EroticText.ru — лучшие эротические рассказы и истории, огромная библиотека эротических рассказов всех категорий. Пришлите нам Ваш эротический рассказ!
ЭРОТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ:

Название:

Сексуальная эволюция маленького человека


Автор: Борис
Категория: Ваши рассказы, Эксклюзив
Добавлено: 20-12-2012
Оценка читателей: 5.57

     
     …Но, к сожалению, кое-кто догадался о моих «детских шалостях». И этим «кое-кто» была, естественно, моя вездесущая мачеха. Однажды, проснувшись рано утром, я обнаружил, что дома никого нет. Я вылез из-под теплого одеяла, скинул с себя пижаму и, оставшись в чем мать родила, принялся ерзать рукой под матрасом в надежде отыскать там Светины трусики, чтобы поскорее надеть их. Но поиски оказались безрезультатными - под матрасом ничего не оказалось. Я принялся искать их под простыней, под подушкой, но их нигде не было. «Может, свалились под кровать?» - подумал я, и прилег на пол, чтобы пошарить под кроватью. В этот момент совершенно неожиданно дверь в комнату открылась, и на пороге появилась Света. Я готов был сгореть со стыда, а она, пока я стеснительно поднимался с пола, подошла ко мне поближе. Я стоял и не знал, что дальше делать и что сказать в свое оправдание. «Скажу, что проснулся, скинул пижаму и решил сделать зарядку голышом, чтобы взбодриться», - мелькнуло у меня в голове. Но не успел я этого сказать, как Светлана задрала подол своей юбки так, что я увидел ее трусики. «Боже мой, да это те самые трусики, которые я недавно стащил из ее шкафчика!» - подумал я, не отрывая от злосчастных трусов свой взгляд. «Ты не это случайно искал, маленький разбойник?» - непривычно ласково спросила она, поглаживая себя в промежности. «Все! Я разоблачен. Отмазываться бесполезно», - решил я в тот момент и уныло перевел взгляд на пол. «Хочешь, я подарю тебе их? Навсегда!» - она улыбнулась и потянулась к моей руке. Я вздрогнул и отошел на полшага назад. «Чего ты боишься, мальчик мой. Я же не сделаю тебе больно!» - продолжала она все также нежно. Ее рука медленно добралась до моей, обхватила своими длинными пальцами мою маленькую ладонь, а затем вместе с моей рукой потянулась под юбку к Свете. Она сделала шажок вперед, и мое лицо плотно уперлось в ее упругую и мощную грудь. Левой рукой она обняла меня за голову и прижала к груди, будто хотела по-матерински приласкать. Но не тут-то было. Через мгновение моя рука, которую Света увлекла куда-то под подол своей юбки, наткнулась на что-то шершавое и, главное, сильно влажное. Это была склизкая и неприятная на ощупь жидкость, и в первые секунды я не мог догадаться что это. Тут же тетя Света, по-прежнему удерживая меня в своих объятиях, сделала несколько шагов в сторону, и я увидел, что мы находимся рядом с моей кроватью. Она усадила меня на кровать и в одно мгновение сбросила юбку. Мне открылся вид ее великолепных ног и уже знакомых до боли трусиков. Светлана провела своей рукой по моему лицу, затем по губам, а после стала нежно гладить меня по волосам. Казалось, ну чего еще надо в жизни - такая женщина ласкает тебя - кайф. Но нет! Тогда я и думать забыл о своих предыдущих фантазиях и только лишь с волнением ждал, чем же это закончится. «Сними их с меня!» - нарушила тишину Светлана, - «Сними. Они ведь нужны тебе? Правда?» «Не знаю!» - испуганно проговорил я, не понимая, чего она толком от меня хочет. «Знаешь! А вот если отец узнает, то хорошей порки тебе не избежать. Давай, давай! Раздень меня!..» И мои детские ручки потянулись к резинке ее трусиков, а затем вместе с ними поползли вниз. Я почувствовал ее запах, и мне вдруг резко захотелось поиграть с ней! Однако решиться на такое я все-таки боялся… Света в это время нежно гладила себя по голым ягодицам и оглядывала свое тело ниже пояса, будто никогда его не видела. Она стояла передо мной в одной лишь тоненькой блузочке, которая еле-еле доставала ей до пупка и достаточно резко подчеркивала набухшие соски груди. Светлана положила свои руки мне на плечи и аккуратно опрокинула на постель. При этом мои ноги свисали с кровати, и мачеха в одно мгновение оказалась между них. Она наклонилась к моему пенису и, взяв его в руку, начала несильно сжимать и разжимать его в своем кулачке. Я попытался приподняться с кровати, но Светлана своей рукой моментально пресекла мою попытку бунта. «Лежи и не дергайся», - уже привычным сердитым голосом сказала она, продолжая трогать мой