Надо было добраться как-то до санатория "Утес", который находится между Ялтой и Алуштой. Решили не шиковать и отправились на перекладных: до Алушты на троллейбусе, а далее автобусом в Утес. Крым встретил нас прекрасной погодой с солнышком. Загрузившись в троллейбус, мы тут же уснули, разбудил нас водитель, когда троллейбус стоял уже на Алуштинском автовокзале. Мы быстро продрали глаза и выгрузились. Переполненный курортниками автобус к середине дня довез нас до Утеса.
     Мы ехали на заранее подготовленные позиции, в Утесе у Алексея имелись дальние родственники, поэтому мы, созвонившись с ними заранее, уже знали, где будем жить, и сколько это будет стоить. Когда мы добрались до искомого дома, дверь нам открыл заспанный хозяин Евгений и узнав, кто мы, крикнул в комнату:
     - Иришка, возьми ключ от третьего домика и проводи ребят, они с ног валятся, видать всю ночь пили. А к вам я зайду вечером, надо отметить приезд, и показать вам окрестности, надеюсь, вам у нас понравится.
     Вид у нас был, конечно, тот еще, Евгений это сразу подметил. Слышно было, как в комнате работал телевизор. Оттуда выпорхнуло юное стройное создание где-то тринадцати лет, одетое в ситцевое платьице с ключами в руках, очень недовольное, что ей помешали смотреть ее любимую передачу. У девочки были красивые рыжие волосы и веснушки. Мы вышли на улицу и, сгибаясь под тяжестью сумок и чемоданов, поплелись вслед за девчонкой. Она повела нас в сторону моря, дорога вилась вниз между убогими домишками, утопающими в зелени.
     Когда мы пришли на место, оказалось, что за нашей калиткой еще имеется довольно длинная и крутая деревянная лестница, по которой пришлось спускаться вниз. Я еще подумал, что если с нее по пьяни упасть, то костей не соберешь. Перед нами предстал уютный садик-огородик внушительных размеров с четырьмя постройками разной величины. Какой-то мужик сидел под навесом и читал газету. Мы поздоровались и сказали, что теперь будем тут жить. Мужик, как потом оказалось, Константин Валерьянович, тоже отдыхал здесь с женой и сыном и занимал один из домиков. Его родня была на пляже, а он обгорел немного и теперь вот отходил от этого в тенечке.
     Домик нам понравился - три довольно просторные кровати, шкаф для одежды и три тумбочки. Все удобства были во дворе но, зная дефицит воды в Крыму, вы по достоинству оценили бы наличие крана, душа с горячей водой и туалета. Девчушка спросила:
     - Может быть, вам сейчас окунуться в море, тут недалеко, а потом отдохнете, я провожу?
     Мы согласились и, быстро переодевшись, пошли за нашей проводницей. Оказалось, что из двора есть еще один выход и ведет он прямехонько к морю. Море виднелось буквально в ста метрах, но крутизна каменной тропинки, по которой мы спускались, вызвала нашу бурную реакцию, мы обсуждали, что будет, если здесь в темноте грохнуться. Тропинка была обсажена колючими кустарниками и деревьями и была настолько крутой, что приходилось хвататься за ветки, чтобы не упасть.
     Спустились мы на дикий пляж, усыпанный галькой, в море виднелись небольшие скалы, народу практически не было, Ира потом объяснила, что из санатория дорога сюда очень тяжелая, а местные купаются редко. Вода была не просто прозрачная, а супер прозрачная, мне такой видеть еще не приходилось.
     Мы быстро скинули шорты, а Ирина через голову сняла платье, оказавшись в купальнике. Титечки у нее только намечались, однако верхняя часть купальника уже имелась. Мы все вчетвером кинулись в ласковое соленое море, волн совсем не было. Девчонка сразу поплыла к ближайшей скале, а мы с мужиками резвились у берега, снимая накопившуюся за долгую дорогу усталость.
     Ира взобралась на самый верх скалы и вдруг, раскинув руки, бросилась с семиметровой высоты в воду. Меня этот полет заворожил, настолько слаженными были все движения этого стройного девичьего тела. Вход в воду был безукоризненным, с минимумом брызг. Захотелось самому научиться вот так прыгать в воду. Я поплыл в ее сторону, к этому моменту Ира уже второй раз успела сигануть со скалы. Встретились мы в воде и я спросил:
     - А давно ты так прыгаешь? Мне тоже хочется попробовать так научиться.
     - Сколько себя помню, все время со скал прыгаю, я еще плохо умею, вот пацаны у нас с носа Верблюда сигают, там где-то 25 метров, да еще перепрыгнуть надо через камень внизу, а то разбиться можно. Там раньше люди бились часто, я оттуда боюсь.
     Она показала рукой на скалу Верблюд. На расстоянии трехсот метров виднелась похожая на верблюда скала с двумя горбами, габариты ее внушали почтение.
     - Еще я умею с тропинки, это на мысе "Плака", там до 15 метров, похвасталась девчушка.
     - А почему "Плака"?
     - А там по легенде кто-то из жен чьих-то плакал, вот и назвали, а у нас ее называют Горой любви, потому, что там ночью черт знает что творится, улыбнулась девочка.
     Я не стал развивать тему и взобрался на самый низкий выступ скалы.
     - Ириша, а эта как скала называется, спросил я, пересиливая страх от высоты?
     - Это Солдатский камень, а вон там Кроватка, а дальше Кастрюлька, а вон там справа Ласточка, а вот та, что перед Верблюдом - Три сестры, девчушка показывала мне на скалы.
     - Ладно, потом разберемся, я вот прыгнуть хочу, ни разу не пробовал.
     Высота была около трех метров. Страшно было до жути.
     - Смотри только не плашмя, а то я тебя до берега не дотащу.
     Я прыгнул почти плашмя, подняв фонтан брызг, отбив живот и ноги. Но не подавал вида, что мне больно. Она испуганно подплыла ко мне и всячески выражала свое сочувствие, ребята на берегу ржали. Мы поплыли к берегу, и когда вышли из воды, я снова залюбовался стройной Ирочкой. Она вытирала полотенцем волосы и тело. Плавки ее были мокрыми, и на лобке появилась складочка, попав между губок ее писи. Она заметила мой взгляд и, смутившись, поправила плавочки, потом мы все оделись и пошли в свой домик.
     Дорога вверх была трудной, но я старался изо всех сил и помогал Ирочке, которая шла последней, то и дело протягивая ей руку. Она бы и сама легко взобралась по этой знакомой ей тропинке, но мою помощь не отвергала, а я просто балдел от ее тонких прохладных пальчиков и рыжих, как у кошки глаз.
     Когда мы подошли к домику, Ирочка попрощалась с нами до вечера и ушла, а ребята начали надо мной подтрунивать сказав, что меня посадят за совращение малолетних.
     - Давай лучше искать кого постарше, сказал Кирилл.
     - Да я не против, только она меня обещала научить прыгать в воду.
     Мы разделись до гола, завалились на кровати и мгновенно уснули, накрывшись простынями. Проснулся я от легкого прикосновения руки, это была Ириша, она сказала, что родители ее сейчас придут, поэтому нам пора вставать. За окном уже сгущались сумерки, я взглянул на свою простынь, мой дружек явно бугрился под ней и от меня не ускользнул интерес, проявленный Иришей к моему члену.
     - Сейчас встанем, только ты выйди пожалуйста, а то я не совсем одет.
     Иришка покраснела и скрылась за дверями. Я быстро растолкал приятелей, мы оделись, взяли бутылку коньяка, кое-что из продуктов и вышли во двор. Там уже в полном составе находилась семья соседей. У Константина Валерьяновича была довольно сносная для ее возраста жена, жгучая брюнетка, с широкими бедрами и узкой талией, представившаяся нам Екатериной без указания отчества. Еще был сын - балбес лет двенадцати, худющий пацан с черной вихрастой шевелюрой.
     Ребята начали накрывать стол под навесом, а мы с Иришей разглядывали море и скалы, к нам присоединился балбес Владик, который был явно не равнодушен к Ирине, и наше появление его видимо жутко расстроило. Я не собирался трахаться с такой малолеткой и поэтому всячески делал вид, что меня интересует только отдых да прыжки в воду.
     Вскоре пришли Ирочкины родители с двумя бутылками вина "Мускат красного камня", овощами и фруктами, позже я узнал, что именно эту марку крымского вина предпочитал пить дедушка Ленин. Соседи тоже присоединились к нам. Уже не помню, какой вклад в общий котел сделали они, но стол получился отменным, с мясом и овощами, не говоря уже про минералку и массу спиртного.
     Ели-пили мы часа два и наконец подзагрузились порядочно. Евгений с Еленой предложили нам показать вечерний Утес. Мы согласились, надеясь присмотреть себе симпатичных женщин. Соседи отказались, сославшись на то, что уже все видели, да и Ириша осталась с ними.
     Ходили мы больше часа, нам показывали бывший замок княгини Гагариной и ту самую Гору любви, про которую я слышал от Ирочки. Всюду народ гулял в вечерних нарядах, но как-то все больше разнополыми парами, изредка попадались мамаши с детьми ну и конечно старушки и старички. Это моих мужиков несколько озадачило и огорчило, я шепнул им, что знакомиться нужно на пляже, а уж потом можно встречаться и вечером и ночью.
     Когда мы расстались с нашими экскурсоводами и пришли домой, мужики от усталости сразу завалились на кровати и захрапели, я же вышел во двор подышать этим ни с чем не сравнимым южным морским воздухом. В траве гудели цикады, у фонаря под навесом вились мотыльки. Во дворе никого не было, у соседей горел свет, на столе все было аккуратно прибрано, продукты убраны в холодильник. Я глотнул минералки и решил отлить на сон грядущий.
     Рядом с сортиром стоял самый маленький из всех домиков, и как я понял, он был не заселен, свет в нем не горел. Я справил нужду и собрался было идти спать, как из-за дверей незаселенного дома послышались шорохи и какой-то шум, я прислонился к домику и прислушался. До меня доносились приглушенные голоса Ириши и соседского пацана, они возбужденно говорили. Видимо всю прелюдию я пропустил.
     - Не лезь ко мне под платье, я все равно тебе не дам себя потрогать, вот грудь трогай сколько угодно.
     - Ну Ириша, ну пожалуйста, ну я сверху только, под трусы залезать не буду.
     Опять послышалась возня и сопение, видимо Владик все же пытался залезть к ней под платье, а она этого не позволяла.
     - Хорошо, Владик, я дам, только и ты дай мне у тебя потрогать его.
     Я возбудился от этого разговора, достал член и начал дрочить. Владик, видимо, легко согласился и они потом долго молча сопели, потом раздался дрожащий голос Ирины:
     - Ну, Владик, ну не надо, тебя уже наверное родители заждались, мне то и тут можно переночевать, а тебе надо к ним. Отдай мои трусы и сам одевайся.
     В это время дверь домика соседей распахнулась и отец Владика крикнул в темноту сыну:
     - Владик, ты где, иди скорее сюда, спать пора, завтра рано на море пойдем крабов ловить.
     За стенкой послышалась легкая паника, Владик видимо быстро одевался, потом выскочил на улицу, дверь за ним захлопнулась и я услышал, как щелкнула задвижка. Я был в тени и меня ни его отцу, ни ему не было видно. Они скоро скрылись в своем домике и свет там почти сразу же погас. Зато загорелся свет в Иришкином домике, я тут же приник к окну. На окне были занавески, но в одном из окон они были не плотно задернуты, и в эту щель хорошо просматривалась та часть комнатки, где стояла застеленная кровать. Ириша сидела в платье на кровати, волосы у нее были растрепаны, розовенькие трусики валялись рядом, одна бретелька платья была спущена с плеча, и я увидел ее нежный розовый сосок, венчавший начинающую развиваться, но еще совсем небольшую грудку.
     Вдруг она ухватилась одной рукой за сосок, а другую запустила себе под подол и откинулась на подушку. От такой картины захватило дух. Я вовсю наяривал своего дружка. Рука сама потянулась к окну, я хотел было постучать, потом опомнился. Совсем не хотелось пугать это нежное создание. Меж тем Ирише стало неудобно себя ласкать, платье натягивало ее грудь и почти скрывало сосок, тогда она быстро вскочила и сбросила его с себя через голову, как тогда на пляже. Под платьем теперь никакой одежды не было. Я еще раз залюбовался ее фигуркой, теперь абсолютно голой. Между ножек среди реденького рыжеватого пушка, торчали довольно большие пухлые губки.
     Девочка упала спиной на кровать, подняла и раздвинула ножки в стороны. Она исступленно ласкала себя двумя руками, все убыстряя темп, раздвигала пальцами губки и массировала клитор, иногда забираясь пальчиком неглубоко во влагалище. Под всем этим великолепием виднелось сморщенное красненькое колечко девичьего ануса. Вверху ее рука попеременно сжимала то одну, то другую грудку, причем было видно, что делает она это с достаточной силой.
     От одного вида мастурбирующей передо мной девочки я кончал очень бурно, обливая домик, в котором она находилась сильными потоками спермы. Девочка за окном тоже начала кончать, выгибая вперед спину. Она запустила обе руки себе в промежность и вцепилась в свою пизденку. Ноги она сжала и задрала вверх, прижав к животу. Руки лихорадочно бегали по всей промежности, тело вздрагивало, дырочка ануса то сжималась, то разжималась, из груди вырывался громкий стон. Я даже забоялся, что услышат соседи или мои орлы. Но в их домиках все было по прежнему тихо.
     Девочка еще раз дернулась и медленно распрямилась на кровати, широко раскинув ноги. Мне была хорошо видна эта аппетитная пизденка, с набухшими губами и вздыбленным клитором, вся взмокшая от выделений. Дав мне еще полюбоваться на свою прекрасную наготу, она встала и выключила свет. Мне ничего не оставалось делать, как пойти спать, хотя член мой снова уже почти встал. Без стимулирующего зрелища, которое по счастливой случайности мне удалось увидеть, дрочить как-то не хотелось.
     На следующее утро я проснулся со стоячим членом и переполненным мочевым пузырем, было где-то 6 утра и я выскочил помочиться, натянув только плавки. Каково же было мое изумление, когда я увидел во дворе Иришку. Она поливала из шланга огород и плодовые деревья. Снова я заметил ее неподдельный интерес к своему спрятанному достоинству. Она была вся какая-то свежая и красивая, мне так захотелось ей прямо сейчас рассказать, что я видел сегодня ночью, но я сдержался и ринулся к туалету. Там я долго не мог пописать из-за эрекции, но наконец все было кончено и член нормально улегся на свое законное место.
     Я вышел, потягиваясь от утренней прохлады, и подошел к Иришке.
     - Как спалось, Ириша? Чего так рано вскочила?
     - Спалось прекрасно, а встаю я рано потому, что огород поливать днем нельзя, только рано утром или вечером, улыбнулась она.
     Тут мой взгляд упал на дикий пляж и я увидел двух полуголых девиц, загорающих на подстилке именно в том месте, где мы вчера раздевались перед купанием. Те лежали на спине, надвинув шляпы на головы, их тела были покрыты ровным загаром и смотрелись, как две копии. Довольно милые грудки обеих призывно торчали в разные стороны, на них были совершенно одинаковые трусы, настолько маленькие, что прикрывали они только подбритые лобки.
     - Иришка, а это у вас так тут принято загорать, я указал рукой на девушек.
     - А, это близняшки из санатория, они уже третий день сюда ходят бесстыдницы, она засмеялась. Они в третьем корпусе живут, не лень же сюда переть в такую даль. К ним тут за три дня столько наших местных мужиков приставало, но они всех отшивают. А хочешь, я тебе бинокль принесу, посмотришь на них? Она снова улыбнулась.
     Я подумал, что хотел бы увидеть ее раздетой гораздо больше, чем глазеть на тех девиц, но вслух сказал:
     - Тащи, если не дома, а здесь, я вообще в бинокль на море люблю смотреть.
     Иришка впорхнула в свой домик и принесла мне огромный морской бинокль. Увеличение у него было, что надо. Когда я навел его на Солдатский камень, то разглядел его, как будто он был на расстоянии вытянутой руки. Я перевел взгляд на полуобнаженных близняшек и обалдел, были видны даже маленькие волосики вокруг их сосков. Трусики представляли собой кусочки материи, скрепленные на бедрах завязочками из тонкой веревочки. Мой член снова начал вставать, чуть оттопырив резинку плавок. Я срочно отвел глаза от девушек, и мысленно приказал моему другу улечься на место. Хорошо, что я стоял к девочке вполоборота, и она не могла этого видеть. Ириша рассмеялась:
     - Ну да, на море он смотрит, ну ладно, не буду мешать.
     Она повернулась и продолжила прерванное мной занятие. Я еще поглазел на скалы и проплывающие вдалеке корабли, бинокль был выше всяких похвал. Опустив глаза на девушек, я увидел, как они переворачивались на животы. При этом я разглядел две совершенно одинаковые милые мордашки. На вид им было в районе 23 лет. Они перевернулись и синхронно приспустили трусики на аппетитных попках так, что стали видны ложбинки между ягодиц. У меня снова начался неконтролируемый процесс поднятия члена и я решил одеть поверх плавок шорты, все же не так будет видно.
     Выйдя к Ирише, я спросил ее, когда она пойдет купаться, чтобы продолжить мое обучение прыжкам в воду. Она сказала, что уже заканчивает, и мы сможем двинуться, после того как она позавтракает и наденет купальник.
     - У нас после вчерашнего столько снеди осталось, давай из холодильника вынем и тут поедим, много ли нам надо.
     Иришка согласилась и продолжила поливку, а я стал накрывать нехитрый стол, не забыв и про вино, которого осталось полторы бутылки. Вскоре Ириша присоединилась ко мне и мы плотно позавтракали. Я даже уговорил ее выпить немного вина, чтобы она расслабилась, у меня на сей счет были свои планы. Иришка быстро прибрала со стола и забежала в свой домик, чтобы надеть купальник.
     - Ирочка, а давай куда-нибудь пойдем, где народу нет, а то я стесняюсь при чужих плюхаться в воду, как мешок с говном.
     - Но это далековато, да и плыть там порядочно, а вообще то я то место больше всех скал люблю, это мыс Плака, или Гора любви, как больше нравится.
     - Пойдем конечно, надо же изучать окрестности.
     Мы двинулись тем путем, которым ходили вчера вечером на прогулку и через 15 минут стали спускаться к морю. Когда я увидел пляж, к которому мы спускались, я удивился и сказал:
     - Ириша, ты же говорила, что никого не будет, а там народу тьма и вообще это, наверное, санаторский пляж, вон лежаки всякие и навесы?
     - Но я же тебе говорила, что надо еще долго плыть, это за скалой, видно только с моря, народ туда не заплывает, чаек боятся.
     - А чего их бояться-то? Утопить могут?
     - Да нет, у них в это время птенцы подрастают, так они просто какают на головы проплывающим, потом неделю не отмоешься, она улыбнулась, некоторые после этого брили голову наголо. Вон смотри местный пацан, Васька, лысый весь, это он неделю назад по пьянке мыс обплывал и не заметил, как его обгадили, пришлось голову брить.
     - Понятно, а как же мы убережемся?
     - Надо просто нырять, когда они приближаются, они ведь кричат, когда нападают, испугать наверное хотят.
     Мы спустились на пляж, Ирина подошла к какой-то будочке и начала снимать платье.
     - Ну чего стоишь, раздевайся, я вещи знакомым отдам и поплывем.
     Я быстро скинул майку и шорты, Ирина отдала все наши нехитрые пожитки какой-то тетке, и мы двинули к морю. Я со всего размаха прыгнул в прохладную воду и поплыл к мысу, вскоре меня нагнала Иришка, плавала она прекрасно, угнаться я за ней не мог, и она чуть сбавила темп. Плыть пришлось на удивление долго, но я не боялся за себя, потому, что в Свердловске мог переплыть огромное озеро Шарташ туда и обратно без остановки. И это при том, что вода там полегче и похолоднее, чем в море.
     Наконец пляж скрылся из вида, и показались пресловутые чайки, ими была усыпана вся скала, орали они как резаные, оберегая своих птенцов, сидящих рядом с ними в скалах. Вот одна чайка начала пикировать на Иришку, и когда та уже подлетела достаточно близко, девочка просто сложила над головой руки и скрылась под водой. Чайка сбросила из своей клоаки на Иришку свою вонючую бомбу и взмыла вверх.