член, - «А то тетя может сделать тебе больно!». В этот момент она зло посмотрела на меня, но, увидев испуг в моих глазах, улыбнулась и наклонила свое лицо прямо к моему члену. «А хочешь я покажу тебе маленький фокус», - произнесла она. Я кивнул. «Смотри, какой он у тебя маленький, - сказала Света, показывая языком на мой отросток, - А я могу сделать его ненадолго чуть побольше и потверже! Хочешь?» Но дожидаться моего очередного кивка головой она не стала, и через мгновение я почувствовал, как ее губы легонько коснулись моего члена, который затем оказался полностью у нее во рту. Сначала я чувствовал лишь приятную щекотку, но вскоре член стал набухать и становиться твердым. Тетя Света, заметив, что я возбуждаюсь, стала активнее сосать его и изредка легонько прикусывать. Вскоре приятная дрожь побежала по телу, и я учащенно задышал… Мачеха уложила меня вдоль кровати, а сама села сверху, мастурбируя одной рукой мой член, а другой - гладя себя по влажным губам промежности. Она углубила два пальца себе во влагалище и, вытащив их обратно, провела по моим губам. Я облизал губы и почувствовал вкус ее смазки, который заставил мой член стать еще тверже. Света наклонилась ко мне и стала засовывать свой язык мне в рот. Поначалу я не понял, чего она от меня хочет, но вскоре просто расслабился, и ее язык стал ласково виться вокруг моего, слегка щекоча небы. Вдруг я почувствовал как мой член вошел во что-то теплое и влажное. В это время тело Светланы оказалось перпендикулярно моему, и она стала плавно двигаться, сжимая мой член у себя в промежности. Пенис почему-то стал щипать и я сказал об этом тете Свете. «Потерпи, мальчик мой! - прерывисто ответила она, не прекращая трахать меня, - Сейчас твоя злая мачеха кончит и освободит тебя»… Неожиданно я почувствовал первый в своей жизни оргазм или ощущение, близкое к нему. Я застонал, обхватив руками Светины ягодицы. Глаза мои прикрылись от восторга, и я почувствовал, как в это время мачеха стала покрывать мое тело поцелуями. Прошло несколько секунд, и комнату наполнил чуть слышный стон Светы. Я почувствовал, как она стала резче и быстрее двигать своей попкой, а затем, целуя меня в шею, легла сбоку… Так мы пролежали около десяти минут. Потом Светлана встала, быстро собрала разбросанные по комнате вещи и, схватив их в охапку, выбежала из комнаты. Я укрылся одеялом и продолжал лежать без движения. В тот сладостный миг в моей голове вертелась только одна мысль - как, наверное, это здорово - быть взрослым!..       Вот и закончились счастливые деньки, пролетели словно в одно мгновение чудесные каникулы, и начались грустные школьные будни. «В какой ты уже идешь класс?» - провожая меня до двери спросила мачеха. «В шестой», - ответил я с чувством гордости за себя любимого. Да, шестой класс это уже огромный жизненный опыт и целый багаж знаний! «Какой ты уже у меня большой!» - улыбаясь, сказала Светлана и поцеловала меня в губы. К этому времени Света уже без всякого зазрения совести позволяла себе подобные поцелуйчики и прочие шалости, выходящие за рамки родительской любви. Каждый раз, когда представлялась возможность, мы занимались любовью (а возможность эта представлялась практически каждый день). Иногда мы занимались любовью даже тогда, когда отец куда-то ненадолго выходил. Чувство опасности, того, что отец может в любую минуту вернуться, определенно придавало нашим отношениям еще большую страсть, и оргазм получался более сильным и продолжительным. Слава Богу, все обошлось, и отец нас ни разу не застал…
     Итак, школа, милая школа. Как я ненавижу тебя! Опять домашние работы, контрольные, зубрежка стихов… Да еще и новый коллектив. Кошмар! Так страшно не хотелось идти туда. Но делать нечего - пошел… Детишки попались немного странные - такие же как и я молчаливые, грустные и даже, можно сказать, забитые. Поэтому, общение наше проходило довольно напряженно, так, будто каждое произносимое нами слово стоило рублей сто, не меньше. Однако одного приятеля себе, мне все-таки удалось найти. Это был щупленький, невысокого роста мальчишка моих лет, со светло-русыми волосами и чем-то сильно похожий на меня - Славка Бузаев. Одноклассники же называли его просто - Бузя. Бузя был человеком замкнутым и со странностями. Из таких, в большинстве случаев, вырастают маньяки и прочая сексуальная нечисть. Но тогда он был моим единственным другом, с которым я охотно ходил гулять и играть в бадминтон...