     Мы специально не плыли рядом, чтобы чайкам не было удобно атаковать нас вдвоем сразу, бить, так сказать, по площадям. Пока мы обплыли этот утес, мне и Ирише пришлось нырнуть раз по двадцать. Наконец чайки начали редеть и Ириша повернула к скале. Когда мы туда подплыли, то я увидел под водой, на глубине около метра выступ, на который можно было встать, правда он был усыпан мелкими мидиями и мы иногда резали о них ноги, но зато с этого выступа по едва заметным ступенькам можно было взобраться на скалу.
     Только сейчас я оценил достоинства этого места для занятия любовью и загорания нагишом. В скале имелась круглая ниша диаметром около двух метров, которую не видно ни с моря, ни сверху, с утеса. Она имела довольно гладкое, словно отполированное дно. До уровня моря было примерно метров 15, когда смотришь вниз - дух захватывает. Когда мы туда взобрались, Ириша сказала:
     - Ну, а теперь посмотри, как я прыгаю, и двинулась к краю пропасти.
     - Прекрати сейчас же, а то голову свернешь, заорал я, но было поздно.
     Тот самый первый ее полет с головокружительной высоты, увиденный мной, всю жизнь будет стоять у меня перед глазами. Она спустилась чуть ниже чаши, в которой мы стояли, вытянулась в струнку на едва заметном выступе скалы. Многие балерины позавидовали бы тому, как она без балеток, встала на самые кончики своих маленьких пальчиков, и чуть согнув ноги в коленях, оттолкнулась вверх и полетела, как птица. Ее руки, как крылья чайки грациозно взметнулись вверх и чуть вперед. Полет закончился далеко внизу, и мне пришлось вытянуть шею, чтобы увидеть ее вход в воду. Это была фантастика, пузырьки воздуха бурлились, показывая ее подводную траекторию. Наконец моя прелестница всплыла, я в этот момент боролся с нахлынувшими на меня чувствами.
     Пока она подплывала к скале, я привел себя в порядок и двинулся ей навстречу. Я все же хотел научиться прыгать. Мы встретились на отметке трех метров, море зеленело под нами, а стоять рядом было особо не где. Я обнял ее за талию, чтобы не упала и попросил:
     - Иришка, ну объясни пожалуйста, как же мне прыгать, чтоб не разбиться, я так хочу научиться.
     Я чувствовал, как дрожало ее тело на ветру и прижимал к себе. Она не сопротивлялась, только немного укоризненно на меня смотрела.
     - Антоша, надо сильно оттолкнуться, вперед и вверх под углом примерно в 45 градусов, тогда просто твое тело само войдет в воду, надо только регулировать наклон и силу толчка в зависимости от высоты, вот взгляни.
     И снова она, как ласточка вспорхнула над скалой и полетела. Только в этот раз она, перед тем как падать вниз, подогнула свои коленки к животу, прижала их руками, а потом перед самой водой, снова разогнулась в струнку и почти без звука вошла в воду. Я, запомнив ее движения, тут же последовал за ней. Она еще не успела вынырнуть из воды, когда я уже не очень плохо входил туда. Оценив относительную бесшумность входа в воду, она приветствовала меня радостными криками.
     Когда мы взбирались по скале наверх, я умышленно пропустил ее вперед. Ее красивая попочка в маленьких плавочках маячила перед моим носом до самого нашего пристанища. Мы решили позагорать немного в нашей чаше и я лег на ее раскаленное дно, чтобы охладить для моей девочки это ложе. Она уселась на край впадины и смотрела в море, как смотрела, видимо все эти годы, с тех пор, как родилась.
     Я вспомнил, как она вчера голая и страстная каталась по кровати и снова начал возбуждаться. Чтобы девочка не видела моего вздыбленного члена, я перевернулся на живот и позвал ее:
     - Ириша, иди сюда, я тебе камушек охладил.
     Девочка с улыбкой спустилась ко мне в чашу и легла рядом на живот, чуть касаясь меня плечом. Капельки воды блестели на ее теле, я не выдержал и провел рукой по ее спине, растирая воду по ее бархатистой коже. По ее телу пробежали мурашки. Она молчала, и я нежно продолжал ее гладить, не переходя границ ее плавок. Так продолжалось довольно долго, наконец она сказала:
     - Антоша, ты мешаешь мне загорать.
     И снова молчание, не просит убрать руку и вся дрожит.
     - Ириша, но ведь нам это обоим нравится, правда?
     - Конечно нравится, но я боюсь, ведь мы одни, мало ли какие у тебя намерения, я не хочу быть тут изнасилованной. Вот тот Васька, которого ты недавно видел, с бритой головой две недели назад пытался на этом самом месте ко мне приставать, пришлось прыгать со скалы и плыть на берег.
     Ее откровенность мне понравилась, нежность переполняла меня и я сказал, обнимая ее за талию:
     - Ириша, я клятвенно обещаю тебе, что не сделаю ни одного шага без твоего согласия, я не насильник, ты мне очень нравишься.
     - Ага, то-то ты сегодня на голых девиц пялился и вчера напился и ко мне не подходил.
     Вот оно что, я ей нравлюсь и она просто ревнует, подумалось с радостью.
     - Ириша, милая, я просто думал, что ты еще маленькая, что тебе интересней с Владиком общаться. Вот чем вы вчера вечером в твоем домике занимались?
     Я как можно нежнее обнял ее, чтобы она от такой новости не вздумала спрыгнуть со скалы. Надо сказать, первая ее реакция была - убежать, краска залила лицо, девочка была готова расплакаться. Но я быстро сел на камень и удержал ее.
     - Девочка моя ласковая, я ни капельки тебя не осуждаю, не стыдись этого, ну пришло это к тебе чуть раньше обычного ну и что? Вы тут на юге быстрее созреваете. Хочешь, я буду твоим другом, я никогда не предам тебя и не продам, поверь мне.
     Я все время гладил ее по спинке, потом перешел на голову и перебирал ее мальчишеские вихры, не забывая поглаживать шейку и ушки. Слезы все же выступили из ее глаз и я вытирал их тыльной стороной ладони. Похоже было, что она успокаивается и приходит в себя. Иришка села рядом со мной на дно чаши, я обнял ее одной рукой за талию, а другой притянул ее голову к себе и сладко поцеловал. Она вся задрожала и ответила на мой поцелуй. Мы повернулись друг к другу и целовались до одури, обнимаясь и ласкаясь, как котята. Потом я оторвался от этого красивого лица и притянул его к себе на грудь, мы замерли, не в силах произнести ни слова.
     Она доверчиво прижалась ко мне спиной, член давно стоял, а я все гладил ее по животику, не позволяя себе даже приблизиться к ее запретным местам. Наконец она прервала затянувшееся молчание:
     - Антоша, ты мне сразу понравился и я только назло тебе пошла с этим Владиком к себе в домик, правда, ты не сердишься? Я тоже буду любить тебя, как умею, но только не торопись, я боюсь всего этого. Меня тянет к мальчишкам, но все говорят, что это еще рано, и я стесняюсь. Ты что-нибудь слышал после того, как он ушел?
     - Ириша, милая, я не только слышал, но и подсмотрел все, что ты делала после. Только не ругай меня, я просто был не в силах оторваться от этого зрелища, мне было очень обидно, когда ты погасила свет. Обещаю тебе не торопиться и любить тебя всегда.
     Краска снова выступила на ее веснушчатом прекрасном лице, но в этот раз она даже не пыталась отстраниться и убежать, просто сидела рядом со мной и балдела от моих ласк.
     - Ну, раз ты все знаешь, тогда я расскажу тебе немного о себе, а потом ты о себе, хорошо?
     - Конечно, котенок мой ласковый, рассказывай.
     - Меня научила этому подруга, которая старше меня на четыре года, мы запирались с ней в домике и ласкали себя до одури, это началось с год назад, она была отдыхающей и потом уехала к себе в Москву, я так ждала ее этим летом. Она рассказывала мне о своих мальчиках в мельчайших подробностях. Меня так взволновали эти рассказы, что я теперь не знаю, как мне быть. С одной стороны я еще девочка, с другой меня тянет ко всему этому запретному. Поэтому я боюсь подпускать к себе мальчишек, боюсь, что не выдержу и разрешу все. Это ведь не хорошо, мне всего 13 лет, но к мальчикам меня уже год тянет, я все хотела рассмотреть, как там все у них устроено. В начале лета на том месте, где мы первый раз купались, загорала пара в абсолютно голом виде, я все это разглядывала через бинокль, меня это очень возбуждало. Поклянись, что не сделаешь меня женщиной, даже если я тебя попрошу.
     - Иришка, я понимаю тебя, когда ласкают девушку, особенно такую страстную, как ты, она не в силах контролировать свои эмоции. Поэтому обещаю тебе, пока ты меня в твердом уме и трезвой памяти, одетая и застегнутая на все пуговицы и с расстояния не менее двух метров не попросишь себя трахнуть, я этого не сделаю. Но тебе будет тяжело терпеть, я предупреждаю.
     Мы оба расхохотались и я начал потихоньку ее раздевать. Сначала развязал верхнюю часть купальника и обеими руками взял ее прелестные грудки и начал нежно массировать, Грудки у нее маленькие и холодные, сосочки сморщились и были твердыми на ощупь. Девочка тяжело дышала.
     - Антоша, а ты почему мне ничего не рассказывал о себе, у тебя были девушки?
     - Ложись на спинку, Иришка, я буду тебя ласкать и рассказывать.
     Девочка оторвалась от меня и с готовностью опустилась на дно чаши. Она запустила ручку к себе в трусики, а я в это время целовал ее прелестные грудки, согревая их ртом.
     - Как же я буду рассказывать, ведь рот то у меня занят. Эй, это не честно, ты там себя ласкаешь, а я не вижу, снимай скорее все с себя.
     Я положил свою ладонь на ее руку, ласкающую клитор, засунув ее под резинку трусов и потянул их вниз. Пизденка девочки была прикрыта рукой, но даже через нее я ощутил жар и влагу девичьего влагалища, слизь выступала сквозь плотно сжатые пальцы ладони. Иришка чуть раздвинула ноги, приподняла попку и трусики слетели до колен. Прикрывая рукой свое сокровище, она другой рукой освободилась от последнего предмета туалета. Член давно уже оттопырил резинку плавок и мне не терпелось выпустить его на волю, но сам я этого делать не хотел и тут услышал:
     - А сам то честно поступаешь, сидит в плавках и хоть бы что, давай, снимай скорее, я хочу на него посмотреть для начала.
     Девчонка разыгралась и остановить ее уже не было никакой возможности, я понял, что мне потребуется ангельское терпение, чтобы не засадить ей, когда она в порыве страсти этого захочет. Но я решил держать данное ей обещание.
     - Ириша, а ты сама меня раздень, я ведь тебя раздевал.
     Девочка поднялась и тут только увидела мой член, уже давно торчащий из плавок с открытой блестящей от смазки головкой. Глаза ее округлились.
     - Какой же он большой.
     Она потянулась рукой к члену и сильно сжала его одной рукой за головку, мне стало больно и я непроизвольно отодвинул ее руку.
     - Ириша, головка очень нежное место, ее нельзя трогать руками.
     - А чем можно?
     - Я тебе попозже расскажу, ну давай, раздевай меня.
     Девочка потянула за резинку обеими руками, и мы общими усилиями стащили с меня единственную мою одежду. Член тяжело вывалился и встал во всей своей красе.
     - Можешь взять его пониже и погладить вверх и вниз.
     Она так и сделала, правда не дрочила, а просто гладила ладошкой по всей поверхности, но это было тоже приятно. Когда она наклонилась, ножки у нее чуть раздвинулись и я увидел эти милые раскрытые губки, увлажненные ласками. Я тут же запустил пальчик в ее губки, она инстинктивно сжала ноги, но потом, словно опомнившись, развела их еще шире, позволяя мне делать с ней все, что я захочу. Она вся сосредоточилась на моем члене и ничего вокруг не видела и не слышала, она принялась гладить и ласкать его обеими руками, пробуя упругость кожи, потом спустилась к яичкам и тоже все их нежно ощупала. Вдруг она наклонилась, припала к нему щекой и потерлась немного мордочкой.
     - Ты его смотри, не съешь, сказал я шутливо.
     Она подняла глаза и с мольбой в голосе спросила, а можно мне его поцеловать, мне подруга рассказывала, что она у мальчиков его даже сосала, как конфетку, ты не против?
     Еще бы я был против! Я поцеловал девочку в губы и сказал:
     - Малышка моя милая, я разрешу тебе сейчас все, что ты захочешь, кроме того, о чем мы с тобой договорились заранее, но только и ты позволь мне поцеловать тебя туда, я пошевелил пальцем у нее в промежности.
     - А разве это приятно? Там все такое мокрючее и пахнет не понятно чем.
     Я вынул мокрый палец из ее складочек и демонстративно облизал его, Вкус был кисловато-соленый, еще морская вода туда примешалась.
     - Глупенькая ты еще девочка у меня, мне это будет очень приятно, и я снова ее поцеловал в губы, чтобы она ощутила вкус своей мокрой пизденки. Ложись на меня наоборот, а то камни жесткие, ты так кончаешь, что обдерешь всю кожу.
     Я лег на спину, а она взобралась на меня и тут же устремилась к моему члену, обхватив его обеими руками. Я раздвинул ее ножки и ощутил этот ни с чем не сравнимый запах ее девственного влагалища. На головке члена я чувствовал ее губы, они порхали по ней, язычок проворно им помогал, залезая по кругу под крайнюю плоть. Я подтянул ее киску поближе, ухватив ее руками за бедра, и для начала запустил туда язык, исследуя внутреннее устройство. Стон наслаждения вырвался из ее груди, она даже на время выпустила мой член и подняла вверх голову. Но потом, опомнившись, снова занялась моим инструментом. Я готов был кончить каждую секунду, но изо всех сил сдерживался, чтобы продлить это неземное удовольствие. Я чуть отстранился от ее киски и сказал:
     - Вот теперь поняла, чем головку можно трогать? Смотри, не кусайся там, когда кончать будешь, а то еще откусишь.
     Вдруг я почувствовал, как ее губы, плотно обхватив мой кол, начали на него насаживаться. Он погружался все глубже и глубже в этот девственный ротик, теплая нежная глубина, снимая кожу с головки, поглощала мой измученный ожиданием член. Я раздвинул ее губки двумя руками и начал сначала визуально обследовать ее пизденку, периодически слизывая выходящие из нее соки. Девственная плева у ней была с достаточно большим отверстием и вдруг я увидел с краю зарубцевавшийся надрыв. Все же кто-то здесь уже побывал, подумал я. В это время девочка начала сначала медленно, а потом все быстрей насаживаться ртом на мой член. Я боялся отстать от нее и впился губами в ее клитор.
     Я уже занимался этим неоднократно и имел определенный опыт, девочка глухо стонала с членом во рту. Когда я в очередной раз погрузил язык в ее раскрытое влагалище, она начала бурно кончать, выпустив изо рта мой член. Она дрожала всем телом, это ни с чем не сравнимая дрожь передавалась мне, и я старался доставить ей как можно больше наслаждения. Перед моими глазами то закрывалась, то раскрывалась ее задняя дырочка, вдруг ноги сжали мое лицо, а я, схватив ее за бедра, поглубже погрузился языком в ее влагалище, вжавшись лицом в промежность. В этом положении я замер, крепко обхватив ее попочку. Она металась в моих руках около минуты, кричала в голос громче чаек, потом обмякла и затихла, рот у меня был переполнен ее соками, я чуть отстранился и подставил язык, чтобы ни одна капля ее нектара не пропала зря. Я не касаясь только что кончившей девочки пил и пил этот напиток любви.
     Наконец ее перестало трясти, и она отвалилась на бок, глядя на меня затуманенными глазами. Я повернулся и поцеловал ее в губы, почувствовав на них запах моего члена, она при этом, наверное, почувствовала запах своей киски. Запахи смешались, создавая неповторимый коктейль любви. Я все целовал и целовал ее ротик, потом начал целовать все лицо, глаза носик и все, что встречалось на пути моих губ, я был счастлив, что доставил удовольствие этой великолепной девчушке, меня переполняла гордость.
     Я вспомнил еблю с взрослыми женщинами, там все было не так, там были опытные телки, знавшие, чего они от меня хотят. А здесь... не нахожу слов, чтобы описать мое тогдашнее состояние. Я увидел, что на коленках у нее свежие ссадины от камней и подумал, что она действительно не контролирует себя во время оргазма. Иришка, приходя в себя, взглянула на мой стоящий кол.
     - Антоша, а как же ты? Ты же не кончил...
     - А хочешь, я просто его подергаю и кончу на твоих глазах?
     - Конечно хочу, зачем спрашиваешь? Я ведь этого никогда не видела, только слышала от подруги. Только давай лучше я сама, ты мне покажи, как тебе приятней.
     Я взял ее ладошку, обхвати ей торчащий член и начал водить вверх и вниз. Она отстранила мою руку и попросила:
     - Только не смотри на меня в это время, я еще стесняюсь, может быть потом этот стыд уйдет, а пока ложись на спину и закрой глаза. Я уже люблю эту игрушку почти так же как тебя. Она меня завораживает, как удав кролика.
     Я лег на спину и прищурил глаза, сквозь полусомкнутые веки было видно, как Ириша, приблизив лицо к моему члену дрочит его, одновременно приоткрывая губы. Она не брала головку в рот, а только касалась ее кончиком языка. От такого зрелища только мертвый не кончит. Я почувствовал это приближающееся блаженство и попытался отстранить личико моей самой любимой девочки от своего члена. Руки меня не слушались, я заорал и сперма брызнула неожиданно, попав все же ей на губы и лицо, она испуганно отдернулась, широко открыв глаза. А член все фонтанировал и фонтанировал, выбрасывая потоки белой густой жидкости, часть попадала на Иришку, часть мне на живот.
     Я в изнеможении раскинул в стороны руки. Иришка притихла, как будто видела какой-то неведомый спектакль, который очень ей понравился, но поток нахлынувших чувств был так силен, что ей надо было еще все обдумать, привести в порядок свои мысли. Я смотрел на эту милую мордашку, всю в моей сперме, на голые грудки, по которым тоже стекали мои потенциальные детки и волна нежности к этому чуду природы вновь нахлынула на меня.
     Я приподнялся и привлек девочку к себе. Я снова целовал ее, говорил какие-то нежные глупости, гладил ее попку и все тело. Сперма размазывалась по нам, но мы не обращали на нее никакого внимания. Когда я остановился отдышаться, Ириша пальчиком смахнула капельку со своего лба и облизала его, хитро прищурившись, как бы отдавая мне долг. Я снова поцеловал ее и обнял.
     Мы сидели обнявшись довольно долго, солнце давно уже встало высоко и палило нещадно, хорошо, что и я и она загорели уже нормально, поэтому ожогов ждать не приходилось, однако хотелось охладиться в море и она сказала:
     - Давай купнемся голенькими, все равно на море нет никого.
     Я молча встал и с уже висящим членом пошел спускаться к морю. Моя ласточка в это время расправила свои крылья и пролетела мимо меня, сверкнув двумя половинками беленькой попки. Добравшись до пятиметровой отметки, я замер. Было очень страшно, но счастье, переполнявшее меня, было так велико, что мне захотелось выпендриться перед моей девочкой и я решился.
     Полет прошел нормально, только чуть ноги закинул, но это мне потом Иришка объяснила, а так впечатление от входа в воду было просто великолепным. Когда я всплывал, то в воде недалеко от себя увидел голое родное девичье тело и поднырнул прямо под него, ухватив одной рукой за лобок, другой обняв талию. Девочка улыбалась мне, выражение нежности на ее лице было таким искренним, что я снова потянулся к ее губам.
     - Давай я тебя подмою, моя ласточка, ножки пошире раздвинь.
     - А я тебя, ладно?
     Мы кружились в подводном танце, я проходил рукой по всем ее складочкам и отмывал всю ее промежность и попочку от смазки, потом перешел на грудки, смывая остатки засохшей спермы. Она тем временем, начиная с члена, гладила и оттирала буквально каждый миллиметр моего тела. Потом мы вынырнули и я начал губами слизывать с ее лица то, что еще там осталось. После этого мы еще попрыгали в голом виде со скалы. Я так и не решился прыгать с отметки выше пяти метров.
     Мы ласкали друг друга постоянно, в воде, на скале, нам не нужно было искать удобные места, я находил ее дырочку руками и языком, и Иришка призывно раздвигала ноги. Девчушка полностью доверилась мне, и я никак не мог бы обмануть это целомудренное доверие. Хотя я возбудился снова, но старался не форсировать события и оставил все на вечер и ночь. Мы одели наши купальные принадлежности, поцеловались на дорожку и поплыли домой.

     Глава 10. Первая моя дефлорация

     Дома нас ожидал небольшой скандальчик. Мои ребятишки меня потеряли, а Иришу потеряли ее родители, поэтому она пошла домой гасить это недоразумение, а я рассказал своим друзьям о своем сегодняшнем приключении, опустив кое-какие подробности и стесняясь своих переживаний. Видно было, что ребята мне завидуют, они за все утро никого не нашли, их все только отшивали и они были вовсе не в духе. Я рассказал им о двух голеньких близняшках, которых видел утром, мужики заинтересовались и тут же отправились их разыскивать. Еще я им посоветовал заняться соседкой, которая выглядела очень аппетитно.
     До вечера день тянулся медленно, я ждал свою девочку, сходив искупаться на дикий пляж. Наконец Ириша пришла, тут же нагрянули пацаны один другого мрачнее. Они рассказали мне, что те две сучки тоже их отшили. Я посоветовал им вставать в 6 утра и идти загорать на дикий пляж, когда они оголяются. Мы с Иришкой не могли насмотреться друг на друга, болтали всякие глупости и ждали вечера, я за нее полил весь огород и деревья, мы сидели под навесом и трескали сливы. Владик пару раз пытался завязать с ней разговор, но она на него так посмотрела, что подходить к ней он больше не решался.
     Наконец все более-менее разбрелись, и мы остались с моей лапочкой наедине. Я потихоньку проскользнул в дверь ее домика и заперся на задвижку, свет мы не зажигали, но в окно смотрела луна и было довольно светло. Иришка сидела на кровати и нервно теребила край платья. Я подошел к ней, наклонился, поцеловал в губы и начал раздевать. Я подхватил ее под руки и приподняв с кровати запустил руки под платье. Эти точеные ножки, по которым пробежали мои руки, придали мне заряд сексуальной энергии. Член уже торчал из плавок. Девочка подняла руки и я снял с нее платье, под которым ничего не оказалось. Она снова села на кровать, и мой член оказался прямо напротив ее ротика. Ириша стащила с меня плавки и запустила член себе в рот.
     У меня были совсем другие планы, очень перевозбужденный ожиданием я боялся быстро кончить, поэтому я отстранил девочку от члена и лег рядом с ней.
     - Почему ты не даешь мне ласкать тебя, мне так это понравилось сегодня на скале, спросила она.
     - Я не хочу сегодня быстро кончать, я хочу немного поласкаться сперва и поговорить с тобой, милая моя девочка.
     - Хорошо, только включи сначала свет, я хочу все видеть, днем было так хорошо, я жду продолжения.
     Я встал, тщательно задернул шторки на окнах и включил свет, моя девочка лежала на спине и была прекрасна, я подошел и снова лег рядом с ней, обнимая и целуя все ее тело, потом начал рассказ о своей половой жизни. Я не счел нужным скрывать никаких деталей и только следил за ее реакцией. Иришка реагировала очень эмоционально, но ничего плохого в ее репликах не было. Особенно сильно ее заинтересовали размеры членов моих друзей. Она сказала, что хотела бы взглянуть на них, только не знает, как это сделать.
     Я сказал Иришке, что мы с ней еще маленькие и давать клятвы верности друг другу не будем, мы с ней свободны в выборах партнеров для своих игр, поэтому ничего не будет страшного, если я познакомлю ее в сексуальном плане со своими друзьями. Потом я нагнулся к ее киске, раздвинул ножки и запустил язык в ее дырочку, в это время я вспомнил про порез на целке и спросил:
     - А кто там тебе надрыв на плеве сделал, я когда днем тебя целовал, то видел?
     - Я же рассказывала, мы с подругой в прошлом году баловались, она то не девушка уже была и засовывала к себе в дырку всякие предметы, огурцы и свечки. Я тоже решила попробовать и когда осталась одна, то воткнула себе туда маленький огурчик, мне стало больно и я его вытащила, была даже капелька крови.
     - Ну вот, ты же сама себя невинности и лишила, любой гинеколог сразу же это скажет твоим родителям, улыбнулся я.
     - Антоша, а может тогда можно трахаться?
     - Девочка моя, может и можно, но уговор дороже денег, ты помнишь условия?
     Девочка все прекрасно помнила, вскочила с кровати, перепрыгнув через меня и быстро надела платье. Потом отошла в самый дальний угол комнаты, театрально протянула ко мне руки и сказала:
     - Антоша, трахни меня по настоящему, я устала ждать этого момента, я когда себя ласкаю, то представляю это каждый раз.
     Она засмеялась и, ловко сбросив платье, подошла ко мне. Ириша поставила одну ногу на кровать так, чтобы мне была видна ее бесстыдная дырочка. Глаза горели желанием. А что мне оставалось делать, я завалил ее на бок на кровать и подставил головку сзади к ее мокрой дырочке, я где-то слышал, что первый раз трахаться лучше в этой позе. Я гладил девочку по грудкам, шептал нежные слова и лизал ей шейку, она вся извивалась и отклячивала попку, продвигаясь навстречу моему хую.
     Наконец головка скрылась в ее малых губках. Я чуть надавил и после небольшого сопротивления, член просто влетел в хорошо смазанное влагалище. Девочка вскрикнула от боли, я остановился. Она тяжело дышала, видимо сильно перепугалась.
     - Ну как, не сильно разочаровалась?
     - Ну что ты, совсем нет, так приятно, только одновременно больно, но ведь это пройдет?
     - Конечно, милая, только я думаю, на сегодня хватит, дай-ка я посмотрю, чего я там наворочал.
     Я хотел вынуть член и посмотреть на следы вторжения, но Иришка вдруг с силой насадилась на него, и он влетел в ее киску почти до конца и уперся в матку. Она вскрикнула.
     - Ну вот, теперь я точно женщина, ура!!!
     - Глупый маленький котенок, зачем так себя насиловать?
     - Ты ничего не понимаешь, я ждала этого момента так давно и так тебе благодарна, что ты и представить себе не можешь.
     Я медленно вывел своего дружка из ее киски, она снова чуть охнула. Перевернув ее на спину, я раздвинул ей ноги и начал рассматривать ее пизденку. Член у меня был немного запачкан кровью.
     - Обманула ты меня все же, девочка ты была, посмотри.
     Иришка засмеялась и, быстро вскочив, впилась губами в мой стоящий член. Она просто облизала его со всех сторон, стирая кровь и свои соки. Я был давно готов кончить, но не хотел этого так быстро, поэтому оторвал ее от этого занятия и склонился к ее писе. Капля крови упала на простынь, запачкав ее. Я аккуратно начал вылизывать это сокровище, стараясь языком не проникать внутрь ее растревоженной дырочки. Девочка стонала от наслаждения и я решил дождаться, пока она кончит. Обнимая ее за попку, я двигал языком по ее набухшей шишечке и вскоре по дрожи ее тела я понял, что кульминация близка. Тогда я быстро дал ей свой член и она тут же запустила его в ротик. Кончали мы одновременно, только на этот раз она так вцепилась в мою попку, что я не смог вытащить своего дружка и вся сперма выплеснулась ей в горло.
     Мы лежали рядом и наслаждались друг другом, мы были на вершине блаженства и все время обнимались и целовались. Я еще раз облизал ее киску, чтобы кровь не пролилась на простынь, но заметил, что крови то больше и нет.
     - Я пойду, прополоскаю простынь, сказала она, а то вдруг мама заметит.
     Ириша быстро накинула на себя платье, выключила свет и вышла во двор. Не было ее минут пять, я уже начал беспокоиться, даже плавки одел и тут она появилась в дверях с виноватым видом.
     - Тебя ребята зовут, я не стала им врать, что ты не у меня, иди, только возвращайся пожалуйста, я дверь закрывать не буду.
     Я встал и пошел в свой домик. Мужики сидели на кроватях и вид у них был, надо сказать, не очень то дружелюбный. Алексей произнес:
     - Ну что, Дон Жуан, потрахался? Мы тут не знаем, куда девать энергию, а он там развлекается и друзей бросил совсем.
     - Алеша, ты конечно прав, я ее сейчас только что женщиной сделал, она, кстати, хочет на ваши хуи посмотреть, я ей все о нас рассказал, так что я могу прямо сейчас ее позвать. Давайте ей представление устроим. Снимайте скорее все с себя и чтобы когда мы вошли, мне не пришлось за вас краснеть.
     Ребята сразу подобрели и начали стаскивать с себя шмотки. Я пошел разговаривать с Иришей, на пороге обронив:
     - Но я вас предупреждаю, чтобы не тыкали своими палками в ее маленькую дырочку, я там только что до крови все разодрал, так что только визуальный контакт, ну может если только немного в ротик. Но только по ее воле, вы меня поняли?
     Мужики заверили меня, что ничего страшного делать не будут. Члены у них уже приняли обычные для них угрожающие размеры и я удалился. Придя в домик к Ирише, я застал ее сидящей в платье на кровати. Подол был задран и она разглядывала свою киску, ей видимо было интересно, чего это я с ней наделал. Крови уже не было и Иришка спокойно разглядывала ранку на целке, которую я просто дорвал.
     - Ириша, ты мне говорила, что хочешь посмотреть на моих друзей, так они нас сейчас прямо ждут, при этом покажут тебе все, что захочешь. Не волнуйся, они тебя трогать не будут, это я тебе обещаю.
     У Иришки загорелся так знакомый мне похотливый румянец на ее щечках. Она, не секунды не раздумывая, опустила подол платья и устремилась за мной. Когда мы вошли в наш домик, то застали красивую картину. Мужики лежали на моей кровати в позе 69 и сосали друг у друга свои знаменитые хуи по 29 сантиметров каждый. Зрелище, надо сказать, занимательное, я скосил глаза на Иришу, у нее только что челюсть не отвисла. Я запер дверь.
     - Ребятишки, знакомьтесь, новообращенная в женщину Иришка, Алехе даже какая-то дальняя родственница.
     Мужики прекратили сосаться и сели на кровать. Члены их торчали вверх и это было что-то. Кирилл сказал:
     - Ириша, не пугайся, мы не будем тебя мучить вот этими отростками, мы просто хотим на тебя посмотреть и если можно, потрогать.
     Иришка как завороженная смотрела на обилие плоти моих друзей, я подошел к ней сзади и запустил руки снизу под платье. Она даже не сделала попыток защититься, платье полетело на пол и ребятишкам открылась ее сногсшибательная стройная фигурка с маленькими стоячими грудками и почти безволосой писей. Алексей встал и подошел к девочке, раскачивая своей елдой. Она как-то по детски пыталась прикрыть свою наготу, но он подхватил ее на руки и понес на кровать к Кириллу. Положив ее на спину, он сказал:
     - Антоша, дай нам немного поиграть с моей родственницей, мы не причиним ей вреда, но оргазмов обещаем не меряно. Дай-ка я посмотрю, чего ты там ей сегодня разворотил.
     С этими словами он раздвинул ее ноги и пальцами начал натягивать ее пизденку так, чтобы она открылась. Крови уже совсем не было, но свежий надрыв на плеве был хорошо виден, девочка была напряжена, но не очень и Кирилл, положив руки на ее грудки, начал их тихонько массировать. Алеша склонился к ее киске и языком стал облизывать ее дырочку. Девочка застонала, она уже вся отдалась в эти сильные руки и я чего-то вдруг заревновал.
     Быстро скинув плавки, я попытался как-то присоединиться к этому трио, но ничего не получалось. Тогда я встал на колени рядом с кроватью и начал целовать мою девочку в губы, она тотчас же ответила. Кирилл уже облизывал грудки Иришки и стон ее перешел чуть ли не в рыдание, Алексей все облизывал дырочку, особое внимание уделяя клитору. Иришка схватила обеими руками Кириллову елду и дрочила ее очень самозабвенно.
     Я отстранился от ее губ и спросил, не хочет ли она принять моего дружка в ротик, девочка ничего уже не могла сказать, она входила в экстаз и только потянулась одной рукой к моему члену. Я все понял и вставил его быстренько ей в губы. На этот раз она кончила одна. Мужики тащились и смотрели, как она выгибалась всем телом и дрожала. Кирилл даже показал мне большой палец, типа, вот это да!!! Девочка наконец затихла и лежала спокойно между моих ребяток. Никто из нас так и не кончил. Мы были в нерешительности, и тут Ириша пришла в себя:
     - Мальчики, Антоша рассказывал мне, как вы его трахали в попку, может покажете мне, я очень бы хотела это увидеть.
     Кирилл с Алексеем переглянулись, Алеша, не долго думая, взял с тумбочки анальный крем и подошел к моему заду. Кирилл ждал, Алеша, как обычно тщательно смазал мою дырочку и ягодицы, потом намазал свой огромный член по всей длине. Хотя я довольно давно не подставлял им свою попку, растянута она была достаточно и я совсем не боялся, наоборот во мне нарастало желание быть нанизанным с двух сторон на эти два великолепных хуя и кончить с ними одновременно. Присутствие Иришки только добавило мне возбуждения.
     Я лег на соседнюю кровать в свою любимую позу, на спину и высоко задрал ноги. Алексей подложил мне под попку подушку и отрегулировал высоту моего уже подрагивающего от предвкушения ануса. Я свесил голову с кровати, чтобы Кириллу удобней было меня ебать в рот. В данном случае мне отводилась почти пассивная роль, я мог только в небольших пределах подмахивать Алеше, а Кирилл просто ебал меня в рот, как в пизденку.
     Ириша лежала на соседней кровати и как завороженная смотрела на все эти приготовления, Алексей раздвинул мне ягодицы и настроил свое орудие. Потом он взял меня за бедра и медленно и осторожно насадил по самые яйца на свой вертел, боли почти не было. В это время залупа Кирилла уже коснулась моих губ и я открыл рот. Член его медленно и осторожно заполнил все мое горло и началась ебля.
     Иришка вскочила с кровати и набросилась на мой член, сначала я ей это позволил, но когда почувствовал неминуемое приближение оргазма, отстранил ее и прижал к груди. Девочка все поняла и начала вылизывать мне соски. Кирилл гладил ее по рыжей голове и все увеличивал темп ебли, Алеша стал поглаживать девочку по попке, иногда залезая пальцами куда-то там поглубже. Я взял на себя роль дирижера, и когда почувствовал, как в моей попе начал набухать Алешкин член, я помассировал горлом инструмент Кирилла и тот тоже начал кончать мне в глотку.
     Эти события, происходящие одновременно, всегда приводили меня к бешенному оргазму. Я взял Иришку за шею и насадил на свой набухший кончающий хуй. Она послушно открыла губы и заглотала моего дружка довольно далеко. Сперма полилась одновременно из трех хуев в разные дырки, я на секунду отключился и когда открыл глаза, то увидел незабываемую картину. У девочки из уголков губ капала моя сперма, глаза были закрыты и по телу пробежала оргазменная судорога, это Алексей наяривал ее клитор.
     Когда мы расцепились, то сил оставалось только на то, чтобы выключить свет и уснуть. Иришка легла со мной поверх простыни и мы обнявшись вырубились.