     Время шло. Мы со Славкой стали большими друзьями и ходили друг к другу в гости. От Славки я узнал много интересных вещей, касающихся, в основном, истории. Он мог часами рассказывать различные гипотезы о падении Римской Империи, о зарождении славянских племен, о крестовых походах и о многом другом. Бузя, определенно, был развитым человеком, хотя в школе из-за своей стеснительности получал, как правило, одни трояки. Однако, от него я набрался не только умных, но и также достаточно скверных вещей. Славка потихоньку таскал у своего отца сигареты, и мы ходили курить в недостроенные гаражи, взяв с собой обязательно из дома конфеты - «на закуску». Но и это еще не все…
     В ту далекую советскую эпоху (хоть и близилась Горбачевская оттепель) достать эротическую литературу было очень сложно: не было тогда в магазинах журнала Спид-Инфо, не было Интернета и не было никаких эротических сайтов. В общем, полная информационно-эротическая блокада, при которой у рядового заезжего иностранца складывалось впечатление, что в Советском Союзе не трахаются вообще и рожают от Святого Духа. В те суровые дни оставалось уповать только на литературу предсоветского периода, которая по неизвестным причинам находилась у Славки дома. Его родители тщательно прятали ее, но от Бузиного меткого глаза ничего не утаишь! Поэтому, когда у Славки никого не было дома, мы брали какую-нибудь книжку из серии «Классика XVIII-XIX вв.» и, выискав там самые откровенные сцены, зачитывали их вслух. Читал преимущественно Бузя, так как меня сильно сбивало с толка написание букв «ер» и «ять». Славка, почему-то всегда находил сцены, где любовью занимались мужчины, хотя таковых там было многим меньше, чем обычных. Хотя все это, учитывая исторические контекст поглощаемой теории, было достаточно интересно и возбуждающе. Ни один раз я чувствовал, как член мой напрягался от этих рассказов и упирался головкой в резинку трусов, а иногда даже выскакивал из них. Пожалуй, даже моя мачеха, с которой я имел половые контакты чуть ли не каждый день, не дала мне столько знаний, сколько чтение историко-эротической литературы у Славки дома. Я к тому времени уже знал достаточно о сексе и о различных его проявлениях. Однако в графе «практика» я мог поставить галочки только напротив традиционного, анального и орального секса, а также напротив скромного списка маленьких извращений. Плюс ко всему, это было связано с одним человеком женского пола - моей мачехой, а организм клянчил увеличения и разнообразия списка сексуальных партнеров…
     Как-то, когда Светлана делала мне очередной миньет, в моем воспаленном от удовольствия мозгу возник вопрос: «Интересно, а у меня получится также классно отсасывать?» И в этот момент я твердо решил, что нужно на эту тему Славке как-то намекнуть - «вдруг он согласится, и мы смогли бы доставлять друг другу массу удовольствия». Но намекать Бузе о подобном мне даже не пришлось - Славка не выдержал первым... На следующий день, когда мы вновь читали у него дома очередную книгу, точнее ее малую часть, Славка повернулся ко мне животом (лежали мы на достаточно широкой кровати в его комнате, положив книгу посередине), без тени смущения стянул с себя штаны и сказал: «Смотри, у меня встал!» Он оголил головку своего члена, и рукой оттянул член в перпендикулярное положение. Я сказал, что у меня лично такое часто бывает, и тогда я обычно начинаю дрочить. «А как это?» - спросил Славка непонимающе, видно не встречая никогда слово «дрочить» в классической эротике. Я взял его член в свою руку и стал быстро мастурбировать. Бузя обалдел и закрыл от удовольствия глаза. Я приспустил свои брюки и трусики и выпустил наружу свой относительно маленький, но, к тому моменту, твердый член. Славка, увидев это, взял его в кулак и неловко стал повторять мои действия.
     Через пару минут такой взаимной мастурбации я предложил Славке опробовать на практике накопившуюся теорию, и он с огромным удовольствием согласился. Мы задернули занавески, полностью скинули с себя одежду и, расстелив Славкину постель, плюхнулись на нее. Первым решил начать я. Я положил Бузю на спину и стал повторять мачехины заходы. Пошел от губ - медленно и ласково облизав губы Славки, а затем засунув ему в рот свой язык. Потом губы поползли через его шею, грудь и живот к его члену и в скором времени достигли его основания. Я принялся сосать его член сбоку, обвивая тонкий, но длинный и прямой ствол своими губами. Так, я постепенно добрался до головки и поместил ее себе в рот, массируя в это время рукой мошонку Славы. Затем член полностью ушел в мой рот, слегка упершись в горло. Я стал сначала нежно, а затем сильнее и быстрее делать своим ртом фрикционные действия. Я получал огромный кайф, даже, как мне кажется, еще более сильный, чем во время секса со Светланой. Да и Бузя, казалось, вот-вот взорвется от волны удовольствия. Тогда, чтобы он раньше времени не кончил, я остановился и предложил ему теперь проделать то же самое со мной. Я лег на спину, а Славка забрался на меня сверху и стал страстно обсасывать все, что только можно. Вскоре он добрался до моего члена и в один момент засунул его себе в рот, сильно сжимая губами. Такая неопытность еще больше заводила меня, и через несколько минут, немного насладившись Славкиным грубоватым, но все же приятным миньетом, я приподнялся и развернул Бузю к себе попой. Открывшийся вид напомнил мне отражение моей собственной попки в зеркале и мои сладостные мечты об играх с самим собой. Наконец-то, все это могло произойти в реальности! Я поставил Бузю на четвереньки, смочил слюной его анальное отверстие и стал пытаться засунуть в него свой пенис. Надо признать, процедура эта оказалась не из легких, и член мой вошел в Славку только минут через десять. Славка же на протяжении всего этого времени многозначно мычал, и я видел как член его расслабляется, а желание провести маленький гомосексуальный эксперимент пропадает на глазах. Я не теряя ни секунды, взял его член в руку и стал с силой дрочить его, пока тот, наконец, не встал. После успешной попытки вновь возбудить Славку я продолжил производить «стыковку». И вот член оказался внутри Бузи, и я почувствовал тепло его тела изнутри. Это было действительно здорово! Я стал судорожно трахать Славку в задницу, похлопывая при этом по его ягодицам. Бедный Бузя изнывал от боли и, по-моему, машинально заплакал, так как слышно было шмыганье его носа. Но я продолжал иметь его и скорость работы моего органа возросла до предела. Вскоре я испытал оргазм, которого сам, пожалуй, и не ожидал. В глазах все потемнело, дыхание перехватило, и я будто сраженный пулей, оторвался от Славки и рухнул на диван рядом с ним.       Я зашел к Славке на следующий день после занятий в школе. Его в тот день не было на уроках, и я решил поинтересоваться, что у него произошло. Дверь мне открыла Ванда, собравшаяся куда-то уходить. «Ты уже уходишь?» - поинтересовался я. «Да, пора идти!» - ответила она и прилипла губами ко мне. «Как жаль!» «Ничего, успеем!» - недвусмысленно сказала она и вышла. Я вошел в комнату Славки. Он лежал, растянувшись на кровати, уставив глаза в потолок. «Здорово, Бузя!» - поприветствовал его я. Честно говоря, я ожидал, что он начнет наезжать на меня по поводу вчерашнего, но… Бузя радостно поднялся с кровати, и абсолютно голый полез обнимать меня как родного. «Да что случилось?» - спросил я. «Блин… Ты бы знал как было мне сегодня хорошо. Мы с сестрой всю ночь и весь день ласкали друг друга и занимались любовью. Кажется, я опробовал все, что только можно! Если б не ты, мой друг, я бы так нескоро испытал подобное удовольствие. О, это было прекрасно. Жаль, ты не знаешь, что это такое - провести ночь и день с девушкой в постели!» - выпалил сияющий Бузя. «Уж я то знаю», - мелькнуло у меня в голове, но я, по-прежнему, не хотел рассказывать Славке о своих домашних увеселениях. «Да, конечно. Куда уж мне!» - произнес я в ответ. В это время Славка достал какой-то пакетик с объедками и начал радостно трясти им перед моим носом. «Спасибо, я неголоден», - не понимая, чего он хочет, ответил я. «Идиот, это не тебе. Это для хрюшки!.. Баба Нюра дала», - сердито сказал Славик. Я рассмеялся…
     Через полчаса мы были уже в сарае бабы Нюры, где словно резаный визжал ее поросенок. «Чистая хрюшка!» - восхищенно сказал я. Хрюшка была действительно чистой и довольно массивной. Но большую радость мне доставило то, что свинья оказалась самкой. И вот, мы с Бузей стали думать, как бы нам этого поросенка-то трахнуть. А трахнуть его хотелось. Может быть, не потому, что больше не было вариантов - их, как раз, было достаточно, а, скорее, из-за огромного желания пополнить свой «список извращений». Кое-как мы выволокли свинью из барьера, подняли на небольшой металлический стульчик и привязали к нему. Задняя часть свиньи аппетитно свисала со стула, и я, не долго думая, спустил штаны. Сначала я решил исследовать промежность хрюшки руками и, обхватив рукой половые органы свиньи, стал дергать за них. Свинья начала дергаться и визжать, но вскоре, привыкнув к такой «нежности», издавала только тихие хрюканья. Я попытался забраться в нее своим членом, который к тому времени уже стоял колом. Однако в такой позе расстояние до влагалища оказалось очень большим, и поэтому мой член только слегка обмочился о половые губы свиньи.       «Вставай! Хватит валяться. Пойдем ужинать», - зашептали мне на ухо губы Светланы. Я открыл глаза и приподнялся с кровати. «Отец ждал тебя, - продолжала мачеха, - Хотел попрощаться. Но не дождался - уехал». «Надолго?» - вяло спросил я. «Дня на два… Что-то ты бледный какой-то», - стала допрашивать меня Света. Я долго «ломался», но затем рассказал ей всю правду. «Ну, идиот, кретин! Мозги у тебя есть?..» - начала ругать меня Светлана. Она поведала мне о том, что после смерти в организме человека практически сразу начинает выделяться сильный трупный яд. Получить порцию такого яда - дело элементарное, а уж половым путем, и подавно. Я испугался, и слезы невольно потекли из глаз. Мачеха стала успокаивать меня, прижимая к своей пышной груди. Затем она тщательно помыла меня и накормила ужином. Мы улеглись спать. Когда отец находился в отъезде, я нередко занимал его место в постели рядом со Светой. И на этот раз я остался спать в их комнате. Сон почему-то никак не хотел наведываться ко мне, а, закрывая глаза, мне мерещились всякие кошмары. Наконец, я уснул…
     …Ночь. Берег реки. Я сижу на небольшом холме и смотрю то на звездное небо, то на чуть шумящую реку. Я решил искупаться и полез в реку. Вода холодная и темная. Вдруг неожиданно плеча касается чья-то ледяная рука. Я оборачиваюсь и в ужасе вижу перед собой торчащую из-под воды голову изнасилованной нами мертвой девушки. Лицо ее такое же бледное, губы с синеватым оттенком, а глаз нет вообще. Губы ее медленно двигаются будто хотят сказать что-то мне, но не могут. Наконец, я слышу шипение, и непонятно откуда раздается тихий женский шепот: «Пойдем со мной…» В этот момент девушка берет меня за руку и начинает тащить на дно. Я задыхаюсь и пытаюсь вырваться, но силы словно оставили мое тело. Мои глаза закрылись - мы были под водой. Я стал захлебываться, но неожиданно, открыв глаза, обнаружил себя лежащим в лужи. Вместо реки вокруг оказался мрачный склеп. Я поднялся с сырой земли. Разводы грязи оказались на всей одежде, лице и руках. Нет, это не разводы грязи, это пятна крови. Кровь начинает жечь мое лицо. «Пойдем со мной…» - непонятно откуда раздается тихий шепот. Я пошел по узкой тропинке склепа. Вдруг ноги заплетаются в отростках стоящего неподалеку неизвестного мне куста. Я падаю и, скатившись немного вниз, приземляюсь на какую-то заброшенную могилку, находящуюся в стороне от других. Пытаюсь встать, но не могу даже пошевелиться. Руки, возникшие неожиданно из-под земли, тащат мое тело к себе - в свои холодные объятия. Под землю… Я уже не могу дышать. Земля начинает трястись. «Спи!..» - шепчет все вокруг. «Проснись!..» - неожиданно издается чей-то голос…