     Глава 11. Первое знакомство с лесбиянками. И еще раз выебан в попу

     Будильник в 6 утра подло известил нас, что пора на пляж к голым девушкам. Быстро надев плавки, мы вышли из дома, Иришка принялась поливать свой садик-огородик, а мы, прихватив пару подстилок, направились в сторону моря. Девчонки лежали на прежнем месте. Заметив нас, они никак не прореагировали на наше появление.
     Вблизи девушки показались мне более молодыми, чем в бинокль. Им казалось лет по 20. Мы в наглую расположились буквально в трех метрах от них. Последовало замечание:
     - Мальчики, не могли бы вы отойти подальше, неужели места мало.
     На самом деле отходить особо было не куда, потому, что пляж был маленький и мелкая галька имелась лишь на небольшом пятачке. Алексей сказал:
     - Ну во первых это наше место, а во вторых тут и не уйдешь особо никуда. Не будем ссориться, если вы нас стесняетесь, то просто оденьтесь, а если нет, то ничего страшного не произойдет.
     Девчонки в ответ что-то фыркнули и перевернулись на животы. Как и вчера они синхронно оголили свои жопки, и у меня заныло в плавках. Их трусики представляли из себя небольшие кусочки оранжевой материи, прикрывающей только их лобки, далее шла чуть ли не веревочка, пропущенная между ягодиц, которая потом, раздваиваясь и охватывая ягодицы, устремлялась с двух сторон к тому же переднему фиговому листку. Сзади я даже разглядел складочки влагалища, показавшиеся у одной из девиц, когда она неловко повернулась. Я от греха лег на живот. Ребятишки последовали моему примеру.
     К нам уже с полотенцем в руках спешила моя Иришка. Я сразу забыл о бабах и поджидал ее, чтобы пойти прыгать со скалы. Девчонки тоже повернулись в ее сторону и ждали ее приближения. Они поздоровались по имени, Ириша тоже назвала одну Дашей, а другую Машей. Оказывается, они знали друг друга. Я подумал, что это может пригодиться. Иришка плюхнулась на покрывало рядом со мной и сняла верх купальника. Девчонки вылупились, явно проявляя к ней интерес. Я наклонился к Ирише и прошептал на ухо:
     - Может быть они лесбиянки, раз так на тебя смотрят, ты бы к ним в гости что ли сходила, глядишь и про нас им расскажешь, может у моих ребяток что и выгорит.
     - Интересно, в этом что-то есть, я попробую, а когда ты меня снова трахать по настоящему будешь?
     - Ириша, у тебя там все должно зажить, дня три еще и потом что хочешь проси.
     - Как долго ждать то... Ладно, займусь пока этими кралями, посмотрю, что у них там под купальниками.
     - А как ты Дашу от Маши отличаешь?
     - А у Даши на лице справа родинка есть, а у Маши нет, да и вон, смотри, попки у них разные, тоже родинки в разных местах.
     Ну хорошо, я их хоть по попкам теперь различу. Мы встали с Иришкой и пошли купаться. Не сговариваясь поплыли к Солдатскому камню и взобрались на него. С ее голых грудок стекала вода, мне стоило больших усилий не поцеловать их. Взобравшись на самую высокую точку, Иришка прыгнула, ребята на берегу зааплодировали. Мне было страшно прыгать с такой высоты, но я собрал всю свою храбрость в кулак, да и перед сидящими на берегу хотелось выпендриться. Полет прошел нормально и вход в воду был что надо. Когда я вынырнул, то тоже услышал аплодисменты моих приятелей. Девушки с интересом меня разглядывали.
     Мы еще раз взобрались с Иришей на скалу и теперь уже синхронно выполнили прыжок в воду. Опять все получилось. Вода была еще слишком прохладной и мы поплыли к берегу. Ириша прилегла рядом с девицами, мне стало скучно, и я заторопился домой, чтобы чуток поспать. Ребята остались загорать.
     Поднявшись по тропинке вверх, я застал во дворе одного Владика, он собирал снасти, которыми они с отцом сегодня решили ловить крабов. Мать его видимо спала, а отец принимал душ. Мне самому необходимо было ополоснуться после моря и я просто сидел рядом с душем и насвистывал мелодию. Из душа послышался голос Константина:
     - Антон, ты мне спину не потрешь?
     - Потру, почему нет.
     Дверь в душ приоткрылась, и я увидел на пороге подтянутого, спортивного мужчину, совершенно обнаженного. Член был очень приличных размеров, он свисал между ног, но мне показалось, что он был все же немного возбужден. У меня вдруг вспыхнуло желание, захотелось ему отдаться, я коллекционировал огромные хуи, засовываемые в мою попочку. Я зашел в душ и прикрыл за собой дверь. Кабинка была довольно просторной, сделана из какой-то пластмассы. На уровне пояса в одной из стен имелось отверстие, как раз напротив кустов, но оно было снаружи заставлено фанеркой. Я это обнаружил в первый день и решил при случае взглянуть на соседку, когда она будет мыться.
     Константин протянул мне намыленную мочалку, повернулся спиной и уперся руками в стену. Я начал добросовестно водить мочалкой по его сильной спине, плечам, опускаясь все ниже. Ноги у него были слегка расставлены и от моих движений между ними болтались его яйца и вялый член. Когда я спустился почти к его попке, член вдруг куда-то исчез, только яйца колыхались между его ног. Я немного отвел голову в сторону, этого оказалось достаточно, чтобы увидеть его головку, она торчала высоко вверх, была с наполовину открытой залупой. Толщина была ужасающей, хотя длина явно уступала членам моих приятелей.
     - Константин Валерьянович, а вы мне спинку не потрете?
     - Конечно протру, давай, сказал он не поворачиваясь.
     - Только я принесу сейчас свою мочалку и мыло.
     Я выскочил из душа и пулей полетел в наш домик, мне нужно было смазать попку анальным кремом, чтобы он не порвал мне ее. Проделал я все быстро, схватил мыло и мочалку и со стоячим членом и немного зудящим от мази и предвкушения толстого хуя анусом, заскочил опять в душ. На Константине были одеты плавки, хотя эрекцию он скрыть конечно не мог. Да и он видел, что у меня стоит, но не подал вида, продолжая игру. Я начал намыливать мочалку, повернувшись к нему задом, потом протянул ее через плечо и сильно наклонился. Я специально это сделал, чтобы Константин прижимался к моей попке своим членом, когда будет тереть мне спину.
     Сначала он не решался прикасаться к ней, но потом я почувствовал через двое плавок, как его толстенный член прислонился прямо напротив анального отверстия. Я, дразня его, немного выгнул попку навстречу его хую. Он прижался немного сильнее. Мой член рвался наружу, отодвинув резинку плавок. Константин наконец дошел до их границы и спросил:
     - А может быть и дальше тебя помыть?
     Вопрос был недвусмысленным, отвечать было не нужно, я просто двумя пальцами медленно начал стягивать свои плавки, чуть виляя при этом бедрами. Я специально немного разводил ягодицы в стороны, чтобы была видна моя дырочка. Все это блестело от смазки, при этом я стоял перед Константином фактически раком.
     Видать нервы у него не выдержали, я еще ниже наклонился и до конца выгнул вверх попку, чтобы у него не было сомнений насчет моих намерений. Плавки мои упали на пол и я двумя руками максимально развел в сторону ягодицы. Влажные пальцы Константина легли на колечко моего ануса и проникли внутрь меня. Я даже не понял, сколько их, потом я увидел, как на пол полетели его плавки и пальцы начали выходить из меня, освобождая место для более существенного инструмента.
     Мы делали все молча, сквозь свои расставленные ноги я наконец-то увидел его член, это была неплохая по форме колонна, диаметром примерно сантиметров шести. Длины в нем было не менее 20 сантиметров, все это венчала толстенная залупа. Яйца были могучими и болтались между волосатых ног. Я видел, как член, направляемый умелой рукой ебаря, начинает скрываться между половинок моей попы, и тут же почувствовал его давление на колечко ануса. Я как мог, расслабился, еще небольшой нажим и член начал медленно погружаться в мою ненасытную попку.
     Константин схватил меня обеими руками за бедра и насадил до конца на свой хуй. Его полные яйца ударились о мои и начался незабываемый процесс. Ощущение было такое, будто тебя надули насосом, он растягивал мне дырку так, как никто из моих друзей, движения были размеренными и сильными. Я случайно повернул голову набок и вдруг увидел, что кто-то отодвинул дощечку в кустах и во все глаза любуется на наше совокупление. Тотчас глаза исчезли и дощечка встала на место. Я только успел заметить, как в дырке мелькнули черные вихры Владика.
     Меня это все необычайно возбудило и уже приходилось сдерживаться, чтобы не кончить раньше Константина. А тот все пихал и пихал своего жеребца в мою похотливую задницу. Я отвлекся от дырки и сосредоточился на процессе ебли, потом снова скосил глаза и увидел Владика снова, я подмигнул ему, чтобы он не прятался. Он все смотрел и смотрел, как его отец ебет мою попку и, наверное, дрочил свой членик.
     В это время я почувствовал приближение оргазма Константина, он даже начал отрывать меня от земли и с силой насаживал на свой кол, я прекратил сдерживаться, и моя сперма брызнула на пол душа. Константинов прибор еще раздулся в моей жопе и заполнил ее до отказа своим семенем. Когда член вышел из меня, я невольно протянул руку к своей дырке, она еще не успела закрыться и была до неприличия широкой. Оттуда нескончаемым потоком лилась сперма, я обессилено опустился на скамью. Константин, как ни в чем не бывало, смывал остатки семени со своего еще стоячего хуя.
     - Мне очень понравилась твоя жопка, малыш, сказал он.
     Я подошел к нему, взял за член и погладил его по всей длине.
     - А мне понравилась Ваша елда, как только жена такую штуку выносит?
     - Там у нее и не такое поместится, а что, интерес есть? Да и попка у нее, между прочим, не хуже твоей.
     - Да нет, засмущался я, просто очень толстый, вот я и подумал...
     Мы быстро домылись, вытерлись, одели плавки, и вышли на улицу, Владик уже сидел под навесом и ждал отца, глаза его горели лихорадочным огнем, он видать кончил и не один раз, наблюдая за нами, волосы слиплись от пота. Он избегал моего взгляда. Отец взял из его рук сумку и они пошли ловить крабов, я выглянул за калитку, две голые девчонки уже одевались, собираясь на завтрак, Иришка, похоже, собиралась уходить вместе с ними. Ребята валялись на животах и явно спали. Я пошел в домик и рухнул на кровать.

     Глава 12. Соседка тоже хочет ебли, Владик лишается девственности

     Проснулся я от неясного шума, доносящегося со двора. Но когда выглянул во двор, то никого там не обнаружил. Мне стало понятно, что шум слышится из домика Екатерины. Я подошел поближе и явственно услышал женский стон. Подойдя вплотную к двери, я увидел через щель, как два моих друга с двух концов, один в рот, а другой во влагалище, натягивают Катеньку, а та мычит чего-то нечленораздельное.
     Я поспел как раз к кульминации, красивое женское тело билось в судорогах в руках моих друзей. Груди ее, белые по сравнению с загорелой кожей, качались над кроватью из стороны в сторону. Все трое кончили одновременно. Члены входили в нее по самые яйца и я сразу поверил Константину. Еще ребятки не знают, что она в попочку любит, подумал я и счел за лучшее скрыться в своем домике. Минут через десять нарисовались мои орлы, оба тяжело дышали и по их лбам струился пот.
     - Какие-то вы после купания потные, пошутил я.
     Далее последовал рассказ Кирилла, привожу его без сокращений:
     Когда мы проснулись с Алексеем на пляже, то никого кроме нас там уже не было. Мы быстро искупались и пошли домой завтракать. Ты валялся и дрых в домике, а Екатерина хлопотала над плитой. Одета она была в домашний халатик, под которым ничего не было. Это мы потом узнали, а сначала даже в ее сторону не смотрели. Тут она нам и предложила позавтракать вместе, ведь у нас еще оставались общие продукты с первой вечеринки.
     Быстро сервировав стол, она поставила на него бутылку крымского вина, купленного ею к ужину. Мы налили по первой, и Катя предложила тост за более тесное знакомство. Тост был более чем двусмысленным. Я сидел рядом с ней, и когда она наклонялась над тарелкой, пола ее халата отодвигалась, и я видел ее прекрасную грудь с черным маленьким стоячим соском. Нас и так уже эти голые бестии на пляже завели донельзя, так тут еще такое зрелище.
     Короче у меня встал в плавках, и я его поправил немного, она обратила внимание на вздутие и нарочно сдвинула халат еще немного в сторону. Теперь я мог не отрываясь смотреть на эту прелесть. Мы долили остатки вина в стаканы, теперь я предложил тост за любовь. Выпили, она немного захмелела, да и мы на жаре тоже не очень трезвые стали. Вообщем все осмелели.
     А халатик то на ней чуть ниже пупка. Вдруг я вижу, она его как бы невзначай приподымает и оголяет все выше и выше свои ноги, когда осталось пара сантиметров до пизды, я увидел черненький кучерявый хохолок ее лобковых волос, меня вообще в жар бросило. А Алексей то не видит ничего и понять не может, чего это я дергаюсь. Я тут ему и говорю, мол, тащи нашу бутылку вина и садись рядом, а то сидишь где-то на отшибе, как не родной.
     Ей это мое предложение очень понравилось и я спросил, когда вернутся муж с сыном. Она ответила, что этих краболовов раньше обеда ждать не приходится, они утром позавтракали и ушли довольно далеко. Я все понял, надо было брать быка за рога. Лешка принес вино и сел рядом с Катериной с другой стороны. Халат задрался еще больше, когда она специально двинулась по скамейке чуть вперед. Тут и Леха обратил внимание на ее лобок, уже полностью открытый нашим взорам.
     Я разлил вино в стаканы и предложил выпить на брудершафт за наш хороший отдых. Все согласились. Она взяла стакан обеими руками и подняла его на уровень губ, мы с Лехой с двух сторон просунули ей под локти руки со своими стаканами и так выпили. Ну и потом оба потянулись к ее губам, зажав с двух сторон. Я обнял ее за талию, а Леха вообще за задницу. Она сначала ответила на мой поцелуй, потом, пока отвлекалась на Леху, я смело положил ладонь на ее лобок и начал искать дырочку. Она сама раздвинула ноги и насадилась своей дыркой на мой палец. Видать им Владик с мужем трахаться не дает, вот ее и растащило.
     Смотрю, Леха уже ее титьки мнет, ну думаю, пора влындивать. Для начала сполз под стол, раздвинул ей ноги и языком это чудо полизал немного, тут она и предложила пройти к ней, а то еще кто во двор придет или ты проснешься. Короче, мы зашли к ней в домик, тут же раздели и на ее кровати отимели по два раза, но она похоже, еще хочет, хотя сил ходить у нее сейчас нет, лежит и спермой истекает, не подмывалась даже, вот бы ее Константин в таком виде застукал.
     Я рассказал ребятам о сегодняшнем своем приключении, они широко открыли глаза.
     - Вот так Костик, а казался таким тихоней, значит Екатерина еще и в попку дает, а мы ее жалели, сказал Алеха, неисправимый любитель мужских и женских задниц.
     - Вот и пойду исправлять эту несправедливость, если хотите, идите смотреть, сказал я.
     Ребята были все вымотанные, да еще и не протрезвевшие, поэтому отказались, а я пошел к Екатерине, изрядно возбудившись от их рассказа. Я был в одних плавках. Она лежала голая на кровати в той же позе, в которой ее оставили ребятишки, в комнате стоял густой запах спермы и секса, и я настежь отворил дверь и окно. Прохладный воздух с моря влетел в помещение, и Катерина открыла глаза. Сначала она испуганно прикрыла свою наготу руками, но, увидев мой торчащий из плавок член, все поняла и спокойно смотрела, чего я с ней буду делать.
     - Катя, можно я тебя в попу выебу, спросил я как можно ласковее.
     В это время я уже сидел на кровати рядом с ней и гладил сзади ее промежность, не забывая и про анальное отверстие. Между ног у нее было мокро и липко, попочка и так была хорошо смазана, а мне не хотелось отвлекаться и ходить за своим кремом. Катерина молчала и гладила мой член через плавки, тогда я их скинул и взобрался на нее сверху. Она призывно отклячила свою роскошную задницу. Хуй вошел в ее дырочку с одного маха и я запрыгал на ней, то погружая его по самые яйца в жаркое нутро Катеньки, то доставая его почти полностью.
     Я схватил ее за груди и мял соски, она застонала от удовольствия, потом попросила меня приподнять ее попку, чтобы я ебал ее раком, причем разговаривала со мной исключительно этими неприличными выражениями. Так непривычно было из уст незнакомой взрослой женщины слышать такие похабные слова, что я еще сильнее возбудился. Я вышел из ее дырочки и приподнял попку за талию вверх, она расставила ноги, чтобы мои колени поместились между ее ног.
     - Антон, ты можешь его полностью вынимать из меня, а потом поглубже засаживать? Меня так муж ебет и мне это очень нравится.
     Я представил, что бы было с моей задницей, если бы Костя трахнул меня сегодня таким образом. Я подчинился ее воле. Чуть приоткрытая дырка располагалась точно напротив моего стоящего и блестящего от всяческих выделений члена. Я попробовал, не применяя рук сразу засадить ей поглубже и у меня это получилось.
     Тогда я руками раздвинул ее ягодицы и оперся на зрелый откляченный зад женщины. Размашистыми движениями таза я то задвигал свой член по самое не могу в ее расширившуюся дырочку, то полностью вынимал его оттуда. Мои яйца с размаху били по ее мокрой пизде, издавая хлюпающий громкий звук.
     - Вот так, вот так, еби меня, еби вот так пожалуйста, порви там все, я так люблю, когда меня ебут в жопу, начала она предоргазменную песню.
     Одна рука ее шарила по своей промежности, массируя клитор и влезая всей пятерней во влагалище. Сквозь тонкую перегородку я чувствовал, как она даже пытается схватить мой член, правда у нее ничего не получалось. Я давно научился управлять своим оргазмом, то сдерживая его, то наоборот приближая, поэтому мне надо было несколько секунд, чтобы выплеснуть все, что у меня накопилось в ее прямую кишку после того, как она забилась в конвульсиях. Кончала она классно, член мой массировался ее попкой по всей длине, она вскрикнула последний раз и упала на кровать, бесстыдно раздвинув ноги.
     Дырочка ее жопки, развороченная мной основательно, размером с пятикопеечную монету, пульсировала и из нее текла моя сперма, одна ее ладонь была засунута наполовину во влагалище, а вторая мертвой хваткой вцепилась в сосок левой груди. Гримаса исказила ее повернутое ко мне лицо. Постепенно она затихала.
     - Антоша, сколько сейчас времени, слабо спросила она?
     - Да, наверное, скоро час дня.
     Ее как пулей подняло с кровати, она с проворностью застелила постель и открыла второе окно, одела халат и сказала:
     - Понимаешь, я за Костю не боюсь, мы ебемся с ним, как и с кем хотим и сегодня утром, когда он уходил с Владиком за крабами, рассказал мне вкратце, как трахнул тебя в попочку, тебе видимо тоже это нравится. Тут мы с тобой полностью солидарны, она улыбнулась. Он также посоветовал совратить твоих друзей, что я сегодня и сделала. Однако меня беспокоит Владик, может быть ему еще рано обо всем этом знать? Она уставилась на меня, как бы ища поддержки.
     - Катя, дело в том, что твой сынишка сегодня через дырочку в стенке душа наблюдал, как меня твой Костик ебал, при этом явно дрочил, это первое, а второе то, что он вчера вечером дрочил с Ирочкой в ее домике и трогал ее за пизденку. Ну и сама подумай, рано ему или в самый раз.
     - Что ты говоришь!!! А в душе он, наверное, за мной подглядывает, вот ведь стервец.
     - Ладно, чего теперь, пошли мыться, а то нас выжимать от всего этого можно.
     Когда мы пошли в душ, из моего домика раздавался мощный двойной храп, я поинтересовался:
     - Как это удалось их так быстро соблазнить?
     - Я Кириллу и титьку и пизду показывала, все без толку, только потом они поняли, что к чему, а то я уже разозлилась было. Так что не сразу мужички сдались. Теперь вон спят, полные впечатлений, а как это им такие хуи удалось отрастить, у моего короче намного.
     - Зато у него толще, вспомнил я сегодняшнюю еблю с Костей.
     Мы разделись в душе и помыли друг друга, как мама с маленьким сыном, правда я тоже мыл Катю и старался забраться как можно глубже в ее интимные места. Она останавливала меня все время, говоря, что сейчас опять заведется, и мы точно не успеем к приходу ее мужиков. В итоге так и произошло, мы вытирались, когда услышали голос Константина:
     - Катенька, ты где? Мы пришли, давай разогревай воду, крабов будем варить.
     - Я тут, Костя, подойди сюда, мне надо помочь кое в чем.
     Костя подошел к двери и мы его впустили. Он уставился на меня и спросил:
     - Ну как тебе моя половина, классная женщина? Правда я думаю, что из тебя женщина получилась бы не хуже.
     С этими словами он сжал мою попку и добавил:
     - Ладно, любовнички, Катерина, ты выйди, а Антон потом, когда сына в домик заведешь, а то неудобно как-то.
     Катя покинула душ с намотанным на голове полотенцем и быстро утащила Владика в домик, Костя стукнул по стенке душа и я вышел на улицу. Костику я сказал, что его Катенька успела насмерть заебать моих друзей и пользовалась сегодня всеми тремя возможными дырочками, он только улыбнулся:
     - Вы ее еще плохо знаете, она полк выебет так, что им мало не покажется, я то ее по первости ревновал, а теперь мне это даже в голову не приходит, все равно я столько раз ни за что не смогу, пусть живет, как хочет. Зато я тоже свободен, кого хочу, того и дрючу, вот хоть тебя, к примеру, сегодня.
     Я зашел в домик, ребята спали. Я тоже прилег отдохнуть, день был полон впечатлений. Проснулся я оттого, что кто-то гладил меня по голове, это была Иришка, вернувшаяся с первого сексуального задания, ребята уже проснулись и слушали ее, а она, словно школьница старательно вспоминала все и рассказывала, как на уроке. Она легла ко мне под простынь и мы обнялись, я залез под платьице и запустил руку в трусики, Иришка попросила меня не возбуждать ее, пока она будет рассказывать и моя рука замерла на ее маленькой пизденке, проникнув пальцами в чуть влажную глубину. Вот ее рассказ:
     Девочки повели меня сначала в столовую и накормили, нам хватило их двух порций на троих, я встретила маму и отпросилась погулять с подругами после завтрака. За завтраком я все выведывала их ориентацию, но у меня ничего не получалось. Не могла же я в лоб спросить их об этом. Девчонки все посматривали на меня и задавали наводящие вопросы. В частности спросили меня, не спала ли я с кем-нибудь из вас. Я рассказала правду про наш с Антошкой заплыв на мыс Плака и про то, что произошло прошлой ночью.
     Они мне сочувствовали и сказали, что после завтрака мы пойдем к ним в комнату, и там они меня обработают специальным составом, снимающим боль в пипиське. При этом они ругали Антошу за то, что он сделал это со мной так рано. Я защищала его, как могла, говорила, что сама этого давно хотела, но они были неумолимы. Про Кирилла с Алексеем вообще не хотели разговаривать.
     Когда мы пришли к ним в комнату, девушки разделись донага и ходили так все время, демонстрируя свои прелести. Я уже немного возбудилась, но показывать этого не стала. Маша натирала свою кожу кремом от ожогов, поставив одну ногу на кровать, на которую я прилегла. Прямо перед моими глазами, совсем рядом развернулась ее постриженная пися с открытыми влажными губками.
     Даша принесла какую-то склянку с густой жидкостью и велела мне раздеться. Я скинула с себя все, что на мне было и легла на спину на кровать. Она взяла меня под коленку и отвела ногу в сторону.
     - Не стесняйся, я просто обработаю твою рану.
     Моя пися открылась и она склонилась над ней, внимательно ее разглядывая. Потом, окунув палец в баночку, осторожно нанесла неизвестную жидкость прямо на мой разрыв. Было приятно, раствор холодил и обезболивал. Я уже порядком возбудилась и из моей писи потекла смазка. Маша попросила сестру намазать ей спину и легла рядом со мной на живот. Волосами она касалась моей грудки. Даша взяла крем и начала его втирать в спину сестры, обхватив бедрами ее попку.
     Я уже возбудилась донельзя и хотела, чтобы кто-нибудь из них занялся мной, но они как будто меня не замечали. Даша с силой втирала крем в спину, постепенно приближаясь к попке сестры. Мне было все хорошо видно и зрелище двух голых женщин, ласкающихся, вызывал мою бурную внутреннюю реакцию. По ногам уже текло, рука сама потянулась к клитору. Наконец Даша начала гладить анус сестренки, потом она приподнялась, показав мне свою красиво подбритую киску, и раздвинула немного ножки Маше. Ее рука скользнула в промежность и начала поступательные движения.
     Я уже совсем не стеснялась и при них наяривала свою пуговку, глядя на их смелые игры, по комнате носился запах крема вперемешку с нашими выделениями. Маша наконец-то заметила мои движения и, передвинувшись немного по кровати, взяла дело в свои руки. Она сначала аккуратно смазала палец в моей промежности, а потом начала нежно гладить мой клитор, приговаривая при этом ласковые слова. Я обезумела от этих ласк, и все время поддавала лобок навстречу ее пальцам.
     Потом положение их поменялось, Маша перевернулась на спину и широко раздвинула ноги, сестра присела на корточки на кровати и запустила язык в ее красивые срамные губки. Маша попросила меня сесть ей на лицо своей киской, я только этого и ждала. Я села так, чтобы мне было хорошо видно их совокупление. Маша начала вылизывать мою девочку, из меня текло, как из ведра. Даша причмокивала, засовывая свой язык сестре во все дырочки и летала им по ее промежности. Она с силой погружала все, что могла в алчущее чрево сестры, и лицо ее лоснилось от смазки, когда она отрывалась от лона, чтобы перевести дыхание.
     Маша проникала языком в мое влагалище и я не чувствовала никакой боли, она очень глубоко залезала в меня. Это я Антоше говорю, а то он меня трахать не хочет. Потом, приподняв одной рукой мою попку, она ввела палец в меня, я вскрикнула, но не от боли, а от наслаждения. Так долго продолжаться не могло, и вскоре мы с Машей кончили. Сестрины личики были все в мокрых и скользких выделениях, я смотрела на них и кончала с новой силой.
     Потом, когда меня немного отпустил оргазм, я соскочила с кровати, завалила Дашу на спину, раздвинула ее ноги и начала вылизывать ее киску, мы так раньше с подругой делали. Она кончила очень быстро, видимо перевозбудилась от новой партнерши и наших с Машей стонов. Мы лежали и отдыхали от пережитого, и я рассказывала сестрам о ваших похождениях, о ваших достоинствах и о том, как Алеша с Кириллом вылизали меня так, что я кончала очень сильно, и о том, как Антошу трахали в две дырки. Девочки снова возбудились, и мы удовлетворяли друг друга во всевозможных позах. Они еще целовали мои грудки и облизывали все мое тело. Я не забуду этого никогда, но я от них тоже не отставала. Они потом даже сказали, что такой классной девчонки до сих пор не встречали.
     - Вообщем, закончила она, я договорилась, что мы все вместе встретимся завтра сначала утром на пляже, кто не проспит, а после завтрака в их комнате, возражения есть?
     Возражений не последовало, и мы вышли на улицу подышать морским воздухом. Я уже никого в этой компании не стеснялся, поэтому обнял на скамейке Иришу и начал ей рассказывать про сегодняшние приключения, ребята изредка вставляли комментарии.
     - Знаете, что, сказала Ириша, в этом дворе остался один неохваченный мальчик, это Владик, и то он насмотрелся бедный за эти дни.
     - Ничего, я думаю, мы все поправим, пойдем к тебе и поговорим на эту тему, ответил я.
     Когда мы пришли в ее комнату, я ей сказал:
     - У меня есть план, как его приобщить, только и тебе придется постараться, ты готова еще одну свою целку сломать, попку подставить, только для начала не мне, а Владику? У него совсем маленький, а с моим кремом ничего страшного не предвидится, больно не будет.
     - Конечно, Антоша, ведь я уже и так извелась по этому поводу. Я забыла сказать, у Маши с Дашей есть вибраторы, они их вставляли себе в попу и у них там жужжало, а потом мы лизали друг другу задние дырочки, мне так понравилось.
     - Тогда я пошел Владика уговаривать, я хочу ему тоже в попу засадить, в награду за твою последнюю целочку.
     Я покинул Иришкин домик и вышел во двор, Владик как раз сидел под навесом и слушал транзисторный приемник, я подошел к нему и спросил прямо:
     - Владик, хочешь Иришку трахнуть? Я смог бы тебе помочь.
     - Ну конечно, хочу, а что я должен для этого делать?
     - Ты мне дашь за это в попку.
     Пауза. Глаза пацана смотрели на меня и я не понял, как он ко всему этому относится. Неужели я зря все это затеял, но по дрожащим пальцам Владика, я понял, что действовал правильно.
     - Антон, я видел, как отец сегодня в душе трахал тебя в попу, неужели это так приятно, ты весь дергался и потом кончил, не прикасаясь к нему руками. Расскажи, пожалуйста, как это началось.
     Я вкратце рассказал историю моей сексуальной жизни, Владик только слушал и кивал головой. Потом встал и сказал через плечо, я пойду отпрошусь поиграть с вами в карты, подожди меня здесь. Вернулся он тут же, и мы пошли в домик к Ирише. Она уже не стеснялась его и, закрыв дверь, бросилась к нему на шею.
     - Владик, милый, столько событий произошло за эти два дня, что я хотела бы тебе все рассказать, только ты сначала разденься, а то на тебе слишком много одежды.
     Я наблюдал за ними с порога и вдруг понял, что такая богатая на сексуальные эмоции женщина не может принадлежать одному человеку, как и мама Владика, можно запирать таких в клетки, можно следить за ними днями и ночами, но все равно их похоть не унять ничем. Когда до меня это дошло, последние остатки ревности покинули мое сердце. Да и сам то я такой же, подумалось, наблюдая, как Ириша стаскивает с маленького Владика шорты вместе с трусами.
     Членик у него был не то, чтобы очень, но и не сильно маленький, я даже за Иришкину попку побоялся вначале, но потом подумал философски, что-то бывает всегда в первый раз. Я подошел к ним. Иришка склонилась к Владикиному члену и самозабвенно сосала его. Не успел я ее предупредить, как бедный Владик уже разрядился в ее горло. Он сначала пытался отстраниться, но Ириша крепко держала его за голую жопку и весь заряд спермы выпила с удовольствием. Она уже входила в роль сексуальной бестии.
     Я положил Владика лицом к себе на кровать и сказал:
     - У тебя скоро снова встанет, не переживай, давай я вас подготовлю сначала.
     Ноги и член его безвольно свисали с кровати. Иришка притащила мне мою банку с анальным кремом. Я раздвинул эти маленькие ягодицы и вгляделся в его девственную попочку. Миленький розовый ареальчик между двух, довольно худощавых ягодиц.
     - Антоша, а дай я его помажу, попросила Иришка. Она все больше входила в роль коварной женщины и соблазнительницы.
     Я молча протянул ей банку с мазью. Девочка все запомнила и очень похоже на Алешу начала смазывать дырочку Владика, тот только вздрагивал в ответ ее движениям, закрыв глаза. Член его начал потихоньку вставать. Я наклонился и взял его в рот, чтобы он быстрее набрал силу. Я ощутил на губах вкус мальчишеской спермы. Потом я предоставил его член девочке, а сам аккуратно засунул один палец в его дырочку. Мальчик попытался попкой вытолкнуть его из своего нутра, но умелые действия Иришки над его членом и моя настойчивость сделали свое дело.
     Действие мази уже началось и я вставил второй палец. Эта картина стоит у меня перед глазами: распяленная на моих пальцах девственная попка мальчика и жадные глаза девочки, рассматривающей все мои манипуляции.
     - Ириша, теперь твоя очередь, ложись рядом с ним.
     Девочка мгновенно повиновалась, выпустив член Владика изо рта. Тот уже изрядно стоял и хлопнул хозяина по животу. Я начал так же аккуратно смазывать ее анус, и когда засовывал туда пальцы, почувствовал легкое движение вперед. Девочка нетерпеливо хотела, чтобы ее выебли в это отверстие. Это было для меня новостью и я добавил второй палец.
     Я попросил Владика встать между ножками Ирочки и быстро наставил его член напротив ее растянутой жопки. Я закинул ее ноги за голову Владика и слегка надавил на его задницу. Не поверите, но его хуек (правда, он был не очень большой) просто влетел в ее попку. Владик, совсем обалдевший, вцепился в Иришкины грудки и начал качать задом. Она извивалась под ним, но скорее для того, чтобы показать при двух мальчиках свою сексуальность, чем от удовольствия. Мне нужно было конструировать дальше, поэтому я прижал попочку Владика к заду Ирочки и раздвинул его ягодицы.
     Не поддается описанию ощущение, когда твой затвердевший член входит в хорошо смазанную девственную попочку подростка. Иришка, не чувствуя прилива возбуждения, вцепилась в свой клитор и начала его усиленно дрочить. Мы двигались с Владиком в едином ритме, он ебал девочку, а я ебал его, как совсем недавно его маму. На Иришу оказывалось двойное давление, она кряхтела и подмахивала попкой, боль, видимо ушла и возбуждалась она теперь исключительно от эмоций и клитора.
     И наконец, моя девочка начала кончать, схватив меня сзади за ноги и прижав и меня и Владика к своей попке. Владик кончил моментально, я просто чувствовал, как он дергается с размеренными интервалами и вливает сперму в Иришкин задик. Но я за тот день был настолько заебан, что долгожданный оргазм ко мне никак не шел, меня даже не возбуждала красивая попочка пацана и ее узкозть. Я просто подождал, пока он как следует спустит, вынул его член из Иришкиной дырки и засадил туда свой, она только охнула и опять заерзала подо мной.
     Владик испуганно опустился на соседнюю кровать и наблюдал за нашим беспутством. Я тем временем, перевернул девочку на живот и снова вонзил свой член ей по самые яйца в раскрытый и ждущий анус. Я чувствовал приближение оргазма и просунул руку к гениталиям Иришки. Я просто натягивал ее на свой член, а она хрипела и я не понимал, то ли она балдеет, то ли ей больно. Но вскоре я все же выстрелил в нее своей спермой и она смешалась внутри со спермой Владика.
     Когда я устало отвалился в сторону, Владик с вожделением смотрел на раскрывшийся Иришкин анус и судорожно глотал слюну, голос Ириши вывел его из оцепенения:
     - А мне то хоть кто-нибудь поможет кончить?
     Я уже был не в состоянии двигаться, и в это время Владик сначала впился ртом в ее заднюю дырочку и высосал изрядную долю спермы, затем властно перевернул девочку на спину, раздвинул ей ноги, прижав их к ее груди и жадно начал вылизывать ее половую щель. Вот уж действительно, сын своих родителей. Девочке надо было долго готовиться, сколько за два дня событий то произошло, но ее удивительная сексуальная природа взяла наконец верх и обхватив голову Владика своими ногами, она разрядилась ему в рот мощным потоком своих выделений.
     Лежали долго и неподвижно. Владик сказал нам спасибо, еще раз нежно прикоснулся губами к щели девочки и пошел домой, а мы растянулись на кровати и обнявшись уснули. Я ночью ловил себя на неосознанных действиях, когда вдруг теребил пальцами то ее клитор, то заднюю дырочку, и она во сне отвечала на мои ласки.