     Я вскочил в холодном поту, весь трясущийся. «Успокойся, мальчик мой, да что с тобой происходит?» - сказала Светлана, крепко обнимая меня. Я прижался к ней и больше не смыкал глаз… Встал я, как только зазвонил поставленный на половину восьмого будильник. «Пора в школу. Наконец-то! - думал я, - Интересно, как Славка провел эту ночь?» Славка Бузаев выглядел немного не выспавшимся. Но причиной тому была бурная ночь, проведенная с его сестрой, Вандой. Настроение у Славки было отличное, и он не упустил момента посмеяться над моей взволнованностью по поводу вчерашних событий. Он умудрился нарисовать на клетчатом листке бумаги труп женщины и непонятного уродца, который этот самый труп трахал. «Очень смешно!» - сказал я и постарался сосредоточить свои мысли на математике, которую вела, кстати, очень милая девушка. По этой причине, мысли мои были сконцентрированы не на формулах, изображенных на доске, а на заднице учительницы, которая их писала. Ада Матвеевна, не смотря на то, что была жидовкой, обладала весьма привлекательной внешностью и отличной фигурой. Единственный недостаток, который я нашел в ней - сильно волосатые ноги, но на общем фоне это было практически не заметно, и я мысленно простил Аде Матвеевне эту злосчастную болезнь большинства жидовок. Бузя тоже не упускал из вида задницу учительницы: «Вот бы трахнуть такую хорошенько!» - повернувшись ко мне, сказал Бузя. Я только утвердительно покачал головой и продолжил наблюдать за движением ягодиц ходящей около доски учительницы. Минут через пять подобного наблюдения член мой уже стоял словно кол… Прозвенел звонок на перемену. Мы со Славкой вышли из класса и пошли, как всегда, бродить по коридору. «Странно, - сказал я, - как это раньше не замечал я такого очарования в нашей математичке?» «Брось! - поддержал тему Бузя, - Я вот уже с самого начала за ней наблюдаю и не раз мечтал потискать ее в своих объятьях! А что уж до ее задницы…» Славка продолжил живописать все прелести Ада Матвеевны, а я тем временем наблюдал за происходящим в коридоре. Все как обычно: носятся шальные дети-первоклассники, стоят, возомнив себя крутыми суперменами, ребята из 10-ого класса, а вот… «А вот, что-то новенькое!» - мелькнуло в тот момент у меня в голове. Этим «что-то», а вернее «кто-то», была совсем юная особа, на вид, лет 11-12. Она стояла в сторонке, даже, можно сказать, почти в самом углу, будто хотела спрятаться ото всех. Лицо ее было милым, однако в глазах нетрудно было прочитать какую-то отсталость.       Когда я пришел домой, был уже вечер. Светлана что-то готовила на кухне. «Чего это вдруг ты припозднился сегодня?» - строго спросила она. «Так. Делали у Славки уроки», - спокойно ответил я и прошел в свою комнату. Уроков, естественно, мы не сделали, а теперь не было никакого настроения что-либо учить. Я поужинал и лег спать. Этой ночью я спал на удивление спокойно и без кошмарных сновидений. Утром, как обычно, направился в школу. Математика…
     Сидим со Славкой за одной партой и обсуждаем на клочке бумаги задницу учительницы. Затем наша «переписка» переросла в тихий шепот. Ада Матвеевна видимо услышала шушуканье на последней парте и нежданно-негаданно вызвала нас по очереди к доске. Так как ничего выучить вчера мы, по понятным причинам, не смогли, то получили свои заслуженные пары! Двойка вызвала у меня огромное возмущение и обиду. Даже Славка, привыкший к плохим оценкам, сильно расстроился. С этой обидой на душе мы и ушли из школы, прогуляв несколько уроков. Пошли, конечно же, к Бузе домой, так как гулять особо не хотелось, а к себе домой мне было идти еще рано. Дома у Бузи никого не оказалось, и мы хотели опять почитать что-нибудь из «классики». Но мысли наши были направлены только на то, как бы отомстить вредной учительнице, которая, как нам тогда казалось, абсолютно незаслуженно влепила Славке и мне по двойке. Так, в отроческих головах наших созрел план первого в жизни преступления…
     Началось все с того, что я вспомнил, что как-то Ванда, сестра Бузи, упомянула слово «изнасилование». Оно настолько впечатлило и возбудило меня, что я не мог не поделиться новой мыслью со Славой. Подумав немного, мы решили, что подобное действие с нашей стороны будет полностью справедливым и окажется лучшей местью для несправедливой «училки». Разместившись в Бузиной комнате, мы стали разрабатывать тщательный план намечавшейся «операции». С прилежностью отличника мы рассматривали все детали и возможные варианты: что нужно делать, кто и где должен стоять и куда идти, как остаться незамеченными и т.п. Придумано все было довольно хитро и умно… Первым встал вопрос о том, как справиться с математичкой. Хотя она была женщиной маленькой и слабой, нашей физической силы все равно бы не хватило. Все нужно было сделать тихо и незаметно, а в случае применения силы учительница успела бы позвать какого-нибудь на помощь, подняв при этом жуткий шум. От применения «грубого начала» решено было отказаться. Вспомнили совершенно случайно фильм «Операция «Ы». «Хлороформ!» - мелькнуло у меня в голове. Но где его достать? К счастью Славкина аптечка была богатой на всевозможные препараты (мама Славки таскала лекарства с работы), и мы, приложив минимум усилий, нашли там хлороформ. Дабы убедиться в надежности препарата, решили испытать его на собаке. Один момент - и собачка брыкнулась на пол будто мертвая. «Спит…» - радостно протянул Бузя. Если использовать хлороформ, то нужно было подкрадываться сзади. Поэтому мы решили, что вариант нападения на «развалинах» нам не подходит. «Развалинами» мы называли остатки от старого детского сада, через который обычно можно было идти из школы домой. Так как учительница жила недалеко от нас, то непременно ходила именно этой, почти безлюдной дорогой. Кроме как днем, после уроков, напасть на математичку было сложно. Для этого необходимо было внимательно следить за ней, а это уже слишком трудная задача! «Получается, для того, чтобы остаться незамеченными нужно нападать в подъезде!» - сделал вывод Славка. «Да, как только