     Глава 13. Лесбиянки, да не совсем

     Проснулись мы в шесть утра от того же будильника. Не хотелось вставать, но отпускать Иришку одну поливать огород я не хотел, я еще немного понежился с ней в кроватке и когда почувствовал, что это заходит слишком далеко, встал и начал одеваться. Иришка обиженно сказала:
     - А когда же ты меня по настоящему трахнешь? Я так этого хочу.
     - Милая моя, нежная Ирочка, всему свое время, ты же знаешь, что надо переждать, может быть больно, а я этого не хочу.
     - Но мне уже не больно, смотри...
     С этими словами она откинула простынь, раздвинула ноги, ввела сразу два пальца в свою мокрую киску и начала ими там вращать.
     - А кто огород поливать будет? Давай до вечера отложим, я тебе обещаю.
     Иришке ничего не оставалось делать, как согласиться. Я все же опасался за дальнейший разрыв ее плевы, он от члена мог сильнее расшириться и заболеть, и тогда бы пришлось ждать еще пару дней. Мы вышли на улицу, и она направилась исполнять свои обязанности по поливке, а я вышел за калитку посмотреть, как там наши лесбияночки поживают. Девушек не было и я вернулся во двор.
     - Да уж иди, иди, а то я смотрю, совсем голову от них потерял.
     - Так их там и нет вовсе, оправдывался я.
     - Да вон они по склону идут, ты иди, а я позже появлюсь, попробуй их завести, они мне подробно не рассказывали, но намекали, что кто-то из мужиков их в детстве сильно обидел, поэтому они и стали лесбиянками.
     Я взял пляжную подстилку и пошел к морю, девушки уже действительно спускались по соседнему склону горы. Одеты они были в красивые сарафаны, подчеркивающие стройность их фигур и все выпуклости их тел. Подошли мы к пляжу одновременно. Девушки вежливо со мной поздоровались и начали процесс разоблачения. Все как-то получалось у них синхронно. Вот они бодро скинули с себя сарафаны и остались в своих милых купальниках, вот нагнулись и положили их себе под голову, вот завели руки за спину и развязали тесемки бюстгальтеров. Я положил свою подстилку рядом с ними и раздевшись до плавок, лег на еще прохладные с ночи камни.
     - Антон, спросила одна из них, а ты нас различаешь?
     - Да, вот ты Маша, у тебя на попке родинка справа большая, а у Даши слева, мне Иришка рассказывала про вас. Теперь я вас и в одежде отличу, вон по тем родинкам на лице.
     - А что она еще про нас рассказывала?
     - Да все, так что не стесняйтесь, мы тут все свои люди.
     - А она нам тоже про тебя все рассказала, ты правда в попу даешь и от этого тащишься?
     - Да, что-то во мне есть от женщины, только я все люблю, и женщин, кстати тоже. А вы думаете, Иришка мне о вас не рассказывала? Все и с подробностями. Я недавно лизал у Иришки между ног, и ей и мне это очень понравилось.
     Я со значением посмотрел на их пухлые лобки, еле прикрытые тонкой материей.
     - Понимаешь, Антон, говорила Даша, в детстве нас двоих чуть было грубо не изнасиловали пятеро грязных мужиков, нас затащили в подвал, и если бы не счастливый случай, то мы, наверное, не были бы сейчас живы, нам тогда было по 11 лет. Просто участковый услышал Машин крик и вызвал подмогу. Они уже разорвали на нас всю одежду и больно щипали по всему телу. Я до сих пор не могу этого забыть. Отвращение и омерзение к этим животным и толкнуло нас в постель друг к другу. Мы уже тогда интересовались сексом, и месячные у нас начались почти одновременно в 10 лет. Тот случай сплотил нас и мы теперь как одно целое. Ириша рассказывала нам про вас, видимо вы не такие, как те ублюдки, но внутренний барьер между нами и мужчинами все равно остался, поэтому не ругайте нас, мы к вам попытаемся привыкнуть. Уже давно я стараюсь сблизиться с мужчинами, но Машка всегда против. Рожать то друг от друга мы все равно не сможем, а я хочу ребеночка.
     - Хотите, я вас немного поласкаю, осмелел я?
     - Ну да, чтобы весь Утес наблюдал бесплатный порно фильм, вступила в разговор Маша, нам Ириша рассказывала, как ты в бинокль нас рассматривал. Ты думаешь здесь, у местных один бинокль на всех?
     - Зачем же здесь, поплыли за скалу, там места предостаточно и никому не будет видно.
     Девушки колебались. Мысль впервые попробовать хоть и маленького, но мужчинку, боролась с отвращением ко всему мужскому и с боязнью быть застигнутыми врасплох. Наконец Даша (она была смелее) произнесла:
     - Машенька, давай сплаваем, мы его, в случае чего просто утопим, он ведь такой еще маленький.
     Она с улыбкой потрепала меня по загривку. Маша молча встала с подстилки и с разбегу кинулась в море, мы с Дарьей последовали за ней. Маша в воде обернулась и сказала:
     - Дарья все врет, я тоже всегда хотела попробовать с мужиками, но страшно ведь, ты бы видел лица тех подонков, которые... она замолкла и поплыла к скале.
     Когда мы обплыли Солдатский камень, то я показал девушкам на ступеньки, спускающиеся к морю. Не знаю, кто их делал, но вырублены они были классно, гладкие, отполированные морем, они спускались чуть ли не от самой вершины к подножию семиметровой скалы, часть их была под водой. Мы взобрались на самую нижнюю ступеньку и сидели, приходя в себя от холода. На наших телах выступили мурашки, сосочки у девушек затвердели и я невольно погладил Дашу по груди, согревая ее своей ладонью.
     - Ишь, какой быстрый, игриво отозвалась она.
     - Да я просто погреть хотел, замерзла ведь.
     С этими словами я вторую руку положил на грудь Маши и немного сжал ее. Она дернулась, но руку мою не убрала, видимо решив идти до конца.
     - Ладно девочки, у меня слишком мало рук и губ, чтобы ласкать сразу двоих, сказал я, поэтому придется Машеньке немного потерпеть.
     Я еще посильнее сжал Машенькин сосок двумя пальцами и сосредоточился на Дарье. Уложив ее навзничь на теплый камень, я начал языком и руками ласкать ее торчащие в разные стороны грудки. Она закрыла глаза и отдалась новому для нее чувству. Ее ласкала не женщина, а мужчина. Долгие девять лет ни один представитель сильного пола не прикасался к ее голому телу. Видимо ее это очень взволновало, и ее глубокое дыхание у моего уха этот факт подтверждало. Краем глаза я видел, как Маша во все глаза наблюдала за моими действиям, запустив руку себе под плавочки.
     Я продолжал губами и рукой ласкать ее груди, другая рука легонько порхала по ее животу, тихонечко задевая ее едва видимые, выгоревшие волосики, от чего девушка снова покрылась пупырышками. Она прерывисто вздыхала. Моя рука наконец-то добралась до ее лобка, но она инстинктивно сжала ноги. Тогда я двинулся ниже и по примеру ее животика, начал обрабатывать ее бедра и ножки, стараясь проникнуть на внутреннюю их часть. Сначала мне это не удавалось, но потом желание Даши пересилило ее испуг, и ножки стали потихоньку раздвигаться в стороны. Я самозабвенно обрабатывал рукой внутреннюю сторону ее бедер, все ближе подбираясь к ее сокровищу, при этом не забывая ласкать ее грудь.
     Маша все смотрела на наши ласки и дрочила свой клитор. Я наконец-то добрался до промежности. Даша снова сжала ноги, но рука была уже внутри, легко отодвинув узкую полоску материи на ее писе, под рукой хлюпало. Я прижал пальцы как можно плотнее к ее мохнатке и начал потихоньку натирать ее пуговку. Оторвавшись от груди, я развязал тесемочки на нижней части ее купальника и приподнял тот маленький кусочек материи, который скрывал от меня ее лобочек. Он был выбрит в виде ласточки, две полоски волос, расходящиеся дугой от клитора вверх. Видимо стрижка производилась давно, поэтому выбритые части лобка тоже покрылись более мелкими волосиками.
     Я понял, что она готова к главному и соскользнул в воду, на первую подводную ступеньку. Разводя ее ноги в стороны и освобождая от остатков плавочек, я наблюдал за оргазмом Машеньки. Та билась об скалу всем телом и стонала, закрыв глаза. Даша лежала передо мной, широко раскинув ноги и ждала моего языка, но я не торопился. Раздвинув ее пухленькие губки, я сначала осмотрел клитор, а затем начал визуальное изучение ее влагалища, иногда прикасаясь к ее ножке, опущенной со скалы, своим вставшим членом. Она это чувствовала, и перебирала пальчиками ноги, забираясь ко мне под плавки.
     Далее меня ждал еще один шок, Даша была девственницей, это было видно по совершенно нетронутой плеве, чуть выпирающей из влагалища у самого его входа. Дырочек там было две, справа и слева от бугорка. Сквозь них вытекал сок, которым уже были облиты ее ляжки. Я погрузил язык в эту впадинку и слизал выделения с ее последней преграды, девушка уже постанывала и пыталась прижать мою голову к своей взмокшей писе. Я, однако, сам хотел руководить процессом и языком начал изучать все складочки ее промежности, это, надо сказать, увлекательнейшее занятие. Я не торопился, тщательно вылизывая ее анус и немного залохматившиеся от выросших волос губки. Язык мой проникал в ее заднюю дырочку и влагалище, упираясь каждый раз в ее запретительную преграду.
     Если в попке никакого сопротивления не было, то когда я давил языком на целку, Даша пыталась сжать ноги, и оттолкнуть меня. Я перестал искушать судьбу и передвинулся повыше к ее клитору. Пуговка была очень большой, с оливку и в стоячем состоянии просто не помещалась в складочках ее пухлых губ. Такое сокровище лизать - одно удовольствие, я этим и занялся. Маша, прийдя в себя от оргазма опять смотрела на нас и завидовала, она увидела, как ее сестра начинает кончать, подтянулась к ее лицу и стала целовать ее в открытые, стонущие губы.
     Девушка кончала бурно и долго, даже поцарапала в страсти мне шею, я этого, признаться, не заметил. Толчками через два маленьких отверстия из ее девственной плевы струйками вытекала смазка, я все время слизывал все это. Наконец она затихла и вытянулась на камне.
     Порядком закоченевший, с полуспущенными плавками и стоячим хуем я вылез на надводную ступеньку скалы. Маша в упор уставилась на моего дружка и протянула к нему руки. Я лег рядом с ней на теплую скалу и отдался на волю ее разума. Она просто трогала его, осторожно перебирая руками нежную кожу, не предпринимая никаких попыток меня возбудить. Вдруг из воды, совсем рядом от нас раздался веселый голос Иришки:
     - А, привет, первого и последнего мужика у меня увели, как не стыдно.
     Она рывком выскочила на ступеньку скалы и придвинулась поближе ко мне. Я приветствовал ее и поцеловал в голую титечку, это такая традиция установилась у нас вместо рукопожатия. Она ответила поцелуем в головку члена. Маша в испуге широко раскрыла глаза, а Ириша сказала:
     - Смотри, как это ему нравится.
     Она склонилась над моим членом и медленно, специально для Маши, всосала его по самое основание. Сделав несколько качков, она позвала:
     - Ну а ты то что, давай, учись.
     Маша замотала головой:
     - Нет, я боюсь, я потом как-нибудь. Лучше в кроватке.
     Я в шутку дернул ее за завязки плавок и открыл ее лобок, Маша не заслонилась и я увидел совершенно другую стрижку в виде лилии с тремя лепестками, стебелек которой упирался в клитор. Вокруг тоже начали расти паразитные волосы и я понял, что сестры стриглись одновременно. Я положил ладошку на лобок Маши и сказал:
     - В парикмахерскую пора.
     - И не говори, сказала она, отбрасывая мою руку, из под плавок уже торчат, как бы от этого избавиться.
     - А нет проблем, ответил я, у меня классная бритва, Жилет.
     - Может, одолжишь на вечер.
     - Нет, только вместе с собой, если я буду вашим личным парикмахером. Послушай, а ты тоже целка, как и Даша?
     - Конечно, а кому ж мы дадимся?
     - Дай посмотреть, я целки начал изучать, наверное гинекологом стану.
     Она, нехотя раздвинула ноги и развела в стороны губки, чтобы мне было лучше видно. Я наклонился и разглядывал точно такую же, как у Даши девственную дырочку. Потом наклонился и быстро лизнул ее.
     - Нахал, кто тебе разрешил?
     Она оттолкнула мою голову, а сама снова взяла меня за член и начала двигать кожу туда-сюда. Я уже согрелся и мне захотелось кончить. Я попросил Иришку помочь мне. Она сняла плавочки, раздвинула ножки и попыталась сесть на моего дружка.
     - Иришка, сколько можно говорить, вечером, значит вечером.
     Она обиженно сползла на мои колени и взяла член в рот. Маша во все глаза смотрела на это действо, и снова возбуждалась. Даша уже давно смотрела на наши игры, лежа на камне.
     - Антоша, я кончила так, как давно уже не кончала, спасибо тебе.
     Я только успел выговорить "не за что" и тут же сам начал кончать Иришке в рот. Она специально для девушек устроила показательное выступление. Широко открыв рот, она вынула из него член и отодвинула сантиметров на десять. Первая струя попала точно ей в глотку, девушки с расширенными от ужаса глазами следили за тем, как маленькая развратница сглотнула мою сперму. Пока она глотала, вторая струя ударила ей в верхнюю губку, она быстро облизнулась и заглотила моего дружка снова, чтобы не потерять ни капли.
     Я лежал, не в силах пошевелиться, а Ириша, на губах которой блестела моя сперма, уже приставала к девушкам:
     - Ну, кто хочет попробовать мужскую сперму на вкус.
     Она вытянула трубочкой свои развратные губки и наклонилась в сторону Маши, та смотрела на нее, как кролик на удава. Девочка повернулась к Даше:
     - Ну, тогда ты попробуй, я не хочу, чтобы все досталось только мне, я не жадная, я тут за щечкой немного оставила.
     Ситуация была для меня новой, до сих пор все женщины с удовольствием глотали мою сперму, а тут такая неувязочка. Я подумал тогда: до какой же степени надо было запугать девчушек, чтобы им стали так противны мужики во всех их проявлениях. Даша все же решилась, у нее, видимо, было более сильно женское начало и она впилась в Иришкины губы сладким поцелуем. Потом она облизала мордашку девочки, не оставив на ней ни капельки спермы и обернувшись к Маше, сказала:
     - Ну что, дурашка, посмотри, у Антона еще пару капель осталось, давай, пробуй.
     Сказано это было в приказном тоне и Маша не посмела ослушаться. Наклонившись ко мне, она взяла меня за основание уже поникшего члена и втянула его к себе в рот. Потом, неумело причмокивая, высосала из меня последние капли и улыбнулась:
     - Я представляла себе, что это будет что-то ужасное, а он такой нежный, и вкус, как у банана, а бананы я люблю.
     Делать уже на скале было нечего, надо было менять обстановку, другое дело, что Иришка не разу за сегодняшний день еще не кончила и я предложил Даше или Маше ее поласкать. Те вдвоем дружно взялись за дело и, вскоре моя подружка забилась в судорогах оргазма. Я пытался было вставить в это действо свои пять копеек, но у меня ничего не получилось. Дарья оккупировала Иришкину промежность, а Машенька целовала в губы и теребила ее грудки. Я, дурачась, взял кончившую девочку на руки и, поднатужившись, отбросил ее подальше от скалы в воду. Она вынырнула и погрозила мне кулаком:
     - Убью, я утонуть могла, совсем не соображаешь?
     Девушки уже плыли к берегу, пока я забирался на скалу и прыгал с семиметровой высоты. Они аплодировали.

     Глава 14. Штатный дефлоратор и цирюльник кисок Утеса

     Мы выплыли на берег и оделись. Девушки с благодарностью смотрели на меня и Дарья сказала:
     - Антон, приходите лучше сегодня после ужина, а то нам надо привести в порядок свои растрепанные чувства. Ириша знает, как к нам пробраться незамеченными, передай ребятам, чтобы не обижались, мы медленно привыкаем к новым знакомым.
     Мне было самому неохота сейчас переться в такую даль. Хотелось поспать после всего пережитого. Поэтому я с радостью согласился, и мы с Иришей попрощавшись с девушками пошли домой. Там нас ждали ребята в предвкушении встречи с новыми знакомыми. Я несколько расстроил их тем, что встреча перенесена на вечер, но когда я рассказал результаты своего заплыва на скалу, то мужички подобрели и пошли купаться. Я взял с них обещание, что они закупят все на вечер, и мы с Иришкой завалились подремать в нашем с ребятами домике.
     Я раздел Иришу, разделся сам и прижался к ней всем телом под простынею, ласкаться уже не хотелось, сон нас сморил и проснулись мы только к обеду, когда вернулись ребята. У каждого в руке было по две сумки с продуктами и выпивкой. Мы еще сходили с мужиками на пляж и позагорали немного, Ириша пошла домой помогать родителям убираться. В семь часов все собрались в нашем дворе под навесом. Соседи куда-то ушли и мы начали разрабатывать план действий на вечер.
     Ирина рассказала нам, что в третий корпус на любой этаж можно пробраться по пожарной лестнице. Девушки жили на четвертом, окна в коридор были всегда открыты, поэтому проблем пробраться незамеченными в их номер не было. Дело в том, что в те стародавние времена бабульки вахтерши внизу строго следили за нравственностью отдыхающих и ровно в 23-00 запирали входные двери корпуса. Еще Ириша рассказала нам, что девушки в принципе согласны лишиться девственности, но боятся это делать с Алексеем или Кириллом, поскольку по ее рассказам представляют размеры их членов.
     - Короче, мальчики, женщин из них будет делать Антоша, а вы уж помогите ему как-нибудь.
     Меня очень взволновало это задание, но пасовать я не собирался. Единственное, чего я опасался, так это чего-нибудь не так сделать, в результате чего девчушки поимеют отвращение к сексу. Еще я помнил про их душевную травму и понимал, что все придется делать крайне осторожно и тактично.
     В восемь часов вечера мы двинулись навстречу новым приключениям. Все заволновались, когда заметили, что у пожарной лестницы, ведущей на крышу третьего корпуса, толпилось много гулявшего народа. Однако на нас никто особого внимания не обратил, видимо все привыкли к тому, что по этой лестнице лазают все, кому не лень. Алексей подсадил Иришу на первую ступеньку, потом полез я, ребята следовали за мной, с трудом волоча за собой сумки с провиантом. Все прошло, как нельзя лучше и мы уже стучались в дверь 412 номера, где жили девушки.
     - Входите, у нас не заперто, раздался голос одной из сестер.
     Мы несмело вошли в прихожую, номер был, что надо. Справа дверь совмещенного санузла, прямо большая комната с широкой лоджией и двумя приличного размера кроватями, между которыми стояла тумбочка. Даша сидела на кровати в коротком халатике и с полотенцем, обмотанным вокруг головы, а Маша плескалась в душе. Ребята стали накрывать на стол, а я вспомнил, что сегодня не мылся в душе. Надо было как-то это исправлять и я обратился к Дарье:
     - Даша, а можно я с Машенькой помоюсь, а то весь соленый после моря.
     - Хитрый какой и быстрый, ну ладно, погоди я ее спрошу.
     Она подошла к двери душа и открыла ее, переговоры с Машей быстро закончились и она, заходя в комнату, сделала приглашающий жест рукой:
     - Иди, только не хулиганьте там долго, а то мы без вас начнем.
     Войдя в душ, я увидел сквозь полупрозрачную занавеску контуры молодого и красивого девичьего тела. Маша не произнесла ни слова. Я быстро скинул с себя все и шагнул к ней под теплые струи душа. При виде открывшемся моим глазам, член непроизвольно начал вставать. Маша спросила:
     - Ты мыться сюда пришел или еще за чем-нибудь. Вон как пиписька то надулась, бросай эту затею, я не готова ни к каким играм. Ты, кстати бритву захватил?
     Я хлопнул себя по лбу, бритва лежала в одной из сумок с продуктами. Я высунулся за дверь и попросил Кирилла ее принести. Тот съехидничал:
     - Ну вот, наш цирюльник открыл интим парикмахерскую.
     Я быстро закрыл дверь и юркнул под занавеску к Маше.
     - Машенька, можно я сам тебе киску побрею? Я аккуратненько, не бойся.
     - Ну давай, только не порежь меня пожалуйста.
     - Тогда садись на табуреточку и ножки раздвинь пошире. Она так и сделала. Не передать словами мои ощущения, когда я склонился к этой красивой киске. Видно было, что Машенька тоже возбудилась от непривычности ситуации. В ее больших губках я заметил блестящую каплю смазки. Встал перед ней на колени и невольно слизал ее, задев языком за клитор. Машенька дернулась и сказала:
     - Перестань, Антон, давай оставим это на потом, побрей меня, а потом я тебе помогу помыться.
     Но я ничего не смог с собой поделать и наклонившись между ее бесстыдно расставленных ног, еще раз смачно провел языком от девственного влагалища до большущего, уже стоячего клитора, буравя все это языком. У Маши вырвался стон и она заехала мне ладошкой по макушке.
     - Кому сказала, не возбуждай меня, хватит баловаться, а то выгоню.
     Ничего не оставалось делать, как приступить к приятной обязанности побрить эту восхитительную киску. Я попросил Машу сдвинуть попку поближе к краю табуретки и еще пошире расставить ноги. Намыливая мылом ее промежность, я намеренно касался самых чувствительных мест и Машенька закрыла глаза. Я начал бритье, постепенно спускаясь от теперь уже гладкого лобка к губкам. Я выворачивал их наизнанку и тщательно лишал волосяного покрова. Видимо это доставляло Машеньке удовольствие, потому что она немного дергалась и теребила мои волосы. Мой член иногда касался ее бедер и Машеньку от этого прикосновения передергивало, как от разряда электрического тока.
     Наконец бритье подошло к концу и я сказал об этом Маше. Но она попросила меня побрить ей волосики вокруг попки, я конечно же согласился. Маша встала с табурета, повернулась ко мне задом и поставила одну ногу на сидение. Моему взору открылась дырочка ее розового ануса, вокруг которого росли коротенькие волосики. Наконец и эта приятная процедура подошла к концу и я не удержавшись в очередной раз, лизнул эту розовую дырочку, пытаясь языком проникнуть внутрь. Маша отпрянула от меня:
     - Антоша, сейчас еще раз схлопочешь по макушке, давай я тебя помою.
     Она взяла в руки мыло. Ее ласковые пальчики порхали по всему моему телу. Когда она принялась за мой член, я готов был взорваться оргазмом. Слава богу, она была в этом деле дилетантом, хотя было видно, что этот орган ее очень интересует. Она откровенно разглядывала мое сокровище и нежно ласкала его и яйца скользкими от мыла пальчиками. Потом перешла к попке и все там тщательно вымыла. Наконец мы закончили наши эротические игры и вытеревшись, вышли в комнату. Маша одела на голое тело халатик, а я просто перемотался полотенцем, прижав им свой стоячий член к животу.
     Ребята встретили нас за накрытым столом восторженными воплями и шуточками. Алеша спросил:
     - Машенька, этот охальник там тебя еще не трахнул? Смотри, ты и не заметишь, как он это сделает, дар у него такой.
     Все рассмеялись. У ребят уже бугрилось под штанами и Дашенька с опаской поглядывала на эти вздутия. Иришка расслабилась от выпитого вина и поманила меня пальцем, чтобы я садился рядом с ней. Мы еще выпили за знакомство за встречу, за любовь и прокляли всех насильников на свете. Постепенно разговор перетекал в эротическое русло, Ириша с невинным видом говорила:
     - Маша, ты не бойся, он очень нежный мой Антошка, он мне так быстро все сделал, что я и не почувствовала.
     Она явно врала, успокаивая девочек. Кирилл попросил:
     - Антон, показал бы хоть, чего ты там побрил, надо же оценить всей компании, можно ли тебе доверять такие серьезные вещи?
     Повисла неловкая пауза. Я не знал, как отреагирует на эти слова Маша, сидящая за столом справа от меня, и выжидательно смотрел на нее. У Маши уже загорелся блядский огонек в глазах, ей уже захотелось показать свое голое тело всей честной компании. Я медленно опустил руку ей на колено и начал поднимать ее халатик. Мы сидели на кровати одной из сестер.
     - Маша, откинься назад, народ хочет оценить мое искусство.
     Я легонько толкнул ее второй рукой в плечо и Маша распласталась на кровати, немного раздвинув ноги. Моя рука уже дошла до голого бархатного лобка и я не смог отказать себе в удовольствии поласкать это сокровище. Я гладил девушку по внутренней части бедер, задирая халатик все выше и выше. Все с удовольствием смотрели на открывающуюся картину. Алексей, Кирилл и Дарья даже привстали со своих мест, чтобы все получше рассмотреть. Маша лежала на кровати с закрытыми глазами, остатки стыда пылали на ее щечках ярким румянцем. Я расстегнул нижнюю пуговицу ее халата и открыл всем абсолютно голенькую Машину киску. Расстегивая постепенно одну пуговичку за другой, я продвигался все выше и выше к ее красивым острым грудкам. Перед тем, как совсем отбросить обе полы халата, я сильно сжал двумя пальцами маленький сосок, и почувствовал ответную Машину реакцию.
     Наконец халат распахнут и развратной компании открылась незабываемая картина. Абсолютно голый лобок плавно перетекал в толстенькие, раздвинутые большие губки, между которыми виднелись и малые, все влажные от выделений. Возбужденный большой розовый клитор выступал сверху, венчая картину. Чуть ниже темнело сморщенное колечко ануса, тоже голенькое, как и все остальное. Я немножко отодвинул Машину ногу в сторону, чтобы мои друзья смогли лучше разглядеть это чудо. Кирилл наконец оторвался от этой картины и сказал:
     - Да, Антоша, не ожидал от тебя такого мастерства, я понял, что у Дашеньки тоже не все в порядке с растительностью между ножек. Может быть ты поможешь ей от нее избавиться. Пока вы там забавлялись, мы об этом уже поговорили. Она не против, только мы хотим все это видеть, так что тащи сюда тазик и все остальное.
     Я не мог оторвать взгляда от голой киски Машеньки и слушал эту речь невнимательно, до меня с трудом доходил ее смысл. Я как загипнотизированный смотрел на ее прелести и проводил пальцем по влажным губам, даже не лаская их, а просто наслаждаясь горячей и красивой девчачьей тайной. Наконец, до меня с трудом дошел смысл сказанного Кириллом.
     - Сейчас, только я сначала должен это облизать, простите меня, я не совсем в себе.
     Я наклонился к Машиной киске и не ожидая сопротивления воткнул язык в ее пещерку, он тут же уперся в ее девственную преграду. Ножки Машеньки подрагивали, она еще боялась всего, что касалось ее девственности, но ЖЕНЩИНА в ней уже просыпалась, она бесстыдно раздвинула ноги и ринулась на встречу моему рту. При этом она схватила меня за голову и просто вдавила в свою киску. Мне только этого и было надо, я начал лизать ее по всей длине промежности, забираясь глубоко в самые сокровенные складочки ее тела. Потом я оторвался от этого занятия, вспомнив, что ее возбуждение надо поддерживать на приличном уровне, до того, как она станет настоящей женщиной.
     Было видно, что Машеньке мой уход не по нраву, но не могла же она мастурбировать на глазах у такой большой компании. Маша смирилась и открыла глаза. Я мстительно посмотрел на нее и шепнул на ухо:
     - Вот это тебе за оплеуху, которую ты мне отвесила в душе.
     Девушка жалобно на меня посмотрела и шепнула в ответ:
     - Ладно, Антоша, мы квиты, но так как ты меня ласкаешь, никто никогда не делал, даже сестра, иди от меня подальше, а то я сейчас сама тебя трахну. Давай, побрей Дашу, я посмотрю на это все со стороны, а потом ты меня сделаешь женщиной, только я хочу быть первой, ты мне обещаешь? Я даже разрешу твоим друзьям на это смотреть.
     - Конечно, Машенька, как же ты могла подумать, что в такой просьбе я смогу тебе отказать?
     Алексей подал голос:
     - Ну хватит шептаться, Антон, ты будешь Дашеньку стричь, или как?
     Я обречено встал, оторвавшись от тела доверившейся мне девушки, и пошел в душ. Там я взял тазик, наполнил его водой, прихватил бритву и мыло. Я чувствовал себя сейчас режиссером этого развратного спектакля и пытался доставить зрителям как можно больше удовольствия. Я уже просто командовал участниками спектакля:
     - Так, Дашенька, ложись на спину на кровать, Леша, сдвинь стол, Кирилл, раздень Дашу и подними ее ножки, Леша, ножку одну тоже возьми и ребятки, чуть в сторону все это разведите, а то мне неудобно.
     Мальчики двигались по моей команде, как заведенные. Кирилл скинул с Даши халат, под которым ничего не было, уложил ее на спину на кровать так, чтобы попка ее свисала над тазиком с водой, приподнял и раздвинул ноги. Иришка безучастно за всем наблюдала. Тут я понял, что они скоро порвут себе штаны и предложил:
     - Мужики, а чего стесняться то, раздевайтесь, а то девочки почти все голые, а вы все от них прячете, давайте, давайте...
     Сам в это время я стянул с себя полотенце и мой хуй встал во всей своей красе. Ребятки тоже Быстро разделись и их елдельники вывалились из плавок, наводя ужас на окружающих, кроме Иришки, которая их уже пробовала своим ротиком. Девушки смотрели и не верили своим глазам. Уж не знаю, смотрели ли они до этого порнуху, но выражение их лиц явно говорило, что такого зрелища они еще не видели. Я вспомнил, как Машенька заворожено смотрела на мой член и увидел, как она потянулась руками к Алешкиному хую. Алексей тем временем поднял вторую ногу девушки и прижал к ее груди.
     Я приступил к своим прямым обязанностям, до блеска обривая уже вторую девичью киску за последние полчаса. Теперь я воздерживался от лизания, поскольку обещал Машеньке, что она будет первой. А ведь я сегодня обещал еще и Иришке! Да, тяжелая ситуация сложилась. Все последние события так меня возбудили, что я себя уже плохо контролировал. Тем более, что Маша уже прижималась щекой к Лешкиному члену и елозила ей по всей длине его органа. Она явно входила во вкус гетеросексуальных отношений.
     Наконец то я закончил приятную процедуру бритья, и теперь обе киски и попки сестер выглядели как близнецы. Ебаться хотелось страшно, но я помнил свою миссию, и как мог, сдерживался. Маша уже бросила Лешкин член и вовсю ластилась ко мне, ожидая своей дефлорации. Кирилл убрал тазик и бритву в душ и стоял на пороге, ожидая продолжения оргии. Член его стоял, как палка и все три девушки с вожделением на него смотрели. Одна Ириша была в платьице, и я решил исправить это недоразумение. Когда я впился рукой в ее промокшие трусики, я понял, что роднее ее у меня никого никогда не было. Я быстро раздел ее и шепнул ей на ухо:
     - Милая моя девочка, я буду любить тебя сегодня так, как не любил никого, потерпи немного, забавляйся пока с мальчиками, жди меня, я скоро вернусь. Тут подала голос Маша:
     - Ребятки, я за последние девять лет думала, что мужики - это сплошная грязь, что они созданы богом для того, чтобы творить насилие и мучить нас. Сегодня я поняла, что это не так. Я бы с удовольствием отдалась сейчас Кириллу или Алеше, но... И она показала на Лешкин член, торчащий как колонна.
     Возражений не последовало. Я опять взял бразды правления в свои руки и опрокинул Машеньку на кровать. Развернув ее на бок, попкой к себе, я приставил свой разгоряченный член к ее девичьему входу. Желание сразу же засадить я сдержал, благодаря недюжинной силе воли. В губках у девушки все хлюпало и член сам просился в ее глубины. Я поманил пальцем Иришку и попросил ее полизать киску Машеньки. В это время Даша с Кириллом на другой кровати уже слились в экстазе, облизывая друг другу половые органы в позе 69. Алексей присел на кровать и начал облизывать Машины грудки, попеременно загружая сосками свой рот.
     Иришка припала к киске подруги и начала ее вылизывать, иногда касаясь губами моего блудливого члена, которым я водил по горячим губкам Машиной пизденки. Все были возбуждены до предела, Маша начала кончать, дергаясь всем телом. В это время я просунул руку под ее попку, еще сверил прицел и надавил на последнюю девичью преграду своей залупой. Я только услышал "ОХ", после чего мой ненасытный дружок, разрывая преграду, полностью погрузился в неизведанные никем глубины. Сдерживаться уже не было никакой силы и я кончил прямо ей в пизду. Кончали мы одновременно, дергаясь телами и обвивая друг друга руками. Иришке я не завидовал, мощные ноги Машеньки выдавили ее голову из своей промежности. Попка вновь обращенной женщины прижалась в моим яйцам и подрагивала в такт ее мощному оргазму.
     Чуть позже, когда Алеша вылизывал Машину киску, я увидел, что алая кровь девственницы струится по его губам. Девушка пришла в себя и призналась:
     - Если бы я сейчас не кончала, то вряд ли позволила Антону себя продырявить. Все это очень болезненно, поэтому я бы посоветовала Дашеньке обезболиться, ты как, милая?
     В это время Кирилл начал кончать прямо на Дарью. Та во все глаза глядела, как его мощный член извергает из себя потоки спермы. Все это брызгало ей на груди и она медленно растирала по своему телу Кирилловых детишек. Даша наконец то оторвалась от кончившего Кирилла и, достав из тумбочки какую-то баночку, протянула мне:
     - Антоша, помажь мне целочку, только вокруг не вздумай, а то я стану фригидной.
     Голос ее показался мне томным, она не успела кончить от Кириллова лизания и была готова к новым играм. Я выдавил обезболивающий крем на палец и поманил им девушку. Она легла на свободную кровать, широко разведя в сторону ноги и прижав их к груди. Я раздвинул уже знакомые мне валики ее губок и нанес на плеву каплю крема. Теперь уже Кирилл ласкал Дашины грудки, а Иришка снова сосала ей клитор. Предыдущий сценарий дефлорации повторился в точности, только я, вставив свой член в новую женщину, не сумел кончить.
     На другой кровати Алексей и Марья забавлялись, облизывая друг другу половые органы. Кровь уже не текла, они даже умудрились не запачкать простынь. Перед этим Алеша успел смазать порванную мной целочку той же обезболивающей мазью. Вообще времени следить за всем происходящим у меня совсем не было. От Дашенькиного тела меня отвлек лишь стон Алексея, кончавшего Машеньке в рот. Видимо вид этого огромного и красивого члена так заворожил его партнершу, что она сама впилась губами в изрыгающий сперму орган и старалась, как могла всю ее поглотить. Часть семени все же не уместилась в ее ротике и стекала по губам.
     Бедная Иришка единственная из всей компании не испытала оргазма, она смотрела на меня жалобно и мне захотелось ее приласкать. Оставив Кирилла с Дашей, я обнял ее и прошептал на ухо:
     - Милая моя девчушка, пойдем отсюда, я все сегодня сделал, как надо, места нам тут не хватит, глянь, как Алешка все у Дашеньки вылизывает, чего мы им мешать будем?
     Мы оглядели целующиеся пары и поняли, что их нужно оставить наедине. Иришка сказала:
     - Девочки, скажите Антошке спасибо, мы вас покидаем, я его сегодня точно трахну, я даже заревновала немного, когда он женщин из вас делал, мы на дикий пляж, это тот, что у санатория Карасан, там точно никого не должно сейчас быть.
     Я залюбовался двумя парами, нежно ласкающимися на кроватях и начал собираться в дорогу. Надо было прихватить с собой хоть бутылку вина.
     - Спасибо тебе, Антошка, все не так страшно, как я думала, пропела Машенька, отрываясь от губ Алеши.
     - Ты даже не представляешь, что ты для нас сегодня сделал, я этого никогда не забуду, ты был первым нашим мужчиной, и если тебе когда-либо снова этого захочется, мы всегда к твоим услугам, вторила ей сестра.
     Мы с Иришей оделись и тихонечко выскользнули из номера, прихлопнув за собой дверь. За всеми нашими секс играми мы не заметили, что уже далеко за полночь. Не буду рассказывать, как мы выбрались из корпуса и дошли до дикого пляжа. Нас гнало вперед желание обладать друг другом. А к моим мыслям еще примешивалась гордость за себя - я познакомил своих любимых ребятишек с такими приятными девушками, о которых мог мечтать любой уважающий себя мужчина.
     Крутой обрыв заслонял пляж от огней набережной и было темно, как у негра в жопе. Иришка быстро скинула с себя всю одежду и подошла ко мне:
     - Антоша, давай искупаемся сначала, а то от тебя разит их косметикой, я хочу тебя чистого, моего, единственного. Можешь мне хотя бы на сегодня сделать такое одолжение? Ведь я в первый раз, фактически, отдаюсь тебе, тот раз не считается. Я люблю тебя, я хочу только тебя.
     С этими словами она начала снимать с меня одежду. Мы стояли в темноте и понимали, что сейчас произойдет что-то действительно неповторимое для нас обоих. Член у меня стоял и Ириша нежно потрепала его рукой.
     - Пойдем купаться, этот орган тебе сегодня очень даже пригодится.
     Мы бросились в набежавшую волну и поплыли в открытое море. Слева от нас виднелся мыс Плака, а справа возвышалась Медведь гора. Вода была теплой. Иришка подплыла ко мне и начала, как раньше, растирать мое тело, смывая с меня остатки спермы и выделений своих подруг, я тоже проник в ее промежность, ощутив мяконькие волосы ее лобка и смазку жаждущего совокупления влагалища. Мы кружились в воде и дурачились, подныривая друг под друга. Наконец Ириша легла на спину на воду, широко расставив ноги и руки, я подплыл лицом к ее промежности и погрузил язык в ее дырочку. Она тут же поднырнула под меня и схватила губами мой уже опавший в воде член.
     Вдруг, в этот момент стало светло, как днем. Мы испугавшись прижались друг к другу. Это пограничники с горы светили на нас огромным прожектором.
     - Расплываемся в разные стороны, скомандовала Ириша.
     Когда расстояние от меня до Ириши стало больше пятна света от прожектора, я понял, что теперь они будут вести только ее, разглядывая все ее прелести. Обидно стало до соплей, вот козлы, подумал я. Неужели мы похожи на нарушителей границы. Мы быстро приближались к берегу, торопясь спрятаться в спасительную тень скалы. На берегу Ириша сказала:
     - Надо линять отсюда по быстрому, сейчас они нагрянут, одевайся скорее.
     Одеться мы успели, но убежать от доблестных советских пограничников не смогли. Наряд застал нас, поднимающимися по тропинке на набережную. Времени было около двух ночи. Старший наряда, рыжий прапорщик бесцеремонно оглядывал Иришу, платье которой прилипло к голому телу, не скрывая практически ничего.
     - Ну что, девочки мальчики, купаемся в запретной зоне ночью? Ириша, от тебя я этого не ожидал, все родителям расскажу, а это что за фрукт?
     - Матвей Савельевич, это наш отдыхающий, не надо родителям ничего говорить, мы просто купались.
     - Ну просто голышом купались и все тут. Прапор заржал. Ладно, идите домой, и чтобы я вас тут больше не видел, диверсанты хреновы.
     Мы с Иришкой заторопились уйти от них как можно скорее. Во время обратного похода к своему жилью, я все время успокаивал Ирочку, говоря ей, что прапор не расскажет родителям о нашем ночном купании, но слезы лились из ее глаз. Девочка рассказала мне, что отец с этим пограничником практически друзья и что он расскажет все обязательно. Наконец мы доковыляли до своей хибарки. Двери в мой домик были закрыты и я понял, что ребята заночевали у сестер.
     - Я не думаю, что сегодня отцу станет все о нас известно, поэтому пойдем в мой домик, я тебя по прежнему хочу и люблю, но завтра попробуй защитить меня как-то от них, я боюсь их реакции. Мама рассказывала мне как-то, что в 18 лет познакомилась с папой и у них был роман в течение года, после чего они трахнулись, зная, что через месяц поженятся. А мне всего 13, что же теперь будет?
     - Пусть он меня хоть убьет, я знаю, что все делал правильно, я не силой взял тебя, мы любим друг друга и я не позволю ему над тобой издеваться.
     Мы вошли в Иришкин домик и еще долго разговаривали. Я чувствовал, что девочку нужно успокоить и не форсировал события. Мы разделись сразу же и легли на кровать. Я гладил ее рыжие вихры и говорил нежные слова. Я целовал ее губы и грудки. Я превзошел самого себя в ласке и чувствовал, что могу кончить от одного ее прикосновения. Это напряжение нужно было сбросить и я попросил Иришу:
     - Давай я кончу тебе в ротик для начала, а то перевозбудился вроде. Мне хочется ебать твою киску долго, чтобы ты кончила по настоящему, по женски.
     Моя милая девочка все правильно поняла и, склонившись над моим другом, нежно вобрала его в рот. Буквально через несколько залатываний я кончил. Ириша все из меня высосала, не проронив ни капли. Она не отпускала моего члена из плена своих губ и он вскоре снова встал.
     - Ну что, Ириша, иди ко мне, маленькая и красивенькая моя девочка, мы ждали этого долго, мы это заслужили. Я хочу тебя сейчас трахнуть, как не трахал никого и никогда, я выебу эту маленькую дырочку так, что ты об этом никогда не забудешь, я люблю тебя и буду любить, я хочу тебя и буду хотеть.
     В это время я теребил ее клитор и забирался пальцами в ее влагалище, от моих нашептываний девочка совсем расслабилась и потекла рекой. Я запрыгнул на нее спереди и приставил член к ее жаждущему лону. Один удар, и он проскользнул в ее мокрое нутро. Обхватив ногами ее бедра, я задвигал своего дружка не до конца, но старался тереться членом о ее клитор. Я все время нашептывал ей на ушко нежные словечки.
     Наконец, я почувствовал ее ответную реакцию на мои старания. Чувствовалось, что процесс начинает нравиться ей все больше и больше. Я еще запустил одну руку под ее попку, чтобы поглубже насаживать ее на свой член и сразу после этого она начала бурно и громко кончать, подмахивая мне все сильнее и сильнее. Я сдерживался, что есть мочи, чтобы тут же не залить ее пизденку спермой, в нее кончать было никак нельзя. Оргазменные рывки ее тела и стоны начали стихать и я, вынув член из скользкой дырочки, выстрелил накопившуюся сперму на грудь и живот девочки.
     Потом мы долго лежали обессиленные и счастливые рядом. Я ласкал тело девочки, размазывая по нему свою сперму. В эту ночь мы трахнулись еще раз и опять оба кончили. Ириша потом призналась мне, что вся жизнь ее теперь перевернулась, она никогда не была полностью удовлетворена до этого, а сегодня к ней пришел ОРГАЗМ с большой буквы.