она войдет в подъезд!» - сказал я. Всякое могло случиться, и «Ада» могла заметить в темном подъезде наши силуэты. Для этого были найдены старые вещи, которые впоследствии стали нашей экипировкой. В новой одежде мы с Бузей смотрелись просто толстячками, и узнать нас было невозможно. Были также изготовлены на лица маски из старых колготок Ванды. «На улицу, однако, в таком виде выходить не стоит. Слишком броско - могут заподозрить неладное!» - подумал я. Так у нас появился своего рода «штаб», находившийся в подвале учительского дома. Мы вышли на улицу и направились к дому, где жила наша математичка, чтобы детально изучить место предстоящего покушения. Двери в подвал были не только в каждом подъезде, но и на улице. Это существенно упрощало задачу, так как выйти незамеченными тоже входило в наши планы! Подъезд, где жила Ада Матвеевна, был на редкость темным. Свет там, конечно, был предусмотрен, но, так как лампочки были дефицитом, их, естественно, повыкручивали. «Отличное место!» - восхитился Славик. Да, место было что надо: темнота, дверь в подвал на первом этаже, есть, к тому же, где спрятаться. Далее мы исследовали подвал. За полчаса мы оборудовали его всем необходимым - принесли свечу, соорудили из картонок кровать, расчистили путь, чтобы тащить «Аду», бросили там же свою «экипировку». Предусмотрены были так же плотная тряпка, чтобы после усыпления завязать на всякий случай учительнице глаза, и небольшой моток веревки, чтобы связать ее руки. Наконец, все было готово, и нам оставалась только ждать, когда Ада Матвеевна проведет все свои уроки и направится домой. Вскоре фигура математички замаячила на горизонте…       …Прошел почти год. Заканчивалось мое последнее Магаданское лето, чудесное лето 1985-го. К тому времени, мы со Славкой и его сестрой Вандой стали друзьями, как говорится, «не разлей вода». За плечами огромное число совместных оргий, великое множество развлечений и извращений. Все наши «приключения» надолго запомнились мне, и я нередко потом вспоминал их. Нам, пережившим вместе столько приятных моментов, пришлось вскоре прощаться - прощаться навсегда. Я до сих пор помню эту трогательную минуту расставания…
     …До самолета на Москву оставалось чуть более десяти часов. Я упаковал все свои вещи в сумку и поставил ее у входа вместе с остальными. «Я ненадолго!» - сказал я мачехе и вышел на улицу. Светило солнце, погода была на редкость отменной. Быстрыми шагами я направился к Бузиному дому. Дверь мне открыла его сестра. «Уже уезжаешь?» - грустно спросила она. «Да, пора…» - ответил я и увидел появившегося на пороге своей комнаты Бузю. Лицо его было печальным. Всем нам тогда было очень грустно из-за предстоящего расставания. Мы вышли на улицу и разместились в маленькой беседке, недалеко от «развалин». Здесь мы частенько, на протяжении почти целого года, коротали вечера, разговаривая. Вот и теперь мы сели в милой сердцу беседке и стали вспоминать все наши приключения. От подобных воспоминаний, признаться, на душе у меня становилось немного грустно - то ли оттого, что многого не успели, то ли оттого, что многое натворили. Вспоминали все: и морг, и хрюшку, и Галочку, и школьную учительницу, и прочее, прочее, прочее!.. «Ну что ж! Пора мне идти, ребята! - начал я прощаться со своими друзьями, - Скоро уже нужно выезжать». Я увидел, как у Бузи из глаз потекли слезы. Ванда тоже взгрустнула и еле сдерживала слезу. Славка в тот момент даже пообещал, что станет «большим политиком», сделает возможными браки между мужчинами (в то время, кстати, в СССР давали 10 лет за гомосексуализм!) и обязательно выйдет за меня замуж. «Ну, спасибо тебе огромное! Обрадовал!» - подумал я, но смеяться над его репликой не стал. Славка говорил, что мы еще обязательно встретимся, а потому не стоит думать, что мы расстаемся навсегда. Я пообещал, что сделаю впоследствии все возможное, чтобы вновь встретиться. Сам я, однако, прекрасно понимал, что этого никогда больше не произойдет - в Магадане я уже вряд ли когда-нибудь буду, а Славка и Ванда в Москве - и подавно. Это была наша последняя встреча…
     Ванда подошла ко мне, обняла крепко и поцеловала взасос, а я в последний раз провел рукой по ее пышной заднице. Вот и все! Я пошел домой, а Ванда и Слава молча провожали меня взглядом. Я шел и думал, как теперь трудно мне придется без верных и преданных друзей, которые во всем меня поддерживали. Думал о том, что больше никогда я не зайду к Славке и не поделюсь с ним свежей новостью; о том, что никогда больше не почитаем мы с ним вместе занимательную «классику»; о том, что никогда больше я не увижу милую и веселую Ванду…
     …28-ого августа 1985-ого года, в 22:50 наш самолет вылетел в Москву. Я смотрел в иллюминатор и вспоминал, как я летел сюда - в Магадан. Вернуться бы обратно - в тот самолет. Нет, время не подвластно человеку! Через восемь часов мы были уже в Москве…
     1-ого сентября я пошел в школу, в седьмой класс. Ребята, с которыми я учился до шестого класса, радостно встретили меня и стали расспрашивать о деталях поездки в Магадан. Рассказать мне было что, и поэтому я пригласил их к себе домой пить чай. За чаем я рассказывал им о живописных магаданских лесах, о чудесной природе, о горах, о наших со Славкой походах за ягодами со странным названием - «голубика». О главном - о наших похождениях я, естественно, не рассказал ничего. Не рассказал, наверное, потому, что не было у меня здесь таких друзей, как Славка или Ванда. Хотя один друг, конечно же, был - моя мачеха, Светлана. С ней мы частенько занимались в отсутствии отца любовью, и это было для нас уже нормой. Вскоре я стал замечать за собой, что мне чего-то все равно сильно не хватает. Этим «чего-то» являлись те сексуальные эксперименты, которые мы ставили с Бузей на чем только можно. Теперь я был лишен возможности «экспериментировать» и пополнять свой виртуальный «список извращений». Скоро, однако, произошло то, что спасло меня от возможности стать маньяком. Это был нравственный перелом, революция души!..
     …Однажды холодным московским вечером я вышел погулять на улицу. Заканчивалась осень, листья давно опали с деревьев и покрыли золотым ковром все дорожки Патриарших прудов. В тот день, наконец-то, выпал первый снег… Я шел по широким тротуарам Патриарших прудов, которые в те далекие времена назывались почему-то Пионерскими. Медленно переваливаясь с ноги на ногу, я вглядывался во все, что окружало меня. Народу было мало, поэтому на глаза попадались только старые деревья да падающие с неба огромные снежинки. В тот момент вся эта эстетика меня мало интересовала. Бродил я с одной единственной целью - найти для себя какое-нибудь «приключение». Наконец, взор мой остановился на сидящей на скамейке маленькой девчонке лет десяти. Я подошел поближе. Девочка сидела, закрыв лицо руками, и тихо плакала. «Ты чего ревешь?» - спросил ее я, а сам в этот момент думал, куда бы завести это хнычущее существо и трахнуть. В голове моей живо нарисовалась картина полового акта с девчонкой. Эта была сцена, содержащая максимальное количество извращений, которые я только знал - знал на собственном опыте. Ответ девочки и ее нежный детский голосок, привели меня в дикое возбуждение. «Мне плохо…» - чуть заикаясь ответила она. «Ты, наверное, замерзла? - хитро спросил я, - Пойдем, посидим где-нибудь в тепле, и ты расскажешь мне обо всем по порядку!» Девчонка ничего не ответила, только кивнула головой и встала со скамейки. Я жил недалеко от Патриарших и, естественно, решил отвести девчонку к себе домой. Тогда дома у меня никого не было. Отец и мачеха отправились на выходные на дачу, предоставив мне полную свободу на целых два дня. Располагая таким весомым ресурсом как квартира неподалеку, вести девчонку куда-то еще было просто несуразно. Вскоре, мы оказались у меня дома. Я сделал кофе и принес его своей новой подружке. Звали ее Анжелика. «Ангел, значит!» - подумал я, и эта мысль только подначивала меня поскорей раздеть несчастную девчонку, будто дьявол властвовал тогда в моей душе. Вспомнив, что у меня в холодильнике стоит отцовская бутылка отличного коньяка, я решил им немного угоститься. «Держи! Это лучше согревает!» - произнес я, протягивая Анжеле полбокала коньяка. Она сделала небольшой глоток и, чуть не задохнувшись, спросила: «Что это…» «Знаю! Пьется дерьмово, но эффективность - 100%». Сам я этого, конечно, не знал - пробовать спиртное тогда мне еще не доводилось. «Ну, так что же произошло? От чего ты ревела?» - стал я настойчиво расспрашивать ее. И она, шмыгнув несколько раз носом и вытря оставшиеся на щеках слезы, начала долго рассказывать мне о своей жизни.