     Послесловие. Самая грустная часть этой книги

     Не хотелось заканчивать на минорной ноте, но из песни слова не выкинешь. На следующий день рыжий пограничник рассказал Евгению, отцу Иришки, о нашем ночном купании. Тот рассказал жене Елене, и она разыскала Иришу, успевшую выпроводить меня и помыться в душе. Она прямо спросила дочь рассказать обо всем и та не стала скрывать правды. Ребятишек и близняшек она сюда не примешивала, просто объяснив матери, что давно этого хотела и попросила меня лишить ее девственности. Мать сначала плакала и ругалась, обещала меня убить, но потом женская солидарность взяла свое и она пообещала не говорить ни о чем отцу.
     Отец, однако, был зол на дочь. В тот же день он разыскал меня на пляже и у нас состоялся мужской разговор. Драться он не полез, но настоятельно рекомендовал мне оставить Иришу в покое. С тех пор она ночевала только в доме у родителей. Общались мы при помощи записок, передаваемых местными пацанами, и иногда, днем или утром назначали свидания или на мысе Плака или на Солдатском камне и трахались, как швейные машинки.
     В последний день перед отъездом мы провели вместе на скале, Ириша плакала и просила меня не бросать ее. Она говорила о каком-то нехорошем предчувствии, о том, что меня больше никогда не увидит. Я и не предполагал, как она тогда была права.
     Ребятишки мои летали на крыльях любви, их подруги уехали и они переебали пол Утеса, не забывая и о соседке. Я же ходил, как в воду опущенный, мне не хотелось никого, кроме моей Иришки. До сих пор не забуду наше прощание. Мы вчетвером стояли на остановке автобуса и я не стесняясь обнимал свою лапочку, она тихо плакала. Когда автобус увозил нас из Утеса, я еще долго видел ее худенькую фигурку и милые заплаканные глаза.
     На следующий год у меня не получилось вырваться в Крым. Когда я еще через год, так же как и мои ребятишки, успешно сдал экзамены в военное училище, родители снова отправили меня в Утес. Я стремился туда с радостью, предчувствуя скорую встречу со своей любовью. Когда я вошел в знакомый мне дом, то сразу увидел осунувшиеся и какие-то постаревшие лица Иришкиных родителей. На столе стояла ее фотография в траурной рамке. На фотографии Ириша выглядела повзрослевшей и еще более красивой. Она умерла за месяц до моего приезда от рака крови. Когда я услышал от Евгения эти слова, то просто упал на диван и зарыдал в полный голос.
     Елена подошла ко мне, села рядом и тоже заплакала. Евгений вышел в соседнюю комнату, пряча глаза.
     - Она очень любила тебя, Антоша, до последней минуты ждала тебя. Спасибо тебе, что ты научил ее чувствовать, иначе она не познала бы этой радости в жизни, в такой короткой ее жизни.
     Я оставил вещи у Иришкиных родителей и пошел с Еленой на могилку ее дочери. Та же фотография повзрослевшей девочки и свежие цветы на холмике, вот и все, что осталось от моего чуда.

     Москва, февраль-март 2001 года.



Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте свой эротический рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:

Валерий 10.06.2017 14:22
Прочел все от начала до конца. Не за раз, конечно, потому что вытерпеть во время всего рассказа просто не возможно


Читайте в разделе Первый опыт 18+:
... Я чуть не умерла". Ее руки трепетно бегали по моему телу на мгновение останавливались, изучая мое отдыхающее естество, и снова продолжали свой бег, чтобы через секунду вернуться. Ее губы скользили по мне, останавливались на сосках, целовали, подключали острые зубки, заставляя их тихонько исполнять свои обязанности, и снова целовали, сосали, высасывали из меня жизнь. "Ну, не может живой человек выдержать таких испытаний!". Я вскочил, сгреб в охапку смеющуюся, светящуюся, брыкающуюся, теплую и желанную Верку, опрокинул на спину, чтобы наказать за е... [ читать дальше ]
Читайте в разделе Инцест:
... Но все же я поймал момент когда она меня не видела, вылезая из ванной, и я протянул руки и положил их ей на попку, но она отошла и вышла раньше меня. Когда я, совершенно голый, вошел к ней в комнату, она одевала на ноги тонкие чулки, которые прикрепила застежками к кружевному, очень эротичному поясу на животе. На ней по-прежнему не было трусиков и лифчика. Мы вместе легли в ее постель и она сразу же приступила к делу. Встав надо мной на четвереньки, она нежно поцеловала меня в губы, ее язык оказался у меня во рту, потом кончиком языка она провела по моей шее и груди, затем она наклонилась так, что ее грудь прикасала... [ читать дальше ]
порно рассказы, эротические рассказы
 
Сайт EroticText.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам. Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.