     Поведала мне Анжелика много страшных, теребящих душу историй из своей жизни. Жила она со своими родителями как в преисподней. Родители - одно название и все. Ни заботы, ни ласки, ни любви. Одни ссоры да пьяные драки. Девчонке не уделялось никакого внимания. Это было видно по ней: старые, заношенные практически до дыр вещи, не умытое личико, растрепанные волосы. «Так что же стало причиной твоих сегодняшних слез?» - поинтересовался я. Девчонка рассказала мне о своих сверстницах в классе: «У них есть все. А у меня ничего. Таньке Барановой купили вчера новое очень красивое платье. Она ходила в нем и хвасталась. Сказала, чтобы я так не смотрела, и что у меня такого все равно не будет. Я попросила маму купить мне такое, но она махнула на меня рукой и сказала, чтобы я «не выдумывала». Я знаю, у меня такого никогда не будет…» - ответила маленькая Анжелика и расплакалась. В тот роковой вечер я выслушал немало историй из жизни моей новой подружки, и дьявол в моей душе отступил, провалился, канул в небытие, уступив место новой, неведомой мне еще субстанции. Глаза мои заблестели, но не от похоти и порочных мечтаний, а от появившихся впервые за долгое время слез. Я вспомнил все, что окружало меня до того момента, все мои «похождения» и «мероприятия», и на душе моей стало грустно и обидно. Мне стало противно мое прошлое, и я не хотел такого же будущего…
     Я напоил милую моему сердцу девчонку чаем и уложил спать. Дома ее все равно никто не ждал, и никто не беспокоился о том, где сейчас Анжела и что с ней. Сам я лег в комнате родителей, но заснуть в ту ночь так и не смог. Я нервно бродил от одного конца кухни к другому. Мерзкие события моего детства одно за другим всплывали у меня в голове. Все, что я воспринимал тогда как нечто нормальное и человеческое, в миг стало омерзительным и потеряло всякую для меня ценность. В тот момент мне было действительно больно, словно осколки разбитого зеркала лживых и порочных идеалов существования моего, падая в тартар, царапали мне душу… Это был перелом, это было начало новой жизни. Родившиеся в душе новые чувства навсегда убили во мне развратника и маньяка. Я рад этому, и я горжусь этим, ибо я - Человек!       …Много воды утекло с тех пор. Год 2000-ый…
     Я вырос и стал врачом, окончив в 1995-ом году Медицинский институт. Лечить людей - мое призвание, и я рад, что нашел его. К мыслям о различных извращениях и насилии я больше не прибегал никогда. Разврат нынче - несвойственная мне черта. Нет, не стоит думать, что я превратился в какого-то отшельника или монаха, который о сексе даже и думать боится. Нет. Все не так. Конечно, были в моей жизни и женщины, и мужчины. Но я любил их всех и, поэтому считать, что наши отношения были чем-то развратным и аморальным ни в коем случае нельзя. Вряд ли я когда-нибудь смогу забыть милую и умную Ларису, симпатягу Билли и очаровательного и по-детски наивного Павлика. Все они были не просто моими партнерами, но и моими лучшими друзьями, частичками моей влюбленной в людей души!..
     В данный момент я женат на очень красивой и умной девушке по имени Анжелика, и вся моя любовь теперь принадлежит только ей одной. Да, на той самой Анжелике, судьба которой, заставила меня поразмыслить над образом своего существования. Мы часто встречались с ней, когда были еще детьми. Во мне она находила ту заботу и нежность, которую не получала от родных ей людей. Когда я закончил институт, мы поженились. Теперь мы счастливы и подумываем о заведении потомства!
     Как сложилась судьба моей распутной мачехи, мне неизвестно. Вскоре, после прибытия в Москву в 1985-ом, отец застал ее, занимающуюся любовью с каким-то типом, и обоих выставил на улицу. Возможно, ей удалось испортить еще ни одну жизнь…
     После моего отъезда в Москву я долго переписывался с Вандой и Славкой, надеясь хоть как-то повлиять на их будущее. Но из этого ничего так и не получилось… Наша переписка оборвалась в 1998-ом году, когда Славка попал в тюрьму за изнасилование. Сколько ему дали, я не знаю, но думаю, что на этом он вряд ли остановится, и мир, вероятно, узнает вскоре имя нового серийного маньяка-насильника.
     Зачатки никому ненужной демократии, которая противопоказана разгульной русской душе, в 1991-ом с силой атомной бомбы ударили по русской культуре и нравственности. Растащили и разворовали все что можно, а все что нельзя разграбить - извратили и изуродовали. Подобно тому, как мы - славяне грабили и разоряли когда-то Рим; мы в 91-ом грабили Россию, то есть - самих себя. Таковым было становление демократии в нашей стране. Чрезмерная свобода дала почву для процветания наркомании, СПИДА, сексуальных меньшинств, проституции и многого другого. Многие попали под этот железный каток безнравственности. К сожалению, среди этих «многих» оказалась и моя давняя знакомая - Ванда. Она писала мне в начале 92-ого года, что увлеклась «наркотиками и прочей дрянью». «Дрянью» этой являлась, конечно же, проституция, с помощью которой Ванда добывала себе деньги на новую порцию пленяющего зелья. Закончилось все это весьма печально - Ванда умерла от СПИДА в 1997-ом году. Она умерла, так и не узнав настоящей, человеческой жизни, в муках и одиночестве.
     Стоит ли искать причину всего этого в существующем строе или нет, я не знаю. Понятно одно - в одночасье решить проблему нравственности, а вернее ее отсутствия, на уровне целой страны невозможно. Каждый должен сам победить внутри себя разлагающего душу монстра. И именно эта проблема наиболее остро стоит сегодня. Не пора ли предпринять что-либо для решения ее? Настало время указать человечеству истинного дьявола…
     
     От Пэйджера Маяковского Апокриф.



Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте свой эротический рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:


Читайте в разделе :
Читайте в разделе Фетиш:
... Выражение лица говорило о том, что ей по крайней мере не противно. Это уже было хорошо. Поскольку сандаль не давал мне возможность облизать ее пальчики, я высунул язычок и провел им по кончикам пальчиков. Покрывая поцелуями каждый сантиметр стопы, который не был прикрыт сандалем, я начал расстегивать застежку на нем. И вот, наконец, вся стопа была в моем распоряжении. Теперь я смог целовать каждый ее пальчик. Пальчики были такие же маленькие, как и вообще стопа и легко помещались у меня во рту. Мой язычок облизывал каждый пальчик по несколько минут. Я проводил язычком между пальчиками, что заставляло ее хихикать от щек... [ читать дальше ]
порно рассказы, эротические рассказы
 
Сайт EroticText.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам. Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.